Политика

США поможет Центральной Азии в борьбе с радикальным исламом

Слушания в Конгрессе США по теме «Военизированная исламская опасность в Евразии» (часть 1)

«Кавказская политика» публикует перевод ряда выступлений в рамках слушаний по теме «Военизированная исламская опасность в Евразии», состоявшихся с Конгрессе США 27 февраля 2013 года. 1 часть представлена докладом помощника госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии Роберта Блейка. В докладе затронута тема угроз исламизма в Центральной Азии и усилий, прилагаемых США и ОБСЕ, в помощи странам региона.

     

В Конгрессе США 27 февраля 2013 года состоялись слушания по теме «Военизированная исламская опасность в Евразии». Перед Комитетом Палаты представителей по иностранным делам, Подкомитетом по вопросам Европы и Евразии и новым угрозам и Подкомитетом по борьбе с терроризмом, нераспространению ядерного оружия и развитию торговли выступили известные американские должностные лица, политические деятели, аналитики и ученые.

Все они представляли свою точку зрения на проблемы, связанные с воинствующим исламизмом и повстанческой деятельностью в Евразии, а также на взаимоотношения США со странами Центральной Азии и на сложившуюся в них ситуацию. Рассматривалась также ситуация в регионе в свете принятого решения США о выводе своих войск из Афганистана, и говорилось об опасениях, имеющихся у центрально-азиатских стран, граничащих с ним. Выступающие давали ответы на поставленные ими же самими вопросы и рекомендации о том, как справляться с существующими и надвигающимися угрозами со стороны исламистских террористических группировок и боевиков. Много внимания было уделено России, ее положению и роли в Центральной Азии и на Северном Кавказе и внутриполитической и экономической ситуации внутри страны.

Вашему вниманию предлагаются наиболее интересные с точки зрения информативности и аналитических выкладок выступления на вышеупомянутых слушаниях.  

Угрозы, представляемые исламистскими боевиками в Евразии

Доклад Роберта О. Блейка (Robert O. Blake), Бюро по делам Южной и Центральной Азии Государственного департамента США.

Роберт О. Блейк — профессиональный дипломат, бывший посол США в Шри-Ланке и на Мальдивах. В настоящее время является помощником госсекретаря США по вопросам Южной и Центральной Азии.

Здравствуйте!

Благодарю вас, председатель Рорабахер (Rohrabacher) и председатель Поу (Poe), а также старейших членов Комитета и членов подкомитетов за то, что пригласили меня сюда.

Я рад выступить сегодня, поскольку мы входим в чрезвычайно важную и динамичную фазу наших взаимоотношений с Центральной Азией. Несмотря на существенные успехи в обеспечении стабильности в Афганистане, запланированный нами вывод войск поднял уровень обеспокоенности наших центрально-азиатских партнеров в отношении возможного увеличения нестабильности и экстремизма, особенно после 2014 года.

В частности, многие центрально-азиатские государства разделяют общую озабоченность тем, что вывод боевых частей и подразделений международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF) даст таким экстремистским группировкам, как «Исламское движение Узбекистана», больше свободы действий и позволит им снова сосредоточить свое внимание на государствах Центральной Азии.

В регионе имеются также некоторые опасения насчет того, что сотрудничество с «Северной сетью поставок», играющей все более важную роль в транспортировке наших грузов, отправляемых обратно из Афганистана, может вызвать всплеск терроризма и трансрегионального экстремизма.

Однако я уверен, что тот подход, который мы используем в отношении Центральной Азии, помогает действенно укреплять потенциал региона в борьбе с терроризмом и экстремизмом, при этом поощряя проведение демократических реформ и соблюдение прав человека. Предстоит сделать много работы, но наша неизменная приверженность Центральной Азии имеет решающее значение для стабильности, как в этом регионе, так и в Афганистане.

А теперь позвольте мне кратко обобщить информацию об угрозах воинствующего исламизма в Центральной Азии, о мерах, которые предпринимают страны региона для противостояния этим угрозам и о помощи и дипломатических усилиях, прилагаемых Соединенными Штатами и такими организациями, как «Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе» (ОБСЕ), с тем, чтобы помочь каждой из стран справиться с такими угрозами.

Угрозы, представляемые исламистскими боевиками в Центральной Азии

Прежде чем обсудить наше взаимодействие с государствами Центральной Азии по этим вопросам, позвольте мне в общих чертах изложить нашу оценку угрозы со стороны исламистских боевиков в регионе. Такие группировки, как «Исламское движение Узбекистана», или ИДУ, провели большую часть времени последнего десятилетия, действуя на севере Афганистана, где они находились вне досягаемости государств Центральной Азии и где афганские и коалиционные силы являлись привлекательной для них целью. Вполне возможно, что ИДУ продолжит сосредоточивать основные ресурсы в северном Афганистане, в то же время занимаясь поиском возможностей для расширения их ограниченного в настоящее время присутствия в Центральной Азии и осуществляя подготовку возможных атак в регионе в рамках долгосрочной стратегии по расширению своего влияния.

Возможности по борьбе с терроризмом по всему региону являются неодинаковыми. Однако, обычно, этих возможностей достаточно для предотвращения того, чтобы группировки создавали свои надежные боевые базы. Несмотря на то, что такая угроза сейчас сдерживается нами, мы должны продолжать работу, по мере вывода наших войск из региона, для препятствования пополнению рядов террористов и для укрепления потенциала центрально-азиатских стран в борьбе с терроризмом, чтобы они могли обороняться соответствующим и результативным образом.

Обзор борьбы с терроризмом по странам

Я бы хотел коротко коснуться вопроса о последних мерах и тенденциях в ходе борьбы с терроризмом в пяти странах Центральной Азии.

Казахстан

Должностные лица Казахстана продолжают выражать серьезную озабоченность по поводу угрозы насильственного экстремизма. Начиная с лета 2011 года и в течение всего 2012 года, в стране происходили многочисленные инциденты, связанные с безопасностью, которые правительство отнесло на счет террористов или экстремистов; это, как правило, касалось небольших взрывных устройств или мелких нападений из засады, нацеленных, в первую очередь, на государственные инфраструктуры или вооруженных полицейских. В ходе двух отдельных судебных заседаний в апреле 2012 года, 47 обвиняемых были признаны виновными в организации бомбовых атак на правительственные здания в городе Атырау в западном Казахстане 31 октября 2011 года. Ответственность за эту атаку взяла на себя террористическая экстремистская группировка «Джунд аль-Халифат» (Jund al-Khalifah, «Солдаты Халифата»).

В нескольких случаях, когда не сообщалось о жертвах среди гражданского населения, взрывы были отнесены к случайным детонациям взрывных устройств, произведенных экстремистскими группировками. Силы безопасности периодически сообщали о перестрелках с людьми, которых они называли террористами; в таких случаях силы безопасности часто убивали всех членов предполагаемых террористических ячеек. Подобные инциденты держат местное правительство в состоянии крайней тревоги, но террористическим группировкам нужно еще суметь организовать успешное крупномасштабное нападение в Казахстане.

Казахстан приветствует проведение углубленного диалога по вопросам борьбы с терроризмом, что мы и намерены осуществить.

Кыргызстан

После инаугурации президента Алмазбека Атамбаева в декабре 2011 года, что ознаменовало первую в истории государства передачу президентской власти демократическим путем, 2012 год был годом относительной стабильности в Кыргызстане. Правительство было политически стабильным, несмотря на периодические акции протеста, организованные оппозиционными политиками.

О терактах и каких-либо крупномасштабных межэтнических столкновениях в Кыргызстане не сообщалось. Однако в течение года киргизские силы безопасности постоянно проводили специальные операции в отношении отдельных лиц, предположительно связанных с террористическими организациями. Правительство продолжало оставаться в состоянии готовности к потенциальному проявлению терроризма и принимало участие в многочисленных международных совместных антитеррористических мероприятиях. Проницаемые границы Кыргызстана, особенно на юге, делают его возможным убежищем для террористов. Перспективы возникновения межэтнического насилия на юге страны остаются предметом озабоченности.

Таджикистан

Таджикистан имеет 1300-километровую границу с Афганистаном и остается уязвимым для атак террористов, базирующихся в Афганистане или Пакистане. Страна продолжает принимать меры по устранению недостатков в своей стратегии борьбы с терроризмом и продемонстрировала расширенные возможности по проведению контртеррористических операций. Таджикистан все больше и больше ограничивает роль исламистских группировок в таджикском обществе, а в некоторых случаях ввел даже ограничения на свободу вероисповедания.

Туркменистан

Туркменистан продолжает прилагать усилия к расширению возможностей правоохранительных органов по борьбе с терроризмом, обеспечению безопасности границ и выявлению случаев финансирования терроризма. В 2012 году «Группа по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег» (FATF) исключила Туркменистан из своего списка стран мира, подлежащих контролю в области соблюдения установленных требований по противодействию отмыванию денег/борьбе с финансированием террористов (ПОД/БФТ) в знак признания значительного прогресса в деле улучшения режима ПОД/БФТ. В 2012 году Туркменистан значительно улучшил профессионализм службы по обеспечению безопасности границ, обустроил несколько новых пограничных гарнизонов на своих границах с Ираном и Афганистаном и ввел в действие четыре радиационных портальных монитора, подаренных департаментом энергетики США в рамках программы «Вторая линия обороны».

Узбекистан

Узбекистан продолжает считать борьбу с терроризмом в пределах своих границ одной из трех первоочередных задач в области безопасности, наряду с борьбой с распространением наркотиков и противодействием тому, что он считает политическим и религиозным экстремизмом. Узбекистан разделяет многие антитеррористические цели и задачи США в регионе, но в некоторых случаях он использует методы, несовместимые с уважением фундаментальных прав граждан и верховенства закона. Правительство продолжает выражать озабоченность по поводу потенциального «побочного эффекта» терактов по всей его общей границе с Афганистаном, особенно после 2014 года. Правительство сохраняет уверенность в том, что оно в состоянии контролировать свои границы с Афганистаном, но меньше уверено в способности своих соседей осуществлять это. Узбекистан, в частности, обеспокоен проникновением экстремистов через протяженную, хотя и хорошо оборудованную, границу с Таджикистаном.

Усилия США

Соединенные Штаты имеют устойчивый интерес к продвижению Центральной Азии по пути безопасности и процветания. Учитывая важность «Северной сети поставок» и наш интерес в увеличении экономического потенциала региона, наши программы помощи иностранным государствам направлены на создание потенциала центрально-азиатских стран для решения проблем, связанных с транснациональными угрозами, исходящими от воинствующих исламистских группировок, а также на поощрение региональной экономической интеграции и развития.

Наш подход, который мы используем в отношении всех пяти центрально-азиатских стран, помогает укреплять их потенциал для решения трансграничных проблем в ходе борьбы с терроризмом и распространением наркотиков, деятельности правоохранительных органов и нераспространения оружия наряду с урегулированием вопросов, касающихся прав человека, верховенства закона и коррупции. Для достижения этих целей мы используем сочетание дипломатического взаимодействия и двусторонней и многосторонней помощи.

На дипломатическом фронте Соединенные Штаты проводят ежегодные двусторонние консультации с каждой из пяти центрально-азиатских стран. Эти консультации, на которых я председательствую вместе с министрами или заместителями министров иностранных дел каждой из стран, являются краеугольным камнем наших двусторонних отношений и предоставляют нам площадку для открытого обсуждения каждого аспекта взаимоотношений, включая права человека, сотрудничество в области безопасности, экономическое сотрудничество, гуманитарную помощь и содействие развитию, а также культурное и научное сотрудничество. Мы доносим нашу постоянную идею о том, что демократические реформы, более значительная свобода СМИ и активное гражданское общество вносят свой вклад в стабильность. Мы используем наши дипломатические усилия, ресурсы общественной дипломатии и программы помощи, чтобы создать крепкую основу для уважения прав человека, свободы вероисповедания и верховенства закона.

Наша двусторонняя помощь в обеспечении безопасности помогает укрепить потенциал центрально-азиатских стран для противостояния широкому спектру угроз, включая терроризм. В 2012 году Соединенные Штаты предоставили странам Центральной Азии приблизительно 215 миллионов долларов в качестве помощи в обеспечении безопасности в рамках программ государственного департамента, министерства обороны и департамента энергетики. Уровень этого финансирования превысил уровень финансирования 2011 года на 60 миллионов долларов. Основной объем помощи ориентирован на укрепление потенциала правоохранительных органов для решения проблем, связанных с транснациональными угрозами, включая терроризм и торговлю наркотиками.

Через региональную стратегическую инициативу (РСИ) по Центральной Азии наша помощь позволяет ФБР предоставлять Узбекистану такие инструменты, как автоматизированная дактилоскопическая информационная система. РСИ поддерживает также проект по работе полиции с общественностью в Таджикистане и Республике Кыргызстан с тем, чтобы стимулировать более широкое антитеррористическое сотрудничество в приграничных районах этих двух стран. Наряду с построением доверия между правоохранительными органами и местной общественностью, проект направлен на предотвращение террористического движения, поощряя, в то же время, методы работы органов правопорядка, которые согласуются с уважением прав человека и верховенством закона.

Программа содействия по борьбе с терроризмом действует в четырех из пяти центрально-азиатских стран и делает особый акцент на пограничном контроле, возможностях следственной деятельности и укреплении безопасности региона в целом. Мы проводим переговоры с пятой страной, Узбекистаном, с целью перезапустить эту программу, которая была приостановлена там из-за проблем с правами человека.

Хотя эти мероприятия направлены на то, чтобы урегулировать транснациональные проблемы, мы знаем, что во многих случаях движущие силы насильственного экстремизма носят, зачастую, политический и социальный, а не религиозный характер. Это заключается в отрицании политических прав и гражданских свобод, нарушениях прав человека и широко распространенной коррупции, и, в разной степени, является проблемой всех государств Центральной Азии. Именно поэтому наше дипломатическое участие и двусторонняя помощь направлены на улучшение соответствия международным стандартам в области прав человека и принципам подотчетности и прозрачности правительственного аппарата.

Например, в Кыргызстане мы поддерживаем всеобъемлющую реформу, проводимую в секторе безопасности, что, наряду с усилиями по оказанию помощи в правовом секторе, помогает в создании более справедливой и более прозрачной системы правосудия. В Таджикистане мы достигли больших успехов в осуществлении программы работы полиции с общественностью, которая действует на уровне широких масс – построение доверия между полицией, местным правительством, гражданским обществом и общественностью – для решения местных проблем, связанных с преступностью, безопасностью и качеством жизни. В то же время, мы работаем с центральным правительством в плане содействия институционализации методов общественного порядка в основу реформы государственной полиции. Такие программы помогают также стабилизировать ситуацию в таких общинах и уязвимых областях, переживших конфликты с правительственными войсками, как Раштская долина и Хорог.

Вместе с нашими посольствами мы также изучаем вопрос, как смоделировать проекты по организации противодействия насильственному экстремизму в регионе, чтобы удовлетворить потребности местных общин, которые подвержены риску в наибольшей степени. Эти программы доказали свою эффективность в других частях мира и предназначены для снижения уязвимости тех слоев населения, которые являются мишенью или подвержены риску со стороны насильственного экстремизма. Мы рассматриваем это как многообещающую перспективу для оказания помощи нашим центрально-азиатским партнерам в деле укрепления их обороны против угроз терроризма и насильственного экстремизма, и, в то же время, для стимулирования уважения фундаментальных прав граждан, что имеет важное значение для установления долгосрочной стабильности в регионе.

Мы признаем также, что наша заинтересованность в борьбе с терроризмом и иными трансграничными угрозами разделяется другими странами, поэтому мы сотрудничаем с теми, кто принимает активное участие в Центральной Азии, имея совместный подход к региональной безопасности и стабильности. Моим личным приоритетом стало дело значительного расширения рамок наших консультаций с Россией и Китаем по проблемам Центральной Азии. С 2006 года более 2000 сотрудников по борьбе с распространением наркотиков из Афганистана, Пакистана и всех пяти центрально-азиатских стран прошли обучение в рамках совместного проекта Россия-НАТО под названием «Проект совета Россия-НАТО по обучению сотрудников антинаркотических структур». В Душанбе Соединенные Штаты и Россия играют ведущую роль в руководстве колледжем ОБСЕ по подготовке персонала в сфере управления границами, который предлагает специализированную подготовку высшего руководящего состава для организаций по обеспечению безопасности границ из всех стран Центральной Азии, государств-участников ОБСЕ и Афганистана. Я посетил колледж на прошлой неделе и уехал оттуда под впечатлением от того вклада, который он вносит в укрепление безопасности границ в регионе.

ОБСЕ, частично финансируемая Соединенными Штатами, является хорошим примером той важной работы, которая проводится международными и региональными организациями в процессе решения региональных проблем. Через ОБСЕ мы финансируем НПО «Сестры против насильственного экстремизма» (Sisters Against Violent Extremism, SAVE), чтобы она могла проводить семинары и создавать сети поддержки на уровне местных сообществ для уязвимых групп молодежи и семей, находящихся под угрозой радикализации в Таджикистане. Мы поддерживаем проекты ОБСЕ по безопасности проездных документов, осуществляемые в настоящее время в Кыргызстане и Таджикистане, поощряя их расширенное участие в криптографической системе с открытым ключом международной организации гражданской авиации (ИКАО), являющейся многосторонним механизмом для обеспечения достоверности биографических и биометрических данных, хранящихся на электронных документах.

Мы также поддерживаем ОБСЕ в разработке многоступенчатой программы по повышению осведомленности и наращиванию потенциала, направленной на предотвращение терроризма в государствах-участниках этой организации. Особое внимание будет уделяться помощи в расширении возможностей сотрудников государственных органов уголовной юстиции, связанных с расследованиями, уголовным преследованием и вынесением судебных решений в отношении преступлений террористической направленности. ОБСЕ имеет также действующий проект по реформе тюрем и реабилитации в Кыргызстане. В 2012 году ОБСЕ провела несколько обучающих сессий, на которых должностные лица исправительных учреждений и органов безопасности изучали турецкий и казахский опыт работы с экстремистами в их тюрьмах.

Заключение

Позвольте мне подвести итог, заметив, что, по нашей оценке, исламистские боевики не представляют непосредственной угрозы государствам Центральной Азии. Наши усилия и обязательства по оказанию помощи являются частью всеобъемлющей и упреждающей концепции по укреплению потенциала центрально-азиатских стран для решения проблем, связанных с рядом транснациональных угроз. Однако ограниченная угроза Центральной Азии, которую в настоящее время представляют исламистские боевики, не дает оснований для самоуспокоения или отступления. Центрально-азиатские страны стоят перед лицом широкого круга проблем, которые, как во многих других странах, могут стать источником радикализма в долгосрочной перспективе и нести угрозу безопасности и интересам Соединенных Штатов и наших союзников. Решение этих проблем требует от нас постоянной бдительности и участия в этом регионе

Автор: Аналитическая служба "АРИС"

Комментарии 1