Общество

Одна неделя из жизни Халимы Фишер

Одна неделя из жизни Халимы Фишер

Халима Фишер открыла собственный детсад

Халима приняла ислам в те годы, когда мир еще не впал в антимусульманскую истерию, а Европа была гостеприимной для всех людей. Будучи студенткой Берлинского университета Гумбольдта, она познакомилась с молодым сирийцем, бежавшим в Германию от репрессий режима Хафеза Асада. Сегодня, когда немецкое правительство дает указания принимать в стране лишь тех беженцев из Сирии, которые исповедуют христианство, эта встреча вряд ли состоялась, говорит она.
     

Моя рабочая неделя начинается уже в воскресенье вечером. Приходится заранее планировать работу детского сада на несколько дней вперед. Часто случается, что кому-то из моих сотрудниц, – а их у меня шесть, -  приходится ездить на разные семинары или курсы повышения квалификации. В такие дни нагрузка на оставшихся работниках бывает еще больше, даже если я сама с утра становлюсь на место отсутствующей воспитательницы.

Детский сад, работающий по системе Монтессори, я открыла 7 лет назад. До этого я много лет работала в государственном дошкольном саду в Берлинском районе Нойкельн, считающемся наиболее проблемным с точки зрения социальной обделенности. Значительная часть жителей этого района, причем как иностранцы, так и коренные берлинцы, являются получателями социальной помощи или пособий по безработице. Соответственно и дети, которые приходили  к нам садик, были, в основном, выражаясь на языке социальных работников, «детьми потомственных безработных». Годами я наблюдала за тем, в каких условиях растут и воспитываются такие дети.

Нехватка мест в государственных детских садах – одна из главных проблем в Германии, особенно в западной ее части. Потому что в немецком обществе вплоть до последних одного-двух десятилетий прочно бытовало мнение, что настоящая женщина должна воспитывать своих детей дома, и даже не думать о работе или карьере  до тех пор, пока не поставит их на ноги. Знаменитое немецкое выражение «Тройное «К»- Kinder -Kueche- Kirche (дети- кухня- церковь) – это на самом деле не просто клише, но и по сей день сильно сидящее в немецком сознании представление о роли женщины. Особенно это заметно в западных землях страны, откуда я сама родом.

Садик по системе Монтессори был моей давней мечтой

После ухода из государственного садика, некоторое время я занималась тем, что называется «дневной мамой», то есть брала детей в рабочее время к себе домой и смотрела за ними, пока родители не вернутся с работы. В основном, это были дети моих подруг, приятельниц или родственников, – тех, кто не смог получить место в государственных детсадах или был не доволен качеством их работы. Спустя пару лет такой частной практики я смогла осуществить свою давнюю мечту – открыть собственный детсад, работающий по системе Монтессори.

Это особенная система, которая, как мне кажется, наилучшим образом подходит для индивидуального развития ребенка. Весь мой многолетний опыт работы с детьми, как и мои собственные детские годы, убедили меня в том, что одинаковый, «уравниловский» подход к ребенку убивает в нем индивидуальность, лишает его фантазии и самостоятельности. Тем более в наше время, когда родители зачастую стремятся как только возможно облегчить жизнь своих чад. Бывает, что к нам приводят ребенка пяти лет, который не может самостоятельно одеться или обуться, не говоря уж о том, что он не умеет завязывать шнурки ботинок. И это неудивительно, потому что мамы предпочитают покупать им обувь на «липучке», потому что так удобнее. Но в жизни не всегда все бывает удобно. И детей нужно готовить к этому. По исламу малыш с самого раннего возраста умеет различать правильное от неправильного. Ведь неслучайно дети уже с семи лет должны совершать молитву, то есть осознанно обращаться к Всевышнему и общаться с Ним.

Детям надо давать право выбора

Я стараюсь, чтобы дети в моем садике как можно больше были вовлечены во все, что происходит в его стенах на протяжении всего дня. Будь то приготовление еды, выбор игр или подготовка ко сну. Я специально не заказываю еду в службе доставки, как это делают в остальных подобных учреждениях. Вместо этого родители по очереди готовят пищу у нас на кухне. Это сплачивает детей и взрослых, а сами дети имеют непосредственное влияние на то, что подают им на обед. К тому же так мы точно знаем, из каких продуктов приготовлено то, что мы подаем малышам. Если кто-то думает, что дети каждый день заказывают картошку фри и колу, он глубоко ошибается. Наоборот, родители часто бывают в замешательстве, видя, как их собственное чадо, дома никогда не прикасающееся к овощам, в садике с удовольствием ест брокколи или морковь. Меня-то это не удивляет, так как я знаю, что это – результат доверия и серьезного отношения к детям, которым нужно предоставить право выбора. Мы лишь помогаем им осуществить его.

Среди детей, посещающих мой садик, есть как мусульмане, так и католики и евангелисты. Есть также дети, чьи родители равнодушны к любой религии. Для мусульманских детей два раза в неделю я провожу уроки ислама. Все остальные дети, по желанию родителей или самих детей, могут присутствовать на них. Или заниматься в это время другими делами.

Ориентальско-немецкое счастье

Если бы двадцать два года назад я не встретила моего будущего мужа Фарида, и с его помощью не узнала прекрасный мир ислама,  возможно, моя жизнь сегодня была бы другой. Но я уверена, что она все равно рано или поздно привела бы меня к исламу. Потому что я нашла в нем то, что всегда искала с раннего возраста и не могла найти ни в родительском доме с его строгим «прусским воспитанием», ни в школе, ни позже во время моих скользких попыток взрослой жизни.

Когда я приняла ислам и вышла замуж за Фарида, многие мои подруги пророчили, что это просто временная блажь, и что кто-то из нас обязательно бросит другого, – либо я его, либо он меня. Но прошло больше двадцати лет, а мы все еще счастливы вместе. Завтра утром мы поедем на субботний рынок, чтобы набрать свежих  продуктов. А ближе к вечеру вместе будем готовить ориентальско-немецкий ужин.

Автор: Майнат Абдулаева

Комментарии 0