Их нравы

Качественная порция антиисламской пропаганды от российского телевидения: «Современная Турция уже стала радикально исламистской»

Турция за многие десятилетия неудачных попыток вступить в Евросоюз приходит к разочарованию и меняет траекторию. Исламизация расправляется со светскостью, завещанной Ататюрком.

     

25 лир, полицейский контроль — и ты в раю. Посланники из Константинополя так же описывали Софию князю Владимиру в Х веке. Под куполом — ангел, Богородица в апсиде. Едва различим архангел Гавриил, но чудо, что хоть что-то сохранилось. В 1453-м, взяв город, султан Мехмет совершил в храме пятничный намаз и велел обратить храм в мечеть — фрески смыли, мозаики замазали, лики святых прикрыли металлическими накладками, четыре минарета поставили по периметру.

"Сюда приходят как в музей. Но вы постойте хотя бы час. Вы увидите — люди молятся. И христиане, и мусульмане. Каждый — по-своему. И они не мешают другу другу", — говорит арт-директор музея Ишин Фыратлы.

Никто никому не мешал 80 лет. Мусульмане читают суры из Корана на кожаных щитах, христиане — древние мозаики. Штукатурку с образов смыли после декрета Ататюрка "О превращении Великой Софии в музей". Но если парламент проголосует и в собор вернутся мусульманские службы, значит, придется все опять замазывать — изображения людей в исламе запрещены.

"То, что из Софии хотят сделать мечеть, — в Турции вообще не тема. Случись такое, никто не удивится. У нас у власти — радикальные исламисты, что тут удивительного? Вот мир тряхнет", — уверен профессор политологии Стамбульского университета Хака Гюнеш.

Автора самой известной фразы "Я счастлив, когда я говорю: "Я — турок!" боготворят с детского сада. Первый президент республики, реформатор, блестящий военный. Его оценки — 42 балла из 45 по организации боя, стратегии. По математике — "отлично", языки — "отлично". С Ататюрком можно посидеть на одной скамье в его классе — это академия Генштаба, по окончании которой он был арестован и сослан — за критику султана.
Во дворце Долмабахче можно зайти в его кабинет, спальню. Ванная комната и стойка с огромным количеством лекарств — основатель светской Турции боролся с исламом "всеми силами". Он принял декрет о равных правах мужчин и женщин, отделил церковь от государства — это официальная биография. Вечера — об этом в Турции все еще говорят шепотом — проводил в обществе "раскрашенных женщин", курил и безбожно пил ракию — цирроз печени врачи диагностировали перед смертью.

Формально Ататюрк — это все еще святое. Там наверху все оставили так, будто он и правда просто куда-то вышел. Но у султанского дворца теперь есть и новый хозяин — премьер-министр Эрдоган забрал себе правую часть комплекса. Вот уже пять лет это и его официальная резиденция.
Часы во всех комнатах дворца показывают 9.05 — время смерти Ататюрка. Но время в Турции замерло не навсегда. Полы в Долмабахче уже протирают женщины в хиджабах. Про великую роль армии в управлении государством теперь рассказывают в Военном музее — исламистам военные перевороты не нужны.

Перемены и контрасты уже видны невооруженным глазом. На самой светской в Стамбуле площади — Таксим — мини-юбки и платки. В районе Фатих — там, где в витринах выставлены роскошные свадебные платья, каждая вторая — в чадре. В пятницу перед намазом у новой мечети не припарковаться, будто никто не работает — все здесь.

"Пляжи на юге уже разделены на мужские и женские. Есть мусульманские гостиницы. Многие студентки — в хиджабах. А взять нашу столовую! Еще вчера там можно было купить вино, сейчас — никакого алкоголя. Это совсем не та республика, о которой мечтал Ататюрк. Современная Турция уже стала радикально исламистской", — вздыхает Хака Гюнеш.

В Стамбуле заканчивают строить мост через Босфор, уже третий между Азией и Европой. Но нужна ли эта Европа Эрдогану? Куда повернулась Турция? Запад это очень волнует.

Карта "Владения Османской империи" в Музее армии — самый пугающий экспонат. Египет, Аравийский полуостров, Балканы, Крым — это все было их. Как и при султанах, вопросами веры в современной Турции занимается специальное подразделение — Министерство религии.
Огромное здание в Анкаре. Бюджет — 4,5 миллиарда. Их статистика — 10 тысяч курсов Корана, 75 тысяч льготных путевок в Мекку ежегодно. В Турции сегодня — 90 тысяч мечетей. Это здесь распределяют имамов. Свою зарплату они получают из государственного бюджета. Газеты, журналы, книги, в апреле будет свой телеканал.

"У современной Турции — своя карта. Она большая, и мы не вынашиваем планы захвата территорий. Не нужно бояться ислама. На Западе часто сравнивают ислам с терроризмом, но это не так", — подчеркнул помощник министра религии по международным делам Мехмет Пааджи.
В ста метрах от Министерства религии заканчивают строить новую мечеть. Здесь их сегодня больше, чем в любой мусульманской стране, — одна на тысячу человек.

У Турции есть все, кроме Софии. И это вопрос политический. Если собор, как и пятьсот лет назад, снова захотят превратить в мечеть, вряд ли кого-то остановят потери — 40 миллионов долларов ежегодно оставляют туристы, чтобы хоть на минутку оказаться в этом раю.

Комментарии 0