Среда обитания

Молитва как демонстративный экстремизм

Братья Курбан и Шахимердан Айвазовы

Выставка MosBuild в Международном Выставочном Центре на Красной Пресне закончилась арестом дагестанской делегации.

По подозрению в совершении преступления задержаны дагестанские бизнесмены, братья Курбан и Шахимердан Айвазовы и Руслан Керимов. На глазах у деловых партнеров из Италии и Испании, ставших свидетелями неадекватной и беспричинной реакции сотрудников российских правоохранительных структур, которые заявили о задержании бизнесменов по подозрению в совершении кражи, их доставили в отдел внутренних дел «Краснопресненский» г.Москвы, где продержали несколько часов.

Бизнесмены с Северного Кавказа являются официальными дистрибьюторами кампании «Керасоль» и представляли на выставке крупный дагестанский Торговый Дом «PRIMO», специализирующийся на элитных отделочных материалах. Кампания вот уже много лет участвует в развитии региона, а на выставке у них было запланировано подписание многомиллионного контракта с компанией Roberto Cavalli.

Почему представители Северного Кавказа становятся заложниками межнациональных отношений в собственной стране; какую угрозу религиозность мусульман несет безопасности нашего государства; с чем связано наступление государства и общественных институтов на интересы верующих нашей страны? Об этом в репортаже Информационно-аналитического Канала «Ансар».

Досье

ЗАО «Экспоцентр», является международной выставочной площадкой. В выставке MosBuild, вторая неделя которой проходила с 16 по 19 апреля принимали участие 2 300 компаний из 43 стран мира и 17 национальных групп.

На территории Центрального Выставочного Комплекса (ЦВК) возведен православный храм, здесь же расположен аффилированный с Русской Православной Церковью Банк «Пересвет», функционирует «Церковная лавка».

 

Фото: Банк Пересвет

ЗАО «Экспоцентр» является одним из основных акционеров Банка «Пересвет» с долей 24,5% акций. Генеральный Директор ЦВК – Сергей Беднов, является председателем Совета директоров Банка «Пересвет». Самостоятельные структуры РПЦ контролируют 48% акций вышеназванного Банка.

В таком, достаточно тесном духовно-экономическом симбиозе не нашлось места для нескольких квадратных метров площади под отправление мусульманских обрядов многочисленными участниками и гостями столь статусной международной площадки. Неоднократно с подобными просьбами в дирекцию Экспоцентра обращались делегации-участники выставок из арабских и других мусульманских стран.

За молитву в общественном месте – обвинение в краже

Представители дагестанского бизнес сообщества находились на выставке два дня. Все они - практикующие мусульмане. Накануне, в первый день выставки они совершали намаз на территории ЦВК, предварительно поинтересовавшись на стойке информации, есть ли на территории комплекса специально отведенное место.

Служба безопасности обратила внимание на выделявшихся из массы посетителей и настоятельно «опекала» их в течение этих дней. Вот, что нам рассказал один из задержанных бизнесменов Курбан Айвазов:

- В первый день к нам подошли пять охранников с собакой, с вопросом: «На каком основании вы здесь совершаете молитву?» Наш ответ, что у них тут предусмотренной комнаты для совершения молитвы нет, потому мы выбрали угол, чтобы не мешать посетителям выставки - охрану не устроил и нам в грубой форме сообщили что «мы отпугиваем своими бородами» (хотя они были солидно и опрятно одеты - М.Т.).

- Во второй день выставки мы проходили по выставочным павильонам, к нам подошли сотрудники полиции отдела «Краснопресненский», старший сержант Молотков с напарником и попросили предъявить документы, что мы и сделали.

Свидетелем инцидента стал коммерческий партнер дагестанских бизнесменов, Джамал Санакоев: «В обед они пришли к нам на стенд, где совершили обеденный намаз, чтобы не провоцировать все эти разговоры, затем мы вместе пообедали и после обеда разошлись. Через какое-то время мне позвонили и попросили срочно подойти. Я увидел ребят в окружении сотрудников полиции, которые проверяли их документы и обыскивали», - говорит Санакоев.

«Их попросили проследовать в отдел. Основание: подозрение в совершении преступления. «В отделе вам все объяснят», - заявил полицейский. На возражение было сказано: «Вы обвиняетесь в краже и если вы не проследуете, то мы будем вынуждены применить физическую силу», - поделился увиденным Санакоев.

«В краже чего и у кого не сказали. Связь с задержанными была. Обвинений не предъявили. Им предложили отпечатки пальцев снять, они отказались. В отделе «Краснопресненский», куда мы проехали за задержанными, дежурный сообщил нам позднее, что задержание было осуществлено по инициативе руководства Экспоцентра», - заключил Санакоев.

Кому помешала молитва?

«Для ОВД нет разницы между площадкой и организаторами выставки. Досмотры проводит внутренняя служба безопасности Экспоцентра (владельца площадки – М.Т.). От нас подобных обращений ни к охране, ни тем более к ОВД не предпринималось», - заявил в комментарии представитель кампании ITE (кампания-организатор выставки MosBuild – М.Т.), Григорий Лис.

В поисках лиц, компетентных в произошедшем инциденте мы вышли на начальника службы координации и взаимодействия отдела общей безопасности Васильева Владимира Юрьевича и одного из руководителей службы безопасности по имени Александр. Приводим часть нашей беседы:

Александр: «Внимание они привлекли тем, что в месте, где присутствуют иностранцы, они начали совершать намаз. Специально отведенных помещений у нас нет. Этот вопрос уже вставал, когда представители арабского мира просят выделять им помещения для совершения молитвы».

Васильев: «Они нарушили традиции…»

М.Т.: «За нарушение традиций предусмотрен арест?»

Васильев: «У нас тут много иностранцев из европейских стран и у них отрицательное отношение к демонстративному проявлению религиозности и когда они начали совершать молитву, около итальянского ресторана - это вызвало легкий переполох».

М.Т.: «В правилах Экспоцентра предусмотрен запрет на совершение религиозных обрядов?»

Александр: «Нет»

М.Т.: «Тогда, что они нарушили?»

Без ответа

М.Т.: «А были ли случаи, чтобы православных посетителей выставки за совершение молитвы на территории комплекса увозили в отдел внутренних дел?»

Васильев: «Нет, у нас такого не было»

М.Т.: «Т.е. за совершение молитвы увозят только мусульман?»

Васильев: «Не надо так, мы в православной стране, здесь свои порядки, потому не надо навязывать свой образ жизни».

 

Фото: Православный храм на территории Экспоцентра

М.Т.: «Органы внутренних дел сослались на вас, как инициаторов задержания».

Васильев: «Мы сказали, что за ними надо понаблюдать, потому, как не понятно с какой целью они здесь находятся».

М.Т.: «А то, что их нужно увозить, Вы об этом просили?»

Васильев: «Послушайте, вы знаете какое положение в Дагестане и когда они сказали, что они представители Махачкалы и не будут показывать документы, мы с этим согласились. Но это вызвало у нас подозрение, что они демонстративно проявляют свою веру, при этом понимая, что часть экспонентов могут относиться к этому отрицательно. Зачем нам ломать здесь свои традиции и каким-то образом стеснять экспонентов и вызывать у них негативные чувства?»

М.Т.: «Т.е. раз администрацией не предусмотрены какие-то помещения для иных конфессий, где можно было бы совершать укромно молитву, от глаз людских подальше, значит на территории выставочного комплекса эти обряды запрещены?»

Васильев: «Нет»

М.Т.: «Значит, ребята вели себя в рамках дозволенного?»

Васильев: «Эти люди нарушили традиции нашей страны».

М.Т.: «Традиции нашей страны мы не обсуждаем, нам интересен общественный порядок. Вы немножко путаете понятия. Мы тут вообще не миссионерством занимаемся. Конечный комментарий я от вас получил, Вы были лишь инициаторами проверки представителями силовых структур данных граждан, но никак не способствовали их доставке в отдел «Красноперсненский»?

Васильев: «Да, этого не было, и мы просили бы вас вообще оставить эту тему, мы боимся протеста со стороны наших иностранных компаньонов». (Понимание того, что это наносит репутационный ущерб вовне страны - они все же имеют – М.Т.)

Васильев: «Я, вместе с ФМС (Федеральная Миграционная Служба – М.Т.), слежу за правильностью действий иностранцев здесь, потому, еще не зная, кто они – заинтересовался ими. Я был в ФМС недавно и меня попросили обратить внимание на лиц молящихся, и прочее, демонстративно не соблюдающих наши правила поведения. Вот если я приеду к ним в Дагестан и, не читая никаких ваших законов, пойду смотреть в мечеть, в туфлях?»

М.Т.: «Вас кто-нибудь из присутствующих попросит снять обувь, хотя не вижу, в чем сравнение? Без того, чтобы не пойти в мечеть, прожить Вы сможете, а не совершить молитву они не могли».

Что? Конституция? У нас оперативная необходимость…

Ниже приводим диалог с другим участником беседы, присоединившимся по просьбе службы безопасности Экспоцентра. Старший оперуполномоченный уголовного розыска, майор полиции Морозов О.Н. (инициалы изменены – М.Т.):

Морозов: «По поводу задержания - они были своеобразно одеты, вызвали подозрения у сотрудников полиции. У нас здесь работает группа, а ЧОП (Частное Охранное Предприятие – М.Т.) не причем. Они «справляли» религиозный обряд на территории, которая является объектом государственного значения, а все религиозные обряды совершаются в специальных местах. Потому сотрудники полиции имели право их доставить. Все претензии вы можете направить в письменном виде руководству нашего отдела…Кстати, я представился, представьтесь и Вы».

Взглянув на удостоверение, заявил: «На претензии Ваши, я могу не отвечать. Чтобы не было никакого конфликта, я сразу в корне это хочу предупредить. Если есть какие-то вопросы – задавайте», - при этом отошел отксерить мое удостоверение.

М.Т.: «А в чем была необычность их внешнего вида?»

Морозов: «В связи с одеждой, скажем так, одеты они были…, в связи с тем, что существуют некоторые опасения - они были доставлены. Обряд был совершен до этого и на следующий день они были доставлены и им должны были снять отпечатки пальцев».

М.Т.: «Это ведь процедура добровольная?»

Морозов: «Нет такого понятия «добровольная», есть оперативная необходимость и сотрудники полиции имеют право это сделать.

М.Т.: «Оперативная необходимость – это не федеральное законодательство»

Далее пошло психологическое давление и «встречная проверка» с переписыванием всех паспортных данных, адреса регистрации и т.д. продолжилась.

Затем Морозов сообщил о том, что: «данный объект обслуживают сотрудники ФСБ, потому я имею возможность, и обязанность, сообщить, кто нас посещал, и они уже будут решать, насколько им это будет интересно».

М.Т.: «Вы можете подтвердить, что бизнесмены были доставлены по подозрению в краже?»

Морозов: «Я не обязан вам ничего подтверждать или опровергать, у меня есть руководство, есть пресс-служба, куда вы можете обратиться и вам все расскажут».

М.Т.: «Скажите, как лицу не славянской внешности вести себя, чтобы не вызывать подозрения?»

Морозов: «Для религиозной молитвы отведены специальные места. Вот если бы они зашли в мечеть, никто бы не обратил на них внимания. Поскольку это было сделано вызывающе, открыто. Если бы я находился на территории мусульманской республики и начал бы так молиться, то я посчитал бы это вызовом, и в отношении меня 100% были бы предприняты агрессивные меры, я уверен».

М.Т.: «Я не могу припомнить ни одного подобного случая агрессии к православным на Кавказе»

Морозов: «Поскольку они «справляли» религиозный обряд - они вызвали подозрение, а поскольку есть такое понятие, как ваххабизм, у нас не было уверенности, что они не являются представителями этой конфессии».

М.Т.: «Сержант Молотков четко, громко и ясно в присутствии многих свидетелей заявил, что они обвиняются в совершении кражи при их деловых партнерах. Это удар по их репутации»

Морозов: «Полицейский имеет право подозревать в чем угодно, но если понимать степень обучения и возможности сержанта…»

М.Т.: «Ну в этом не сложно было убедиться, если он даже не мог понять по их паспорту (российскому) граждане какой они страны, спросив: Давно ли вы прибыли на территорию РФ?»

Морозов: «Это могла быть оговорка, в любом случае сержант ничего не нарушил»

М.Т.: «Но и они ничего не нарушили, однако были доставлены в отдел»

Морозов: «Они имели право их доставить и единственное что должны были сделать - это «откатать их пальчики» (провести дактилоскопию - М.Т.)

М.Т.: «Вы можете пояснить на основании какой нормы закона им должны были снять отпечатки?»

Четкий ответ мы так и не услышали.

Морозов: «Еще раз поясню, если бы я приехал на территорию кавказских республик и выглядел бы не так, как другие и начал бы «справлять» религиозный обряд, то не знаю, что бы со мной было. У нас есть прекрасная пословица: «В чужой монастырь со своим уставом не лезут». Если вас устроит, то за некоторую некорректность или неумышленные действия наших сотрудников я принесу вам извинения».

Морозов: «Но хочу напомнить, что в некоторых странах по отношению к некоторым моментам принимаются настолько жесткие меры, в той же Америке, на Западе, и в том числе к представителям некоторых конфессий, которые ведут себя агрессивно… Хотелось бы, чтобы они выглядели в соответствии с нашими правилами…»

М.Т.: «Т.е. побрили свои бороды?»

Морозов: «Нет, чтобы не были, как вахабиты»

М.Т.: «Как определить по внешним признакам вахабитов?»

Морозов: «Они ходят в коротких штанах или заправляют штаны в носки, там есть ряд аспектов, которые дают возможность подозревать тех или иных лиц в вахабизме»

М.Т.: «А простите, вот саудовские арабы, где официальной идеологией считается вахабизм, в штанах вообще не ходят, у них платья, они платья в носки закатывают?»

Морозов: «Ну, для этого есть другие службы, которые определят», - недолго осмысливая вопрос, ответил Морозов.

«И в дальнейшем, ничто не останется не замеченным, и если будут лица, выглядящие подозрительно, проявляя себя также, как и в обсуждаемом случае, или будут нарушать права граждан нашей страны, то они также будут доставлены в отдел. Теми службами или другими, но безопасность должна быть превыше всего», - заключил Морозов.

Тренд на узаконенное насилие

И службы безопасности и сотрудник угрозыска в аргументации правоты своих действий сетовали на иностранный опыт. Первые на неприязненное отношение в Европе к демонстративному проявлению веры, второй – на жесткие меры, «не в пример нашим», применяемые к подозреваемым в чем-либо в Штатах.

И складывается впечатление, что за рамками гуантамовских примеров, сотрудники силовых структур перестали понимать собственный опыт тысячелетнего со-проживания представителей разных конфессий в нашей стране. Ну, или на худой конец, если уж не обойтись без опыта из стран, экспортирующих к нам «оранжевую заразу», перенимать и другой опыт, о бережном отношении к чести и достоинству собственных граждан, их правам, частной собственности, свободе совести, равной возможности на самореализацию вне зависимости от генетической или иной наследственности.

А для сетующих на возможные тяжелые последствия для своей жизни в случае совершения православной молитвы на улицах городов с преимущественно мусульманским населением – достаточно привести в пример мятежные улицы Египта, когда мусульмане, в дни массовых волнений, брали в кольцо коптскую церковь с ее прихожанами для защиты от возможных провокаций.

Или в том же Египте, когда христиане, взявшись за руки, окружали кольцом молящихся на Тахрире мусульман, дабы им никто не помешал совершить молитву.

Фото: Египетские христиане защищают мусульман во время молитвы

Потому, если есть хорошие примеры, которым можно научиться в мусульманских странах, то оставили бы в покое примеры государств-содомитов и страны, несущие по миру «свет» бомбами демократии.

Вообще же, нашим силовикам в Америке нравится и смертная казнь и тюрьмы Гуантанамо, вот только списки Магнитского, почему-то им не по душе.

Борьба с длиной усов и трусов

Методы, с которыми правоохранительная махина вломилась в тонкую религиозную ткань, разорвав ее на множество частей, является основным катализатором гражданского противостояния на Северном Кавказе. Целые отделы, и отдельные сотрудники полиции прошедшие первую и вторую чеченские войны, тысячи КТО (Контртеррористических операций – М.Т.) на Кавказе, потеряли связь с реальностью, и их боевой, командировочный опыт сегодня применяется и «успешно» вживляется во всех регионах нашей страны.

Многие граждане ликовали, и делают это по сей день, нескончаемым КТО, с упоением наслаждаются излиянием гигабайтов рассказов о «подвигах» всевозможными рупорами коллективного бессознательного российских спецслужб. И даже при том, что начинает понемногу осваиваться идеологический фронт пропаганды хардингушами, кавказпрессами и кайсымовыми, при этом никуда не деться от «длины трусов и усов», и это на самом деле диагноз. Вышли на идеологическое направление, овладели инструментарием, а идеологии как не было, так и не предвидится. Это говорит о том, что мало что изменилось в сознании тех, кто привык жить на баррикадах. А попросту - там нечему и меняться…

Поросль неистребимой инквизиции

Запрет исламской литературы, запрет на ношение хиджабов в школе, запрет на строительство мечетей в столице с многомиллионным мусульманским населением, запрет на проявление религиозности в общественных местах – все это общее, антирелигиозное, по большей части, антимусульманское сумасшествие поразило целиком российское общество в худших примерах, которые оно берет на вооружение с западных стран.

Вывод, из вполне частного случая с дагестанскими бизнесменами, можно сделать общий: молящиеся, верующие люди и демонстрирующие свою религиозность – обществом воспринимаются враждебно, с подозрением, с уверенностью в их неблагонадежности, в отличии, например, от демонстрирующих свою нетрадиционную сексуальную ориентацию.

Во всяком случае охранительные структуры и столпы государства, за неимением, ничего лучшего не нашли, как охранять общество от граждан своей страны. Ведь если ФМС просит руководителей служб безопасности организаций обращать внимание на совершающих мусульманскую молитву, - то это нельзя не считать тенденцией. Кроме того, что это совершенно вне компетенции ФМС, по логике вещей, миграционную службу больше должна заботить галопирующая коррупция в собственных рядах.

Но ей это не интересно, как не обращается этой службой внимание, например, на собственный отдел по г.Москве, находящийся на улице Докукина, где в день скапливается очередь из 500 мигрантов, чтобы получить свое разрешение на работу, «законным» и «прозрачным» способом оформленное через приквартированных к ФМС десятков посредников за 20, а то и более тысяч рублей.

И отстояв таким образом ежедневно, в течении недели, к мигранту приходит понимание, что такими темпами его разрешение закончится, а он не успеет даже отработать его стоимость. Ну и здесь, прозорливые и внимательные служащие ФМС России предлагают выход и за какие-то две-три тысячи можно вполне не напрягаясь миновать всю эту километровую процессию.

Но ФМС это никоим образом не заботит и не напрягает, лишь бы молящихся в организациях не было, а на улице так подавно.

Эпилог

Когда-то жили три быка, белый, черный и красный бык. Рядом, в поисках еды проходил лев и увидел их, пасущимися вместе. Он не мог справиться со всеми тремя сразу. Тогда он прибег к хитрости и пришел к черному и красному быку, и заключил с ними сделку. Он сказал им, что он очень свиреп и силен и если они позволят ему съесть белого быка, то он оставит их в покое. Черный и красный бык согласились, и лев убил, а затем съел белого быка.

Позже, через некоторое время лев проголодался снова. Он пришел к красному быку и убедил его в том, что он очень свиреп и силен, и если он позволит ему съесть черного быка, то он оставит его в покое. Красный бык согласился, и лев убил, а затем съел черного быка.

Через некоторое время лев проголодался, он снова посетил красного быка. В то время как красный бык видел смерть в глазах льва, в то время как клыки глубоко вонзились в его шею, он закричал: «Поистине я был съеден в тот день, когда был съеден белый бык!»

Это притча о российском обществе, о его разрозненных частях, обо всех нас. Понимание этого – ключ, панацея, лекарство от многих бед и потрясений.

Автор: Мухаммад Туаев

Комментарии 1