Политика

Лига арабских государств (ЛАГ) на службе Запада

Лига арабских государств (ЛАГ)

Лиге арабских государств (ЛАГ) в текущем году исполняется 68 лет. Она была образована сразу после Второй мировой войны в 1945 году. Ее формирование ознаменовало собой поворотный момент в истории Ближневосточно-Североафриканского региона (БСАР). Организация могла стать той точкой опоры, вокруг которой могло возникнуть политическое единство стран арабского мира. Что получилось в итоге? Чтобы ответить на этот вопрос взглянем на текущую ситуацию и статус ЛАГ с позиции реалий нашего времени.

     

Не секрет, что БСАР является важнейшим, если не ключевым стратегическим регионом, к которому вот уже более 200 лет приковано внимание ведущих держав Запада. Позже политическая ситуация в регионе осложнилась включением его в сферу интересов коммунистического блока во главе с СССР.  С недавних пор и Китай играет активную роль в политической жизни БСР. Таким образом, можно констатировать, что страсти вокруг благодатного региона лишь накаляются.

Какова была роль и место ЛАГ в этой бурнокипучей политической возне вокруг стран, входящих в БСАР? Возьмем не столь уж далекую историю, а именно: обострение внутрирегиональных проблем в 1990-е годы. Процесс характеризовался нарастанием противоречий между самими арабскими странами и на фоне усиления арабских монархий Залива. По мнению экспертов, в эти годы роль ЛАГ в международных отношениях заметно уменьшилась. О том свидетельствует, к примеру, неспособность Лиги дать достойный политической отпор американской оккупации Ирака в 2003 г., объединив вокруг себя лидеров арабских государств. Подобное фиаско Лиги не прошло незамеченным и среди стран-участниц этой организации вдруг отчетливо зазвучали голоса тех политических лидеров, которые резко осудили соглашательскую политику Лиги и выступили за ее реформирование, вплоть до внесения изменений в Устав Лиги. Среди таковых был Муаммар Каддафи. Он оказался наиболее жестким критиком деятельности Лиги. Угрожая вывести Ливию из состава Лиги, Каддафи подкрепил свою угрозу, инициировав создание Африканского союза.

Лига арабских государств (ЛАГ)

И теперь обратимся к событиям совсем недавней истории: к политическим коллизиям, вызванным «арабской весной». Казалось бы, ЛАГ громко заявила о себе как дееспособная региональная организация. Она продемонстрировала способность влиять на ситуацию в регионе, но вот только механизм этого влияния вызывает вопросы… например, кто, или какие политические силы на самом деле правят ЛАГом? Ведь вместо объединительно-защитных шагов, которые ЛАГ могла бы предпринимать в целях защиты общеарабской ойкумены, эта организация превратилась в удобный инструмент, посредством которого кто-то таскал каштаны из огня… Подобная двойственность в политике ЛАГ отчетливо проявилась в ходе ливийской трагедии: ЛАГ приняла решение, которое никак не отвечает духу этой общеарабской организации, она ввела режим изоляции Ливии, вдобавок обратившись к международному сообществу с призывом вмешаться в ливийский конфликт. В качестве повода для принятия таких решений Муаммару Каддафи и его режиму была инкриминирована расправа с вооруженными (!) демонстрантами. Даже если Каддафи дал вооруженный отпор стреляющим оппозиционерам, то в этом нет ничего предосудительного. Представьте, что на улицы Москвы или Вашингтона вышли толпы вооруженных оппозиционеров, стреляющих куда ни попадя. Как бы среагировали власти?

Небольшой экскурс в события того времени позволяет сделать однозначный вывод о том, что руководство ЛАГ просто отомстило Муаммару Каддафи, попутно выполнив заказ США об уничтожении как такового режима, созданного романтиком в полковничьих погонах. Если это не так, то почему, когда подобные события происходили в других арабских странах, то ЛАГ не реагировала столь же активно? Более того, организация не исключила из своих рядов Ирак, который в 1990 г. оккупировал соседний Кувейт, подвергнув насилию целую страну, а членство Египта в Лиге было только приостановлено в 1979 г., хотя тогда ему инкриминировалось «предательство интересов» всего арабского мира. Или недавняя история, когда власти расправлялись с шиитскими оппозиционерами в Бахрейне, например. ЛАГ не возмущалась и не призывала к изоляции  Бахрейна, не призывала Запад к вмешательству в гражданский конфликт.

Таким образом, предав Ливию и открыв путь странам НАТО для бомбардировок этого островка социального благополучия в регионе, ЛАГ не только отказалась своей основной роли объединителя арабских стран. Она продемонстрировала свою подлинную сущность, а именно: в результате двуличной политики, проводимой ЛАГ, арабы стали убивать арабов как внутри страны, так и приходя извне, как например, самолеты для патрулирования ливийского воздушного пространства, направленные ОАЭ и Катаром.

Неудивительно, что ЛАГ заняла  похожую позицию по отношению к Сирии тоже. Однако здесь проамериканская политика руководства ЛАГ не прошла на ура: Сирия – это государство-основатель ЛАГ. Ливан и Йемен голосовали против резолюции, приостанавливающей членство Сирии в ЛАГ, Египет и Алжир отказались отзывать своих послов из Дамаска, вопреки решению ЛАГ. Налицо политической раскол в ЛАГ. Но это не мешает ЛАГ продавливать интересы монархий Персидского Залива, прежде всего, Саудовской Аравии и Катара, которые стали играть в этой организации доминирующую роль и активно использовать ее инструментарий в своих целях. Так что американцам даже не нужно париться о соблюдении своих интересов в БСАР – за них исправно работают КСА и Катар. Ведь решение ЛАГ о приостановке членства в ней Сирии и введении политических и экономических санкций против Дамаска стало результатом влияния и активности Саудовской Аравии.

Вот так чужими, (но арабскими) руками Лиги арабских государств «сваливаются» политические режимы, неугодные Западу.

Комментарии 1