Политика

Все уйдут, а политический ислам останется

Конец арабской весны или арабская весна 2.0? Почему ихваны не справились с Египтом, и кто на самом деле сверг их? Как отразятся последние события в Египте на России? И какой урок из этого может вынести Кавказ. На эти вопросы корреспонденту «Кавказской политики» ответил политолог и философ Гейдар Джемаль.

     

Ихванов не Египет сверг

Относительно небольшая часть египетского либерального населения свергла ихванов. Она была организована американцами и ждала военного переворота проамериканской египетской армии. Поэтому говорить о том, что ихванов сверг Египет — не верно, ведь 75 % египетского населения феллахи (фермеры, крестьяне) — социально обездоленные слои, городская беднота естественно поддерживают ихванов.

Мохаммед Мурси конечно же допустил существенные ошибки, из-за которых режим ослаб: попытка понравиться Израилю, акции по изоляции Газы, даже такие, на которые не шел Мубарак, раздувание конфликта между Хамасом и египетским общественным мнением.

Мурси сделал ту же самую ошибку, что и Эрдоган, поверив, что США будут задобрены, если он «зарычит» на Асада. Но в действительности это была та же ловушка — антиасадовская позиция нужна Соединенным Штатам только тогда, когда они хотят погубить какой-то режим.

В итоге ряд внешнеполитических ошибок и игра по правилам МВФ привели к тому, что режим оказался очень слаб.

В действительности Мурси сделал довольно много для того, чтобы вытащить Египет из той экономической пропасти, в которую он падал. К примеру, 75% потребляемого сельскохозяйственного продукта Мубарак не вывозил за границу. При этом хлеб был дешевле корма для скота, и кормили хлебом скотину, потому что были дотации. То есть брались кредиты, чтобы дотировать хлеб, который вывозился из-за границы. Но Мурси отменил налоги, которые по требованиям НВФ были наложены на феллахов, так как они разрушали сельское хозяйство.

Крестьяне бежали в город, потому что невозможно уже было заниматься сельским хозяйством. Это было невыгодно, нерентабельно. А Мурси сделал все для того, чтобы вытащить из этого болота египетское сельское хозяйство, крестьяне стали возвращаться на землю. Он взял в аренду 2 миллиона гектаров в Судане, чтобы засеять все это дело и избавиться от унизительной зависимости.

Раньше Египет был мировой житницей, которая еще во времена Цезаря экспортировала в Римскую Империю зерно. А сегодня Египет покупает зерно там, где только можно. Но, прийдя к власти, Мурси дотации отменил, потому что закупочные цены стали адекватными, то есть какой смысл дотировать сам по себе хлеб, когда надо дотировать социально обездоленные слои. Почему, собственно говоря, хлеб должен стоить столько, чтобы им кормили скотину, это чисто разрушительный момент.

Мурси делал такие шаги, которые явно принесли облегчение феллахам и городским жителям, они были естественно встречены в штыки египетскими белоленточниками, которых меньшинство, то есть это чистое жульничество. И поддержка у него до 70% населения, потому что копты, которые естественно являлись явным отрядом либералов, и белоленточники составляют не более 20 % населения.

Опыт Мурси

Но главное, опыт Мурси показал, что политический ислам не должен делать ставку на устаревшие понятия нации и государства. Потому что работать по преображению пространства в рамках прежних национал-буржуазных государнических понятий, то есть, опираясь на идею государства, нации, народа — нельзя.

Надо работать, основываясь на транснациональные системы джамаатов, и не увязать в электоральном бреду партийных отношений. Потому что все эти политические партии завязаны на фальсификацию, на моделирование их всемирных программ, которые сочиняются в штабах политтехнологов и диктуются опытной и изощренной государией.

Пора избавляться от понятий народ, государство, нация, электорат, парламентская электоральная система. Весь этот набор инструментов ихваны заимствовали в 20-м веке из западного политического арсенала. Это все разработано с целью манипуляции, а не с целью поднять население к высотам свободы и самоуправления.

К тому же народ не является политической категорией — ею являются только советы в случае исламского пространства джамаата, которые должны осуществлять, с одной стороны, прямую демократию, а с другой — территориальную диктатуру. А игры в партийные системы, парламенты, конституционные суды и прочее, все это абсолютный тупик. Я думаю, это хорошая встряска для братьев-мусульман, которая поставит все на свои мета, потому что ихванизм это всего лишь период — они уйдут, а политический ислам останется.

Политический ислам не должен опираться на категории заимствованные политтехнологиями, разработанными на Западе в конце 18-19 века. К тому же, вся эта нарезка на Египет, Ливию, Сирию и прочее, с национальными интересами бюрократии, это удавка на теле исламского народа и исламской нации.

А до тех пор, пока египетский народ не будет уммой, руководимой джамаатом, это все лишь языческое стадо.

На шаг ближе к войне

Для Кавказа — это хороший урок того, что путь джамаатов — есть единственный путь, который эффективен, который имеет смысл; что любое национал-территориальное деление и любое использование нации или народа как оперативной политической единицы — это не правильно. И народы не должны быть точкой референтной ссылки людей, мыслящих в рамках политического ислама.

В итоге всех этих событий Россия стала еще на шаг ближе к мировой войне. Поскольку все происходящее ложится в планы глобальной дестабилизации Ближнего Востока для того, чтобы развязать Соединенным Штатам руки для окружения и изоляции Китая и, соответственно, слома Российской субъектности. Потому что главная задача — это ликвидация территории от Атлантического океана, то есть от Балтики до Тихого океана. Это основная цель для Запада, скажем так, для западной полосократии.

Главный приз — слом единой территории, объединяющей весь север Евразии, сплошную полосу. Потому что он имеет самостоятельное политическое значение независимо от народа и режима.

Материал подготовила Энна Токарева

Автор: Гейдар Джемаль

Комментарии 2