События

Шах Путину?

Сразу после громкого ареста мэра Махачкалы Саида Амирова Путин увольняет министра внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики Жаудата Ахметханова и главу аналогичного ведомства по Архангельской области, генерал-майора полиции Павла Горчакова. Наш автор Руслан Айсин считает, что эти увольнения, как и неожиданный арест Амирова, - начало кампании Кремля по номенклатурной чистке.
 
 

Скорее всего, и спецоперация в Дагестане, и эти два увольнения – звенья одной цепи. Кремль, вернее Путин, решил провести кардинальную чистку номенклатурного аппарата (в том числе, силового блока). Он прекрасно понимает, что тот, кто контролирует свою бюрократию, тот и управляет страной. А ее трясет в последнее время. Запад делает все возможное, чтобы элиты сами «слили» своего шефа. «Список Магнитского» и другие превентивные меры лишают чиновников комфортного самочувствия. Ведь многие из них хотят отождествлять себя именно частью западного истеблишмента.

Долгие годы Владимир Путин железной хваткой держал свое окружение. Он умело, по-византийски, «разруливал» всевозможные конфликты, возникавшие среди кремлевских группировок. Какую-то группу он усиливал, потом ее же намеренно ослаблял, сталкивал, мирил и так далее. Короче говоря, за счет этих нехитрых манипуляций он, выступая в качестве верховного арбитра, комфортно оставлял за собой право последнего слова и замкнул все правила игры на себя.

Впавшие в немилость

Вообще, «выбивание» неугодных из своих кресел началось сразу с возвращением Путина на президентское кресло. Самой громкой отставкой, без преувеличения, можно назвать уход «серого кардинала Кремля» Владислава Суркова, который активно действовал на антипутинском поле, щедро содействуя либерально-«болотной» оппозиции. В царскую немилость попали преимущественно люди Медведева — яркие представители его команды из либерального лагеря, которые в годы президенства Дмитрия Анатольевича набрали политический вес и сформировали собственную повестку. Звучали даже призывы из стана Медведева уволить Путина с поста премьера. Дескать, это можно сделать одним росчерком пера и «освободить страну от кровавого диктатора». После того, как Медведев отверг такую перспективу, его тут же нарекли «слабым и безвольным президентом», который упустил исторический шанс для страны сбросить с себя ярмо диктатуры и повести ее демократическо-либеральным путем.

Вторым эшелоном кремлёвская контратака обрушилась на лидеров так называемой «несистемной оппозиции»: посыпались аресты, судебные тяжбы, разбирательства, провокации и подставы. Что ни день, то наезд на «видного общественного деятеля», «гражданского активиста». Сегодня это уже не секрет, что проект «болотная площадь» был поддержан командой нынешнего премьера, которому прочат скорую отставку, как утратившему доверие Путина именно из-за этих событий и чрезмерного желания вернуться в кресло президента.

Третьим направлением удара был выбран Северный Кавказ, который по своему значению куда как выше номинально «третьего» порядкового номера, ибо на Кавказ завязан мощный геополитический узел. Слишком много векторов сошлись на этом небольшом географическом пространстве. Здесь столкнулись интересы ведущих мировых игроков: США, Евросоюз, Турция, Иран, Израиль, Великобритания. Как и в 19 веке, Кавказ становится ареной большой политики.

В то же время Путин понимает, что он де-факто не контролирует ситуацию в Северо-Кавказском федеральном округе. Демонстративная лояльность некоторых лидеров северокавказских республик и местных силовиков ничего еще не означает. Часть из них ведёт свою игру.

Когда товарищам доверья нет

Уволенный Ахметханов трудился в должности министра три года, а Горчаков и того меньше – два!

К слову, оба были назначены на свои должности в бытность президентства Медведева. То есть за это небольшое время они уже успели потерять/разменять доверие Путина. Значит и на силовиков, которые составляли опору его режима, Путин уже не может всецело полагаться.

Думаю, что полуофициальные версии, которые наверняка будут озвучены, – о том, что причиной увольнения является возможная коррупционная составляющая, не должны вводить в заблуждение. Ну куда уж в нашей стране без этого! За это «уходят» единицы: где-то не поделился, где-то увёл лакомый кусок у своего конкурента… Для российского политического класса подобное – в порядке вещей.

Здесь же игра идёт на крупные ставки, – по выражению Збигнева Бжезинского, на «геополитической шахматной доске». Москва окончательно выбрала инерционный путь развития. Путин готовится отражать «шах», сделанный ему Западом.

Автор: Руслан Айсин

Комментарии 0