Общество

Камиль хазрат Самигуллин: «Ислам превратили в поле, на котором каждый хочет попинать мяч»

1.jpg
 Камиль хазрат Самигуллин: «Сегодня в стране 80 процентов имамов – это татары. Нам есть чем гордиться, но при этом не надо забывать, что мы – пример. К сожалению, не все казанские имамы понимают свою значимость...»

 

ПЯТЬ КЛЮЧЕВЫХ ПУНКТОВ ПРОГРАММЫ КАНДИДАТА В МУФТИИ, ДЛЯ ЧЕГО ЕГО ЖЕНЕ «ЧЕРНЫЙ ПОЯС» ПО КАРАТЭ, И В ЧЕМ РОССИЙСКИЙ ИСЛАМ ДЕМОКРАТИЧНЕЕ АРАБСКОГО И ТУРЕЦКОГО. ЧАСТЬ 1-Я

     

На следующей неделе, 17 апреля, пройдут выборы муфтия РТ. Главный претендент на этот высокий пост  28-летний Камиль хазрат Самигуллин, чье недавнее назначение на пост и.о. председателя Духовного управления мусульман вызвало большой резонанс в республике. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» он впервые изложил свое видение ситуации в умме, рассказал о своей семье и образовании, а также о своем отношении к представителям радикального ислама.

«В СТАМБУЛЕ ПОЛУЧИЛ ИДЖАЗУ С ИСНАДОМ»

- Камиль хазрат, вы мало знакомы жителям республики. Расскажите о себе – откуда вы родом, из какой семьи, как пришли в ислам?

- Когда мне было 11 лет, я начал ходить в мечеть. Первой моей учительницей была Райса ханум, у которой я научился читать Коран. В 14 лет я уже осознанно встал на намаз и, благодарю Аллаха, до сегодняшнего дня не пропускаю. После 9 класса в 15-летнем возрасте я поступил в медресе «Мухаммадия», параллельно учась в 10 - 11 классах в казанской школе на улице Островского. Закончив школу, я направился в Северо-Кавказский исламский университет (СКИУ), который находится в Махачкале, столице Дагестана. Сам муфтий Ахмад-хаджи был ректором этого вуза.

Меня одолевало желание выучить Коран наизусть, поэтому, взяв академический отпуск, я направился в Стамбул, где планировал учиться один год. Но учеба меня затянула, и я остался в Турции на более длительное время. Я закончил медресе в Стамбуле и получил разрешение на преподавание иджазы (шариатских наук) с иснадом (непрерывной цепи преемственности до самого Пророка, который проходит через Абу Ханифу).

- Что означает этот документ?

- Документ означает, что я получил разрешение на преподавательскую деятельность. Документ выдает ученый, у которого я обучался. А он, в свою очередь, получил его от своего учителя, тот – от своего, и так далее. Эта цепочка идет до самого Пророка Мухаммада. А преемственность – это часть религии.

Эта научная и духовная преемственность раньше была и в Татарстане. А сейчас ислам превратили в поле, на котором каждый хочет попинать мяч. Например, кто-то с уверенностью говорит, что такое-то изречение Пророка означает именно это, и нам остается либо верить ему, либо опровергнуть его утверждение. Но если он взял это понимание от своего учителя, а тот – от своего, и так до того, кто видел Пророка, то у нас не остается сомнений.

- То есть получается личная ответственность учителя за знания своего ученика?

- Конечно! И такой документ невозможно купить.

- С одной стороны, это институт авторитета, а с другой - некая монополия на толкование постулатов религии… Если нет документа, то нельзя говорить о Боге?

- Каждый из нас в школе изучал математику, физику, биологию, но никто себя специалистами в этих науках не считает. Но почему-то, прочитав пару книг о религии, человек начинает выступать как специалист по исламу.

- А свое мнение человек может высказать?

- Каждый человек имеет право говорить свое мнение, но не может сказать, что Господь говорил именно это, или хадис означает точно вот это и ничего другого.

- Такие утверждения могут высказывать только те, кто имеет соответствующий документ?

- Нет, мы можем только передать в качестве «микрофона»: Абу Ханифа считал так-то и так-то… Бумага – это не цель, это всего лишь подтверждение, что я видел того, кто видел того… Здесь речь идет не о монополии на толкование, а о сохранении самой религии. Когда ислам распространялся, разные народы вносили в него что-то свое. Например, персы поклонялись огню, и какие-то фрагменты своего верования они тоже принесли в ислам. Поэтому истинные ученые объединились, чтобы сохранить пророческий ислам.

«НАША РЕЛИГИЯ ЗИЖДЕТСЯ НА ЛЮБВИ»

- Кто ваши родители? Они как-то повлияли на ваш выбор духовного пути?

- Мои родители - обычные люди, и я благодарен им за то, что они никогда не препятствовали моему выбору. Даже поддерживали. 

- Где вы родились?

- Я родился в 80 километрах от Казани, в поселке Красногорск Республики Марий Эл. Сегодня родители живут в Волжске.

- Ректор РИУ Рафик Мухаметшин на интернет-конференции с читателями нашей газеты сказал, что сегодня в некоторых мусульманских семьях происходит разлад, когда молодые люди осуждают «советское поколение» - своих родителей - за то, что они «неправильно» понимают ислам - только как традиции и обряды. В вашей семье такое было?

- Нет, у нас было взаимопонимание. Но такое часто бывает, это называется «юношеский максимализм». К сожалению, порой люди забывают о самом лучшем примере – Пророке, как он завоевывал сердца. Надо уметь завоевать сердце, расположить человека к себе. Это очень важно.

Мы признаем всех пророков – от Адама до Мухаммеда. Если мы вспоминаем Моисея, то видим такое его качество, как «тот, кто общался с Богом». Когда мы говорим об Иисусе, то вспоминаем такое качество, как «Аллах передал ему душу» (рухулла). Когда мы говорим об Ибрахиме, то вспоминаем – «он друг Аллаха». Когда мы говорим о нашем Пророке, то говорим «любимец Аллаха». То есть наша религия зиждется на любви. Основа религии – это любовь. К сожалению, не всегда мы росли на правильных примерах. А детям нужно давать правильные примеры. Если хорошо знать свою религию, то проблем не будет.

- Расскажите о своей собственной семье. Известно, что у вас трое детей. А чем занимается жена?

- Некоторые считают, что, наверное, жена у меня «забитая»… А у нее – черный пояс по каратэ си кушинкай! Она имеет высшее экономическое образование, активно пишет статьи для одного из исламских сайтов. Очень «продвинутая» активная женщина. Родом она из Казахстана.

- А вы спортом занимались?

- Нет, я больше книжки читал…

Говорят, у мусульман не принято отмечать свой день рождения, но я все-таки спрошу о нем, ведь он у вас именно сегодня – 22 марта. Проснувшись утром, вы вспомнили о том, что 28 лет назад вы в этот день появились на свет? (интернет-конференция состоялась 22 марта – ред.)

- Мне позвонила мама и напомнила об этом… День рождения бывает один раз – когда человек родился, а каждый год – это причина осознать, чего я добился, что сделано и предстоит сделать. Об этом я думаю, как бы взвешивая свои деяния.

- В кругу семьи отмечаете день рождения?

- Я не уделяю этому событию большого внимания, для меня есть другие, священные, дни и ночи, которые мы и стараемся праздновать. А праздновать или не праздновать свой день рождения – это выбор каждого.

«НАДЕЮСЬ, ЧТО И  ДАЛЬШЕ БУДУ УЧИТЬСЯ»

- У кого вы учились в Турции?

- Я наблюдал в интернете, что раздувают тему моего обучения в Турции… Но кроме Турции я учился и в Дагестане, и в Казани – в этом году получаю диплом Российского исламского института. Вернувшись в Татарстан и работая имамом, я продолжал свое обучение, чтобы получить диплом российского образца.

Надеюсь, что и дальше буду учиться. Я очень хотел постичь науку хадиса именно у тех ученых, которые имеют цепочку до Пророка. И через современные информационные технологии такого ученого мы нашли в Марокко – это шейх Абдуррахим Саид Ликрим бин Нахиль. Это очень известный ученый, он обучался в Дамаске, имеет много разрешений на различные книги. Сейчас он преподает в университете города Макнас.

Через Skype я обучался у него, но этого не хватало: чтобы встроиться в «цепочку», нужно выполнить одно условие – увидеться со своим учителем хотя бы раз в жизни. Мне повезло – ученый приехал в Казань, был здесь уже два раза по приглашению РИУ. И я получил от него иджазу – разрешение на преподавание 6 сборников достоверных хадисов.

«В 2008 ГОДУ ОБЩИНА ВЫБРАЛА ИМАМОМ»

- Вы несколько лет работали имамом…

- Точнее – с 2008 года был имам-хатыбом мечети «Тынычлык» в поселке Мирный.

- Почему именно в этой мечети? Вас кто-то туда направил?

- Меня пригласили туда знакомые. Имам этой мечети был пожилым и хотел видеть в своих помощниках молодого хазрата. Сначала я ему помогал, а когда ему было больше 80 лет, он ушел. И община выбрала меня имамом. С тех пор я там и работал.

- Два года назад вы оказались в Духовном управлении мусульман РТ…

- В Духовное управление меня пригласил Илдус хазрат Файзов, и он поручил мне возглавить издательский отдел. Мы занимались переводом различных книг, подготовкой их к изданию. Пока издано мало, потому что мы делали упор на переводы.

- А сколько издано книг?

- Думаю, пять-шесть. В прошлом году мы проделали огромную работу по изданию казанского Корана «Казан басмасы». Трудность была в том, что были опечатки, поскольку книгу много раз сканировали, и появлялись какие-то непонятные знаки. Нам надо было его почистить – на это ушло четыре месяца. И в прошлом году под руководством Илдуса хазрата книга была нами переиздана. Мы также перевели около 20 различных трудов, а в этом году начнем их издавать.  

- Какие труды будут изданы?

- Например, известный труд Ахмада Хади Максуди «Гыйбадате исламия». Да, эта работа несколько раз переиздавалась. Как известно, сам труд был написан на старо-татарском языке, был переведен и издан много раз, но книга, которая была переведена, была издана в 1917 году. Мы же нашли более ранний вариант 1913 года и обнаружили, что есть некоторые отличия. Эту книгу мы перевели на современный татарский и русский языки. В ближайшее время книга уже будет издана 10-тысячным тиражом.    

Также издаем труд Ахмада Хади Максуди «Книга алфавита», изданный в 1917 году. Ее мы перенабрали на компьютере. Есть книги по ханафитскому мазхабу, которые состоят из 700 страниц. У нас огромные планы по восстановлению исторических книг.

Как известно, 2013 год Духовное управление объявило годом Шигабутдина Марджани, которому в этом году исполняется 195 лет. У него есть около 30 трудов на арабском языке. Мы много говорим о своем наследии, а когда нам говорят: покажи, мы этого сделать не можем. И здесь цель - даже не перевести книги, а хотя бы сохранить их. Они лежат в библиотеках.

Например, один сотрудник РИУ показал файлы книги Марджани по толкованию древней науки основ шариата (усуль аль-фикх), которую он нашел в Египте в библиотеке. А у нас о такой книге ничего не известно. Эта книга на арабском языке, перевести ее будет очень трудно, потому что даже преподавать эту науку очень сложно. Наша цель – хотя бы перенабрать ее на арабском языке и показать миру, что она у нас есть.

2.jpg
"И если кто-то будет упрекать нас в том, что были исключения в виде июльских событий прошлого года, то ни одно исключение не портит правило" 


- Во время работы по изданию книг у вас были проблемы с ФСБ, которая, как известно, борется с экстремистской литературой?

- Прежде чем издавать, мы думали – нужна ли книга, о чем она? Советовались с Илдусом хазратом. Решения не были спонтанными. И только после этого начинали перевод.

«ЕДИНОГЛАСНО ВЫДВИНУЛ ПЛЕНУМ МУХТАСИБОВ»

- Именно Илдус хазрат предложил вашу кандидатуру вместо себя на должность муфтия?

- Последние три месяца я был его заместителем по научной работе, и то, что стал исполняющим обязанности муфтия, – это естественный процесс.

- Сколько всего замов у муфтия?

- На тот момент было два – первый зам и зам по научной работе. Поскольку первый зам изъявил желание вернуться на работу в Российский исламский институт, осталась только моя кандидатура. А впредь у муфтия предусматривается четыре заместителя.

- Получается, что Илдус хазрат выдвинул вас в свои преемники?

- Меня единогласно выдвинул пленум мухтасибов. Вы меня не знаете, потому что я сидел в Духовном управлении, занимался научной деятельностью. А вот что касается мухтасибов, то они меня знают, потому что я тесно общался с религиозными людьми, отвечал на их вопросы по основам шариата, был членом совета улемов.

- Вам не страшно брать на себя ответственность в столь непростое время для мусульманской уммы Татарстана?

- Страшно. Очень страшно.

- Своя команда у вас есть?

- Конечно. В нее вошли Илдар хазрат Баязитов, который будет руководить социальным направлением, в том числе молодежным движением и союзом мусульманок. Рустам хазрат Батров руководит научными проектами, в том числе УМО – учебно-методическим объединением. Нияз хазрат Сабиров будет заведовать деятельностью экспертного совета, отдела пропаганды и отдела по взаимодействию с УФСИН. Планов очень много – и по стандартизации религиозного образования, и по выпуску журналов, хотим издать религиозный календарь.

- О чем вы разговаривали во время встречи с президентом Татарстана?

- Я высказал свое видение по некоторым вопросам. Общались, пили чай, даже шутили… Считаю, была очень продуктивная беседа.

- Ваши противники говорят, что вы ставленник аппарата президента. Что на это вы можете сказать?

-  Как вы знаете, Духовное управление – это общественная организация, и ее существование зависит от желания мусульман. Если мусульмане не будут меня воспринимать, что мне там делать? Если я смогу принести пользу мусульманам на этой работе, что-то поменять к лучшему, то я буду только рад. И если это будет, то это будет решение самих мусульман.

IMG_9356.jpg
 "Молодость – это такой недостаток, который быстро пройдет…" 


«ОШИБАЕТСЯ ТОТ, КТО НЕ СОВЕТУЕТСЯ»

- Не считаете свой молодой возраст недостатком для этой работы?

- Молодость – это такой недостаток, который быстро пройдет…

- Вас воспримет старшее поколение?

- Как говорит наш Пророк, тот, кто не проявляет уважения к старшим и не проявляет милосердия к младшим, тот не из нас. Мы всегда будем уважать старших. У нас есть шура аксакалов - совет старейшин, есть старший казый - судья, с которыми мы всегда будем советоваться. Ошибается тот, кто не советуется. Я не могу взять груз всей ответственности только на себя одного.

- Как вы оцениваете обстановку в Татарстане?

- У Татарстана есть свое направление – он всегда отличался своей толерантностью. И если кто-то будет упрекать нас в том, что были исключения в виде июльских событий прошлого года, то ни одно исключение не портит правило.

Мы должны укрепить единство мусульман, но в рамках ханафитского мазхаба татарского богословского наследия. Объединиться, но не на их условиях, а на наших. Я считаю, что татары - такой народ, что практически любой вопрос могут решить за чашкой чая.

«МЕНЯ ДАЖЕ КТО-ТО НАЗВАЛ ФАНАТОМ ХАНАФИТСКОГО МАЗХАБА»

- Вы относитесь к общине «Исмаил ага», однако лидер этой общины Ахмет Джубили выступал в поддержку чеченских боевиков. Прокомментируйте, пожалуйста, этот момент. (Рамиль Султанов)

- Мечеть «Исмаил ага» – это одна из нескольких тысяч мечетей Стамбула, и к ее общине я никак не могу относиться. Я отношусь к общине мечети «Тынычлык», потому что хожу в нее. А когда я в Стамбуле изучал Коран, просто недалеко жил от этой мечети. Что касается Ахмета Джубили, то он не является лидером этой мечети. Может быть, он появился там один-два раза в год. У мечети есть имам, он и является ее лидером.

…Кто-то просто поднимает истерию вокруг того, что я учился в Турции. Почему-то никто не говорит, что я учусь в РИУ.

К какому ответвлению суфийского тариката Накшбанди вы себя относитеРасскажите, пожалуйста, об его особенностях.(Дамир) Сделаете ли вы обязательным критерием для имамов, подведомственным работе ДУМ РТ, быть членом тариката Накшбанди? (Искандер)

- Для нас приоритет – это ханафитский мазхаб. Меня даже кто-то назвал фанатом ханафитского мазхаба. И никто никогда от меня не слышал, что я принадлежу к какому-то тарикату. И не найдете ни одного человека, которого я призывал бы в тарикат.

13.jpg
"Люди даже простых вещей не знают в ханафитском мазхабе, где уж говорить о высоких материях?! Научить бы правильно читать намаз, наладить взаимоотношения в семье..."


Что касается имамов, то у нас, во-первых, есть устав, по которому мы работаем согласно ханафитскому мазхабу. Тарикат – это путь духовного развития, который раньше был всегда присущ татарскому народу. И все известные исламские ученые - Марджани и т.д. – были суфиями в этом понимании. Суфизм – это путь духовного саморазвития, самопознания. И это абсолютно личное дело – сколько человек восхваляет Аллаха ночью у себя дома.

Всех верующих Татарстана мы должны привлечь к ханафитскому мазхабу, правильной акыде, быть богобоязненным. А быть аскетом мы никого заставить не можем. К этому мы и не должны призывать. Люди даже простых вещей не знают в ханафитском мазхабе, где уж говорить о высоких материях?! Научить бы правильно читать намаз, наладить взаимоотношения в семье...

«НИ ОДИН ИЗ ЗАБЛУДШИХ ЗАБЛУДШИМ СЕБЯ НЕ СЧИТАЕТ»

- Вы сказали, что во времена распространения ислама разные народы вносили в него свои традиции и учения, а вы стремитесь к истокам ислама. Но ведь и салафиты ратуют за чистоту ислама…

- Не каждый, кто надел белый халат, может считаться врачом… Мы считаем, что суннитское течение ислама – это четыре правовых школы, четыре мазхаба. На территории России распространены два из них: в Поволжье – ханафиты, на Кавказе – шафииты. Это традиционные мазхабы для данных территорий. Духовное управление действует на основе своего устава, а в нем прописан ханафитский мазхаб.

Естественно, ни один из заблудших заблудшим себя не считает. Но наши деды придерживались именно этого мазхаба. Конечно, не все его понимают правильно, и требуется проводить ликбез – печатать литературу, обучать, показывать, каков настоящий ислам.

- Как вы относитесь к вопросу выборности мулл, муфтиев в Татарстане и в России? Как вы знаете, наш Пророк как-то сказал: «Выбирайте себе самых достойных имамов». Т.е. принцип выборности имамов в мусульманской умме заложен 1400 лет назад (orel1951).

- В исламе было две позиции. Когда наш Пророк не мог присутствовать на молитвах, он оставлял вместо себя Абу Бакра - своего ближайшего друга. После ухода из этого мира нашего Пророка мусульмане выбрали Абу Бакра, так как на него было указание Пророка, он был самым достойным среди них. Потом были выборы, и Усман выиграл у халифа Али на один голос. Он правил 12 лет, после чего 6 лет правил Али.

Но в арабских странах и в Турции в мечетях не выбирают имамов, они назначаются. Мы в России в этом вопросе – самые демократичные. Если посмотреть на практику, то махалля мечети выбирают имама, а потом предлагают его муфтию, который утверждает его. Может быть, это и выглядит как назначение, но на самом деле имама выбирают. Если имама назначили, а он не знает прихожан мечети, не общался с ними, и они не хотят видеть в нем имама, то он просто не сможет там работать. Выборность, желание народа все равно есть. И у нас это сохранилось лучше, чем у других.

«ПЕРВОЕ - ЭТО УКРЕПЛЕНИЕ ЕДИНСТВА МУСУЛЬМАН»

- С какой программой вы идете на выборы муфтия РТ? Какие проблемы мусульманской уммы вы видите? (Рустам Хамидуллин)

- Моя программа – это все, что наболело. Во-первых, два года назад на курултае всех мусульман было обозначено, что свою работу Духовное управление будет вести согласно ханафитскому мазхабу. Надеемся, что так будет продолжаться и впредь.

Первое, о чем хотелось бы сказать, это об укреплении единства мусульман, потому что это очень важно. У нас могут быть различные мнения, потому что все мы разные люди, и это нормально. Даже пальцы одной руки все разные, но они должны быть вместе. И Господь сказал, что все верующие – братья. То есть вокруг этого мы должны находить общий язык. Но мы никогда не найдем общего языка с террористами и всеми теми, кто призывает к совершению зла. С ними у нас диалога не будет.

Второе – это формирование хорошего имиджа ислама. Имидж есть, просто мы не работали над собой и не можем показать его. Над имиджем надо работать.

Третье – социальное служение. Большая социальная работа со слепыми проводится в мечети «Сулейман», а имам этой мечети Илдар хазрат Баязитов - в нашей команде, он будет руководителем социальных проектов. У него есть колоссальный опыт, старание, желание. Сегодня мы нуждаемся в реабилитационных центрах для алкоголезависимых людей, для вышедших из мест лишения свободы. Осужденные сами говорят, что не знают, что им делать, потому что некуда возвращаться. Есть проблема и с инвалидами. Всем им нужно протянуть руку помощи. Сегодня на улице Серова строится учебный центр на 2,5 тысячи квадратных метров для незрячих людей, рядом будет мечеть.

11.jpg
"Зарплата у имамов разная – она зависит от размера прихода, от места расположения мечети. Правда, некоторые имамы занимаются и параллельной работой – издают книги, держат магазинчик" 


Четвертое – исламское образование. В свое время активисты за свои деньги объехали все медресе, изучили их опыт. Затем было решено создать УМО – учебно-методическое объединение, составить религиозную учебную программу, подобрать нужные книги. Вообще, есть такая мечта – вести обучение по книгам наших ученых, потому что по каждой науке есть труд, написанный рукой татарского ученого. У нас также есть необходимость воспитать собственных ученых международного уровня, чтобы они знали арабский язык, разбирались в науках, чтобы их признавали во всем мире. И для этого у нас есть фундамент – Российский исламский институт. Возможности есть, необходимо только желание.

Пятое – это трудоустройство молодых кадров. Обязательно надо продумать помощь мечетям. Порой бывает так, что имам вместо того, чтобы заниматься нравственным воспитанием, вынужден искать средства для содержания мечети. Сегодня все работы в мечетях выполняются на общественных началах. Нужно продумывать различные варианты, например, в ряде городов есть такой опыт, когда махалля делают членские взносы.

Проблемы казанских имамов и деревенских имамов сегодня совершенно отличаются: если казанских больше заботит решение идеологических проблем, то деревенские озабочены хозяйственными вопросами - как бы газ сделать подешевле… И зарплата у всех разная – она зависит от размера прихода, от места расположения мечети. Правда, некоторые имамы занимаются и параллельной работой – издают книги, держат магазинчик.

Казань всегда была духовным центром татарского народа, а татары – вторая по численности нация в России. Мы первыми на территории нашей страны приняли ислам, более того, даже раньше, чем некоторые арабские страны. Сегодня в стране 80 процентов имамов  – это татары. Нам есть чем гордиться, но при этом не надо забывать, что мы – пример. К сожалению, не все казанские имамы понимают свою значимость. И вокруг этого статуса надо объединяться и строить свою работу. Отрадно, что в этом году состоится четвертый съезд татарских религиозных деятелей России.

«НАДО ПОКАЗАТЬ КРАСОТУ ИСЛАМА»

- Хотелось бы уточнить некоторые пункты вашей программы. В исламе есть традиция социальной работы?

- Конечно! Например, 200 - 300 лет назад даже была комиссия, которая смотрела за благополучием диких животных в лесу, чтобы они были сытыми и не приходили в деревню. Просто мы порой забываем свои традиции. А ведь проблемы, которые поднимаются сегодня, были и 100, и 200 лет назад. Наши предки уже ответили на многие вопросы.

Вы сказали, что надо менять имидж ислама. А что надо показывать?

- Красоту ислама. Надо показать то, к чему призывает ислам. Самое главное – люди видят отношение к ним, чувствуют, когда к ним относятся искренне. Именно эта искренность завоевывает сердца.

…Когда Пророк в Медине был не только пророком но и правителем, его соседом был неверующий, который каждый день бросал мусор на его пути. И Пророк не ругался с ним, а просто убирал этот мусор. Это продолжалось долгое время. И как-то раз Пророк не увидел мусора и решил узнать, что же случилось с соседом. Сказали, что он болеет. Тогда Пророк пришел к нему. Тот был обескуражен: почему ты ко мне пришел? Пророк ответил, что его религия призывает к миру, к хорошим отношениям с соседями. Сосед находился на смертном одре, а в такие моменты сердце более тонко воспринимает подобные вещи, и он, увидев искренность в лице Пророка, сказал: «О, отец Касыма, дай мне свою руку – я присягну тебе». И он принял ислам. Надо брать пример с Пророка!

 

Справка

Камиль Самигуллин родился 22 марта 1985 года.

Религиозное образование:

2003 год - учеба в Северо-Кавказском исламском университете (г.Махачкала).

2004 - 2007 гг. – обучение в медресе Стамбула с получением иджазы (разрешение на преподавание шариатских наук) с иснадом (непрерывной цепи преемственности до самого Пророка (сгв), который проходит через Абу Ханифу) по фикху, усуль фикху, акыде, усуль хадису, хадису, хусну хатту, сарфу и нахву. Также имеет иджаза на преподавание 6 сборников достоверных хадисов от шейха Абдуррахима Саид Ликрим бин Нахиля (Марокко).

2013 год – получил образование на факультете исламских наук Российского исламского университета.

Свободно владеет арабским и турецким языками.

Место работы:

2008 год - избран имам-хатыбом казанской мечети «Тынычлык».

С 2011 года - руководит издательским отделом ДУМ РТ.

Заместитель муфтия по научной работе, член президиума ДУМ РТ, член совета улемов ДУМ РТ, советник главного казыя РТ, руководитель экспертного совета ДУМ РТ.

С 6 марта 2013 года – исполняющий обязанности муфтия РТ.

Комментарии 11