События

Последнее слово имама Меражова в суде

17 мая 2013 года в г. Новосибирске имам Духовного управления мусульман Азиатской части России,председатель комитета по образованию, науке и защите конституционных прав верующих Меражов Илхом Завкидинович выступил с последним словом в судебном процессе в Мировом суде Октябрьского района г. Новосибирска. В этом заседании приняли участие представители российских средств массовой информации, в т.ч. журналисты «Российской газеты», «Коммерсанта», «Интерфакса», РИА «Новости».

     

Имам Меражов И.З., как ему и полагается начал со слов: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!», и заявил, что т.к. в Российском гимне говорится «Россия хранимая Богом священная земля», и он, как человек верующий в Бога,будет говорить с точки зрения религии и нарушения конституционных прав верующих.

Подсудимые мусульмане обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч.1. ст.282.2 УК РФ (организация деятельности религиозного объединения, в отношении которого судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности), а именно в организации якобы существующего международного религиозного объединения «Нурджулар».

Меражов И.З. сделал категорическое заявление, что с предъявленным обвинением не согласен, и сторона обвинения не смогла привести никаких сколь-нибудь вразумительных и убедительных доказательств их вины, всё строится на домыслах и предположениях. Меражов И.З. заявил: «Мы не экстремисты и не создавали никакой экстремистской организации».

В последнем слове Меражов выступил как имам, как доцент, и как математик. Каждый приводимый им аргумент опирался или на аят Корана или на Хадис пророка Мухаммада, или же имам доказывал свою невиновность, используя математические методы аргументации.

«Хотя мою виновность должна доказать сторона обвинения, ведь в России как у цивилизованной страны должен работать принцип презумпции невиновности, но т.к. сторона обвинения не привела никаких доказательств, тогда я приведу доказательства моей невиновности, как будто бы в России имеет место презумпция виновности».

Меражов сказал: «Я могу привести доказательство моей невиновности и с точки зрения разума, логики, и с точки зрения совести, и с точки зрения Российского Закона, и с точки зрения Конституции РФ, и с точки зрения общественной жизни, и самое главное – с точки зрения религии Ислама, Корана, Сунны!».

Позиция Меражова основывалась на том, что если в каждом доказательстве обвинения нет преступления, то и в совокупности не должно быть преступления, т.е.по математическому принципу «если каждая слагаемая суммы равна нулю, то сумма равна нулю». Но работает ли данный принцип в российских судах?…

Судебное разбирательство по данному делу длилось более 5 месяцев, каждую неделю 3-5 заседаний, каждое из которых по 6 часов. Всего было проведено 33 заседаний, а с момента возбуждения уголовного дела прошел 1 год и 7 месяцев.

Меражов отметил, что данное судебное разбирательство было очень тяжелым, на каждом заседании он приводил доказательство своей невиновности, и необоснованности обвинения.

Для доказательства вины подсудимых, сторона обвинения должна была доказать: во-первых, причастность Меражова и Одилова к организации «Нурджулар», во-вторых, экстремистский характер их деятельности.

По делу проходило 24 свидетеля обвинения, в том числе один «скрытый» свидетель, но ни один из них не подтвердил причастность подсудимых к организации «Нурджулар», и ни один из них не подтвердил экстремистский характер деятельности имамов. Более того, свидетели заявляли о том, что об организации «Нурджулар» ничего не слышали, а также все свидетели отмечали, что имамы Меражов и Одилов призывали к добру и мирному сосуществованию.

Меражов в своем выступлении привел слова главного муфтия ДУМАЧР, сопредседателя Совета муфтиев России, муфтия Нафигуллы-хазрата Аширова об организации «Нурджулар», который сказал, что «это примерно из той фантазии, когда уфологи находят инопланетян», «Нет такого учение Саида Нурси, есть учение Ислам».

О том, что организации «Нурджулар» не существует также в ходе судебного следствия заявила и сотрудница «Института прав человека» Елена Рябинина. В частности, правозащитник сказала, что о существовании «Нурджулар» никто не знает ни в Европе, ни в мире.

В своем выступлении Меражов ссылался на слова известного религиоведа, доктора философских наук, профессора кафедры философии Мезенцева Сергея Дмитриевича, который был допрошен в качестве свидетеля в данном судебном процессе. Мезенцев С.Д. в своих показаниях отметил, что «термин «Нурджулар» был изобретен прокуратурой Республики Турция для преследования Саида Нурси», также он сообщил суду, что «какого-либо вероучения «Нурджулар» не существует, а есть вероучение Ислама, т.к. в религии Ислам не может быть другого вероучения».

В деле имеются аудиофайлы трехмесячной «прослушки» ФСБ проповедей имамов. Данные файлы и несколько книг, которые были изъяты у подсудимых, были направлены на комплексную религиоведческую психолого-лингвистическую судебную экспертизу в Кемеровский государственный университет. По заключению судебно-экспертной комиссии по результатам комплексной религиоведческой психолого-лингвистической судебной экспертизы в деяниях Меражова и Одилова экстремизма выявлено не было. Меражов привел некоторые выводы из этого заключения:

  • В исследованном материале не установлена информация, побуждающая к действиям против какой-либо нации, расы, религии или отдельных лиц как ее представителей.
  • В исследованном материале не установлены высказывания, содержащие пропаганду неполноценности граждан какой-либо социальной группы по сравнению с другой социальной группой.
  • В исследованном материале не установлена пропаганда действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации либо ее территориальной целостности и безопасности.
  • В исследованном материале не установлены призывы к осуществлению насильственного изменения основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыва безопасности Российской Федерации, захвата или присвоения властных полномочии, созданию незаконных вооруженных формирований, террористической деятельности, возбуждения расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию, унижения национального достоинства, массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы, пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности.
  • В исследованном материале не установлены призывы к осуществлению организации, планирования, подготовке, финансированию и реализации террористического акта, подстрекательства к террористическому акту, организации незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре, вербовки, вооружения, обучения и использования террористов, информационного или иного пособничества в планировании, подготовке или реализации террористического акта, пропаганды идеи терроризма, распространения материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.
  • В исследованном материале не установлены высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортации, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц.
  • В исследованном материале не установлены элементы пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, религиозной или иной принадлежности.
  • В исследованном материале не установлены высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных враждебных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц.

Таким образом, экспертизой установлено, что в деяниях Меражова и Одилова экстремизма нет.

Необходимо отметит, что в исследованных в суде аудиофайлах «прослушки» нет отметок о точной дате, месте ее проведения, не была проведена фоноскопическая экспертиза. Вызвали сомнения в подлинности постановления суда о разрешении на проведение «прослушки», основанием для которых послужили неоднократные разрешения на один и тот же период времени и путаница в нумерации постановлений. С начала предварительного следствия и до 6 мая 2013 года в материалах дела отсутствовало постановление суда, санкционирующее проведение вышеуказанного оперативного мероприятия на достаточно длительный период, в ходе которого эти мероприятия имели место, а их «результаты» были приобщены к материалам уголовного дела в качестве доказательства, а также легли на стол экспертам…

То, что в деяниях Меражова и Одилова не имеется экстремизма, в своей обвинительной речи отметил даже сам государственный обвинитель С.Г.Агеев. В частности, он сказал: «деяние, которое инкриминируется подсудимым, не предусматривает каких-либо экстремистских действий. Оно состоит в том, что они организовали деятельность религиозного объединения, сообщество, которое запрещено судом. Если бы им вменялось статья, связанная с экстремизмом, то они бы предстали перед другим судом, поскольку тяжесть другая. А данная статья подсудна мировой судье. Экстремизм же относиться к более тяжким преступлениям».

Следовательно, как считают адвокаты Меражова, «по сути, прокурор отказался от обвинения», но фактически его поддержал.

Авторы рапортов об обнаружении признаков преступления – сотрудники центра «Э» (противодействия экстремистской деятельности) МВД и один бывший сотрудник ФСБ, на вопросы стороны защиты «как они установили причастность Меражова и Одилова к организации «Нурджулар»?», отвечали: «Не помню», «это государственная тайна» или они ссылались на результаты ОРМ (оперативно – розыскные мероприятия), или говорили «мы передали результаты ОРМ следователю, он должен был это установить». На суде имели место даже такие показания сотрудника центра «Э»: «Я переписал это из решения Верховного суда, сам я ничего не устанавливал».

Меражов в суде напомнил слова муфтия Аширова о Саиде Нурси, которые являются позицией официального духовенства: «Саид Нурси известен не только мне, он известен каждому мусульманину», «мы слышали о том, что различными российскими судами запрещен ряд трудов этого известного исламского богослова, но именно определенные переводы на русский язык. Труды Саида Нурси не запрещены ни на арабском, ни на английском, ни на турецком, ни на каком-либо другом языке, кроме некоторых русских переводов. Запрещены сугубо только те, которые перечислены российскими судами и на русском языке. А если будет другое издание, дополненное или сокращенное, они автоматически не могут считаться запрещенными, пока по ним не будет принято другое решение суда», «Рисале-и Нур, как я слышал от ученых исламского мира, а я фактически участвую во многих международных исламских конференциях, в том числе и в научных конференциях, труды Саида Нурси считаются известнейшим толкованием Священного Корана. Я могу сейчас перечислить человек десять, толкователей Священного Корана, которых читают, переводят и издают в мире, один из них исламский ученый Саид Нурси». Все ученые согласны во мнении, что «Данные книги, именуемые "Рисале-и Нур", являются произведением всемирно известного ученого-богослова Бадиуззамана Саида Нурси (1876-1960). Цель данных книг донести до всех желающих вечные истины Добра и Веры в Единого Создателя, абсолютно не содержат призыва к насилию, национальной и межрелигиозной розни, подрыву устоев общества и государства.Эти книги официально и свободно издаются и читаются во всем мире, служат познанию откровения Всевышнего Творца, опираясь на современные научные достижения. Они далеки от религиозного экстремизма и фанатизма, призывают к Вере и любви в Единого Бога и Его созданиям. В этих книгах раскрываются исключительно Божественные и духовные вопросы: вера в Аллаха – Творца этой вселенной, вера в Пророков, ангелов, Иной мир, вера в жизнь после смерти, смысл жизни и смерти, счастье и несчастье в этом и Ином мирах. В этих книгах через различные примеры, жизненный опыт автора, даются научное обоснование этих вопросов, а также нравственные уроки для молодежи, полезные духовные лекарства, советы, утешения для больных и пожилых людей. Эти книги заключают в себе такого рода темы, которые способствуют спокойствию, благополучию и согласию общества. Вопросы, затрагиваемые в этих книгах, направлены на искоренение в обществе таких проблем, как различного рода злоба, ксенофобия, вражда, ненависть, терроризм и установление вместо них братства, согласия и взаимопомощи».

«А кто такие «Нурджулар» по мнению Верховного Суда РФ?» задал вопрос Меражов в суде, и привел качественные признаки международного религиозного экстремистского объединения «Нурджулар» из текста решения Верховного Сура о запрете этой организации.

  1. «Нурджулар» является четко структурированным международным религиозным объединением.
  2. Его основной целью является создание всемирного исламского государства (халифата).
  3. Для реализации поставленных задач его участники создают систему учебных заведений по воспитанию преданных сторонников вероучения.
  4. Через подконтрольные коммерческие структуры и общественные объединения осуществляется их финансирование на территории России и стран СНГ.
  5. Деятельность структурных подразделений «Нурджулар» на территории Российской Федерации угрожает межнациональной и межконфессиональной стабильности в обществе, территориальной целостности государства.
  6. Деятельность религиозного объединения «Нурджулар» на территории Российской Федерации сопряжена с посягательством на причинение вреда личности, на права и свободы человека и гражданина.
  7. Сторонники «Нурджулар» формируют группы населения с позитивным восприятием смерти, сочетающимся с готовностью к самопожертвованию во имя интересов учения, пропагандируют превосходство и неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, вражду между мусульманами и неверующими.
  8. Международное религиозное объединение «Нурджулар» не имеют официальной регистрации в Российской Федерации и действуют конспиративно.
  9. Решением Коптевского районного суда г. Москвы, от 21 мая 2007 г., 14 книг из собрания сочинений Саида Нурси «Рисале-и Hyp» признаны экстремистской литературой. Данные книги содержат информацию, направленную на возбуждение религиозной розни (между верующими и неверующими людьми), а также информацию, обосновывающую и оправдывающую необходимость распространения указанных утверждений и заявлений.
  10. Последователи религиозного объединения «Нурджулар» на территории России осуществляют издание, перевод и распространение книг Саида Нурси.
  11. Деятельность религиозного объединения «Нурджулар» на территории России направлена на формирование групп гражданского населения с позитивным восприятием смерти, сочетающимся с готовностью к самопожертвованию во имя интересов учения.
  12. Через подконтрольные коммерческие структуры и общественные объединения финансируются учебные заведения, создаются группы по изучению «Рисале-и Hyp».

«Итак, чтобы доказать, что я и Одилов организовали «Нурджулар», необходимо установить, что все выше перечисленные качественные признаки этой организации присутствуют в наших деяниях, но стороной обвинения не было установлено даже одного признака» – заявил имам Меражов И.З.

«Каков мотив у Меражова и Одилова?» рассуждал имам, и пояснил суду: «Мотивом нашей деятельности является отправление религиозных обязанностей мусульман, своими деяниями добиться довольства Нашего Создателя. Собрание, молитва, изучение ислама, беседа является действиями, которые мусульмане совершают по всему миру».

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. То есть обвиняемые должны были осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления.

«Мы с Одиловым занимаемся религиозной деятельностью в рамках ЦРО ДУМАЧР, действовали в рамках Закона о свободе совести и религиозных объединениях. Умысла на создание международной религиозной организации «Нурджулар» не имели и не имеем, о существовании такой организации не знали, и нет никаких доказательств умысла обвиняемых на создание запрещенной судом организации «Нурджулар», – дал четкое понимание предмета разговора доцент – имам Меражов И.З.

Он заявил, что у него и Одилова во время обыска не была также обнаружена ни одна книга состоящая в Федеральном списке экстремистских материалов, т.к. имам ДУМАЧР Меражов и учитель основ религии Ислам Одилов выполняли прямые указания руководства ДУМАЧР, сопредседателя Совета муфтиев России Аширова.

Требование главы ДУМАЧР заключалось в том, чтобы «проверить все помещения организации и библиотеки, чтобы не было случайно оставлена или подброшена в мечеть ни одна запрещенная книга. А также чтобы не использовали запрещенную литературу в своей религиозной деятельности».

Меражов обращаяськ разуму и совести участников судебного процесса, сказал:

«Как можно верить тому, что «два человека в Сибири, в трудных климатических условиях, у себя в квартире хотели создать всемирное исламское государство Халифат на основе Шариата?», «О каком экстремизме может идти речь в многонациональной, многоконфессиональной холодной Сибири, которая находится вдалеке от всех горячих точек? Следовательно, есть какие-то силы, которые отрабатывают свою зарплату, в ущерб межнациональному, межконфессиональному миру в спокойном регионе России».

«Разве возможно, что «Меражов И.З. верующий, мусульманин, имам, преподаватель ВУЗА с 16 летным стажем, математик, кандидат наук, доцент, семейный человек, отец двоих детей, дважды Хаджи, Председатель комитета по образованию и науке Духовного Управления Мусульман Азиатской части России и Комитета по защите прав мусульман», совершил уголовно наказуемое деяние? А у Одилова Комила Олимовича еще больше положительных качеств, чем у меня» –отметил Меражов.

«Я законопослушный гражданин Российской Федерации ни когда законов РФ не нарушал, всегда чтил, и чту Конституцию РФ, и все Законы РФ. Свидетельство этому – моя жизнь в течении 43 лет, на протяжении которой я ни разу Законы России не нарушал, никаких предупреждений от государственных органов не получал», – заявил Меражов.

Странным и непонятным осталось для суда мировоззрение мусульман относительно веры в существование Вечного мира (Ахират) и это непонимание выразилось в формулировке правоохранительных органов «формирование позитивного образа смерти». Все это говорит о том, что происходит конфликт религиозного мировоззрения с атеистическим.

Меражов заявил, что «ст. 282.2 УК РФ является репрессивной по отношению к верующим мусульманам, т.к. нет доступа к правосудию. Мы отправили запрос на получение этого решения, а также апелляционную жалобу на решение Верховного Суда о признании экстремистской несуществующей организации «Нурджулар». Оба раза получили отказ на запрос, а также отказ на рассмотрении жалобы с формулировкой «вы лицами, участвующими в деле не являетесь и правом апелляционного обжалования решения суда не наделены». Получается, что имамов, с одной стороны, судят по решению Верховного Суда, а с другой –они не могут обжаловать это решение. Верховный Суд принимал это решение без их участия, и более того без участия вообще стороны ответчика, а сейчас применяется как установленный факт в отношении лиц, которые никакого отношения к этому делуне имеют. Это означает, что допуска к правосудию нет, что является грубейшим нарушением всех норм права. Это решение запускает механизм репрессий против простых верующих,читателей книг всемирно признанного турецкого исламского богослова и толкователя Священного Корана Бадиуззамана Саида Нурси».

Меражов отметил в своем последнем слове о наличии множества нарушений Уголовно- процессуального Кодекса, и о том, что судебный процесс велся с обвинительным уклоном. Грубейшим нарушением своих прав Меражов считает, что судья не дала ему выступить в прениях.

Меражов процитировал 28 статью Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Имам в суде заявил: «мы, воспользовавшись нашим Конституционным правом и свободой, которыезакреплены в ст.28 Конституции РФ, выбрали религию Ислам, исповедуем индивидуально и совместно с другими свою религию – Ислам,распространяем религиозные убеждения – Ислама,действуем в соответствии с религиозными убеждениями – Ислама».

Имам Меражов завершил свое последнее слово в суде следующими словами:

«Мы просим Бога дать силы и мудрости судье нашей, чтобы она вынесла справедливое решение. Прошу суд оправдать Одилова К.О. и Меражова И.З. на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления».

27 мая 2013 года в 11 часов в мировом суде Октябрьского суда г. Новосибирска будет оглашен приговор по данному делу.

Просим присоединиться к молитвам имамов Меражова и Одилова.

Комментарии 4