Их нравы

«Злые духи» центрального телевидения

«Злые духи» центрального телевидения


Кому и зачем необходимо поддерживать панический интерес к Ставрополью у федерального телезрителя?

На центральном телеканале «Россия-1» 19 мая в передаче «Вести недели» вышел сюжет под названием «Агрессивный ислам: Ставрополье раскололось на своих и чужих». Над ним работала съемочная группа из четырех тележурналистов во главе с шефом американского бюро ВГТРК Евгением Поповым.

     

Документальное кино о Ставропольском крае он делает уже второй раз за последние полгода. И если первый фильм «Проект Кавказ», показанный на телеканале в феврале, был продуктом крайне спорным, но хотя бы оригинальным, то его продолжение отдает бесповоротной вторичностью. Похоже, фильм сделан лишь затем, чтобы поддержать падающий интерес к Ставрополью у федерального телезрителя. Это не журналистика, а пропаганда.

Кто раскачивает ситуацию?

Впервые Евгений Попов прибыл на Ставрополье в декабре прошлого года, после одного из самых резонансных преступлений того года – убийства в Невинномысске около ночного клуба «Зодиак» местного жителя Николая Науменко.

Результатом этой командировки стал сюжет с говорящим названием «Кто подрывает Юг России?», также показанный на «России-1» и также в «Вестях недели». В нем были суммированы все скандальные истории предыдущих месяцев – и запрет на ношение хиджабов в светских школах Ставрополья, и массовые лезгинки на улицах.

 

Ставропольский край. Фото: wikidigger.ru

Реакция на передачу последовала незамедлительная и жесткая. «Кому-то нужно дестабилизировать ситуацию в крае и на Кавказе. Я хотел бы этих людей (журналистов – авт.) предостеречь от опрометчивых шагов: интересы у вас, господа, скорее всего, сиюминутные, а вот последствия у них могут быть геополитические. Мы будем в этой истории разбираться», – прокомментировал появление телесюжета губернатор края Валерий Зеренков.

На пресс-конференции Владимира Путина по итогам прошлого года журналистка телеканала СТВ (принадлежит правительству края) напрямую спросила президента: «На ваш взгляд, кто расшатывает ситуацию на Ставрополье?» От прямого ответа Путин уклонился, но дипломатично заверил, что, мол, «успокоить жителей Ставрополья нужно более взвешенной, целенаправленной и эффективной миграционной политикой». Понимает, значит, что в регионе не все спокойно – и то хорошо.

Когда шум вокруг телесюжета утих, выяснилось, что Евгений Попов приезжал на Ставрополье вовсе не ради него. Пятого февраля в программе «Специальный корреспондент» Аркадия Мамонтова вышел большой, получасовой документальный фильм «Проект Кавказ» – прелюдией (если хотите, трейлером) к которому и был показанный в декабре новостной ролик «Кто подрывает Юг России?»

Раскололись на «своих» и «чужих»

Естественно, «Проект Кавказ» вызвал мощнейший общественный резонанс – с гневными комментариями в адрес его авторов выступили десятки людей, хоть сколько-нибудь знающих ситуацию на Северном Кавказе.

«Мамонтов строил передачу в логике пропагандистского фильма… Это не экспертная передача, не расследование, не информационный сюжет – это прямое форматирование общественного мнения… Спорить и сетовать, что что-то вырезали, – глупо. Это все равно, что спорить с шаманом, который заклинает злых духов… Не только журналистский коллектив, но и большинство присутствующих в студии рассуждали в логике этнического и религиозного противостояния», – так оценил передачу Мамонтова один из приглашенных для ее обсуждения экспертов, директор Центра социально-экономических исследований регионов Ramcom Денис Соколов.

И вот теперь выходит новая передача все того же автора Евгения Попова (вместе с ним над сюжетом работали коллеги по ВГТРК Дмитрий Вишкевич, Александр Кутателадзе и Наталья Губина). Название емкое – «Агрессивный ислам: Ставрополье раскололось на своих и чужих». Даже еще не начав анализировать содержание ролика, сразу можно предположить, что следом будет новый документальный фильм в стиле «Проекта Кавказ». Не зря ведь такая представительная делегация федеральных репортеров отправилась на Ставрополье.

Впрочем, смысловая составляющая «Агрессивного ислама» мало отличается от того, что было показано в «Проекте Кавказ».

Те же самые герои – атаман Кавказской казачьей линии Юрий Чуреков, профессор Пятигорского лингвистического университета Сергей Передерий…

Те же самые сюжеты – о школьницах из Кара-Тюбе, отказавшихся снять хиджабы, об убийстве Николая Науменко в Невинномысске и фермера Валерия Шрайнера в Грачевском районе…

Те же самые ошибки – например, лидер «Союза славянских общественных организаций Ставрополья» Владимир представлен как «член Общественной палаты Ставропольского края». Хотя Общественной палаты у нас в регионе нет!

В общем, стойкое ощущение дежа-вю. Видеосюжет с первой до последней минуты кажется вымученным и вторичным – будто съемочная группа отбывает на Ставрополье повинность: снять и смонтировать хоть что-нибудь, лишь бы поддержать падающий интерес к региону у федерального телезрителя. И как после этого не утверждать, что это – не журналистика, а пропаганда.

Без желания понять

Безусловно, все проблемы, о которых говорится в фильме, – наличествуют. Есть и экспансия радикального исламизма, и агрессия приезжей молодежи, и «вымывание» коренного населения из села. Но все это выстроено, как верно заметил Денис Соколов, «в логике пропагандистского фильма» – без полутеней, альтернативных мнений, без попыток разобраться в причинах ситуации. А главное, без видимого желания понять, что же нужно делать. Но разве государственное телевидение должно только фиксировать темные стороны нашей жизни (которые и так на виду у всех), или все же подсказывать власти, как и что исправить?!

После просмотра передачи Евгения Попова создается впечатление, что гуманитарными проблемами на Ставрополье занимается только один ученый – уважаемый мною профессор Передерий. Но ведь это неправда! Есть ведь и иные ученые и эксперты – в Ставрополе, Пятигорске, Ростове, Москве – не кабинетные, а «полевики», которые своими ногами исходили широкие просторы Кавказа. Есть специалисты по миграционным потокам, вопросам религии, межэтническим отношениям. Видимо, у Евгения Попова не было желания или времени их разыскать и опросить. А может, стояла иная задача?!

Ведь после просмотра «Проекта Кавказ» и «Агрессивного ислама» создается впечатление, будто экспертное сообщество в регионе – это, уж простите, некое тупое стадо, безмолвно и безучастно взирающее на происходящее. Может, именно такими бы и хотела видеть ученых-кавказоведов окружная власть – чтобы не сильно зудели над ухом со своей критикой.

Против Кавказа – против России

То, что происходящее сегодня на Ставрополье намного сложнее пропагандистского штампа «русских бьют!», демонстрирует и неосторожно смонтированный авторами фильма монолог фермера из Нефтекумского района Магомеда Алиева. «Вопрос не стоит – русский или нет. То, что они бездельничают и творят что хотят, – другой вопрос. Приезжие более нагло себя ведут, потому что в любой момент могут уехать назад. Натворили дел – уехали. Нет контроля», – говорит он.

Демаркационная линия между «своими» и «чужими», впрочем, прочерчена не по религиозному признаку (по крайней мере, на это упирают авторы сюжета). Как будто бы не платят сельхозналог и хищнически эксплуатируют пастбища только радикальные исламисты.

Причины этих гуманитарных процессов на Ставрополье (а они, разумеется, экономические) исследуются в двух недавно опубликованных докладах – «Истоки конфликтов на Северном Кавказе» и «Источники конфликтов и развития на Северном Кавказе» (среди авторов обоих – уже упомянутый Денис Соколов).

Причины демографической деградации «восточной зоны» Ставрополья (оттока коренного населения и замещение его выходцами из Дагестана со всем сопутствующим набором конфликтных атрибутов) они видят в распаде «колхозной» системы АПК и незавершенности земельной реформы. Ну, и плюс, конечно, разлад государственной машины, функции которой подменяются тотальной коррупцией (патрон-клиентскими отношениями, как в рабовладельческом мире).

Вполне понятно, причины эти не локального и даже не краевого уровня – это проблемы национального масштаба. Просто из-за особого геополитического положения «восточной зоны» Ставрополья здесь многократно ярче проявляется всё то, что происходит сейчас в Курской или Ивановской областях. Но туда «Россия-1» не ездит.

Авторы двух упомянутых докладов предлагают долгий список конкретных мер, которые должны реализовать федеральные и региональные власти. Но ни к этим исследованиям, ни к предложениям экспертов у авторов «Агрессивного ислама» интереса нет. Есть лишь желание показать пугающую картинку, накручивая очередной виток антикавказских настроений в израненном российском обществе. А, значит, действуют они не на благо Кавказа и России в целом – а против. 

Комментарии 3