Общество

Как живется мусульманам в США?

По оценкам учредителей, ADAMS-Center — это крупнейшая мусульманская община в США. «Мы тесно сотрудничаем с ФБР, министерством финансов, министерством иностранных дел и различными правоохранительными и следственными органами», — говорится на интернет-сайте этой организации, расположенной в Вашингтоне.

«Мы хотим, чтобы все знали, кто мы, чем мы занимаемся и каких взглядов придерживаемся», — говорит пресс-секретарь центра Ризаун Джака. Именно поэтому, по его словам, в уставе ADAMS-Center особо подчеркивается, что женщины обладают теми же правами, что и мужчины, и что участники центра придают особое значение сотрудничеству с другими религиозными конфессиями.

После терактов 11 сентября 2001 года отношение к мусульманам в США особо толерантным не назовешь. Буквально сразу после взрыва Торгового центра в Нью-Йорке неизвестные проникли в старую мечеть в Вашингтоне и подожгли табличку, оповещающую о начале строительства нового здания. Однако нельзя не вспомнить о поддержке со стороны других религиозных общин, вспоминает Ризаун Джака. «Нам предложили выставить охрану у здания мечети и сопровождать наших женщин по пути в центр, чтобы они увереннее чувствовали себя на улицах города», — рассказывает пресс-секретарь.

До бытовой толерантности еще далеко

Однако очевидно, что до того момента, когда в США перестанут делить граждан на мусульман и немусульман, пройдет еще немало времени. Пока же вопрос вероисповедания продолжает играть существенную роль. Социальный работник Самира Хуссейн живет недалеко от Нью-Йорка, в штате Мэриленд, и ее опыт последних десятилетий весьма печален. Началось все с войны в Персидском заливе. «Вначале нам прокололи шины и сломали двери нашей машины. Швыряли нам вслед мусор и мертвых птиц, выдергивали с корнем цветы перед домом», — рассказывает Самира. После теракта 11 сентября 2001 года ситуация обострилась еще больше — Самира подверглась дискриминации на рабочем месте.

«Начинать нужно с детей»

Ее реакцией на несправедливое отношение стала еще большая социальная активность — женщина начала вести разъяснительную работу в школах и у себя в общине. Объясняла школьникам, почему она покрывает голову платком. Ее оружие — это образование, убеждена Самира. «Я хочу, чтобы люди знали, кто мы, а начинать нужно с детей». По ее мнению, если дети поймут мусульманскую культуру и религию, тогда и родители изменят свое мнение.

Взгляды Самиры разделяет и старейший член мусульманской общины в округе Монтгомери Туфайл Ахмад. Он родился в Индии, какую-то часть своей жизни прожил в Пакистане, а в 1973 году переехал в Соединенные Штаты. После теракта 11 сентября 2001 года Ахмад активно занялся общественной деятельностью. Вначале он основал при общине дискуссионный форум, а затем организовал пункт гуманитарной помощи.

С 2001 года мусульманская община в округе Монтгомери снабжает нуждающихся продуктами питания. Ахмад порой сам стоит перед супермаркетом и обращается к прохожим с просьбой о пожертвованиях. Ежегодно община раздает тысячи килограммов продуктов. Ахмад порой недоумевает: «Подавляющее большинство жителей в нашем районе — представители этнических и национальных меньшинств. Так почему же благотворительной деятельностью занимаются в основном „белые“ американцы?» Ахмад прилагает все усилия, чтобы ситуация изменилась.

Американцы или мусульмане?

А вот дискриминации мусульмане, живущие в округе Монтгомери, практически не ощущают, утверждает Валед Хафиз. Уроженец Сирии, Валед уже десять лет живет в США и активно участвует в жизни Мусульманского фонда Монтгомери. «Жители нашего округа знают кто мы, и чем мы занимаемся. В других штатах, например, в Техасе или Западной Вирджинии, порой даже не знают, где находится Сирия, где Иордания и кто виновен в терактах 11 сентября 2011 года».

Гулед Кассим родился в Сомали. Он живет в Монтгомери с 1985 года — с тех пор, как ему исполнилось десять лет. Недавно он был избран на пост президента Мусульманского фонда этого округа. Вопрос, кем он ощущает себя в первую очередь: американцем или мусульманином, он вначале назвал провокационным: «Христианина об этом не спросили бы ». Однако затем ответил: «Я — и то, и другое». По его словам, его сверстники могут ответить как «я американец и мусульманин», так и «я мусульманин и американец». При этом последовательность слов значения не имеет.

Автор: Кристина Бергманн / Марина Барановская

Комментарии 0