Общество

Количество принявших ислам в России неуклонно растет

Каждую пятницу в Петербурге как минимум трое русских принимают ислам. Подавляющее число неофитов — из студенческой среды. Так утверждают представители Национальной организации русских мусульман (НОРМ). Однако ученые-исламоведы не согласны с тем, что новообратившихся становится все больше.

Роман стал Абдурахманом, Ирина — Аминой, Алексей — Абдуллой, Анна — Аишой. На сайте www.islam.ru числится около 2,5 тысяч новообратившихся мусульман. Беглый взгляд и понятно: абсолютное большинство — русские по национальности. Мусульманский свод юридических законов — фикх – дает послабление людям в регионах, где ислам исповедует меньшинство населения. Достаточно вписать свое имя в строку и щелкнуть мышкой на «Я принимаю ислам». Впрочем, не все мусульмане уверены, что принятие ислама через Интернет может быть легитимным. Однако поклонников самой молодой мировой религии меньше не становится. Что толкает русских на этот шаг?

Мусульманин назло Америке

«Толчком стало 11 сентября 2001 года, – рассказывает русский мусульманин, представитель НОРМ в Петербурге Максим (Салман) Журавлев. — Я, как всякий патриот, полагал Америку стратегическим врагом России и славянского мира. 11 сентября как водой смыло детские иллюзии, будто что-то кроме ислама может представлять серьезную альтернативу этому всеразъедающему западному началу. Это расположило, чтобы принять ислам как нечто достойное. Постепенно я вышел на феномен славяно-исламских сообществ — боснийцы, помаки (болгарские славяне-мусульмане)… Оказалось, что ислам и славянская культура взаимно расположены друг к другу. Служа исламу, можно возрождать русскую государственность и русский ментос в его самых здоровых проявлениях. Ислам — религия, требующая мужественности. Человек должен быть заранее готов к тому, что социум его не примет с распростертыми объятиями. Русский, принявший ислам, — шок для близких и друзей». Однако такая мотивация — скорее исключение.

Большинство новообратившихся в Петербурге – женщины. Зампредседателя религиозной организации мусульман Петербурга «Аль-Фатх» Джамалиддин Махмутов уверен, что русских мусульман становится больше за счет девушек и женщин, выходящих замуж за кавказцев и арабов. «Если судить по нашему медресе, тенденция, конечно, есть. Основная часть — это те, кто выходит замуж, чтобы сохранить гармонию в семье. Но и среди мужчин тоже есть тенденция. Русская молодежь действительно исламом интересуется, читает книги, ищет информацию в Интернете. А вообще, я считаю, делить мусульман по национальной принадлежности незачем. Все мусульмане – братья», — отмечает он.

«В петербургском Исламском культурном центре во время прошлого Рамадана приняли ислам около 48 русских девушек, — рассказывает Журавлев. — Это данные исключительно по одному центру, а их в Петербурге несколько. Девушки принимают ислам не только чтобы выйти замуж. Чаще всего, это духовный поиск. Многие приходят из православия, буддизма».

«Ислам помог мне найти себя, покой для души, – рассказывает Ирина, студентка одного из факультетов СПбГУ. — В общежитии я познакомилась с мусульманами с Ближнего Востока. Произошло, это правда, не сразу. Русские стараются держаться от них подальше. Присматривалась сначала, потом разговорилась как-то с одним из арабов. Оказалось, что он очень начитанный человек. Начали общаться. Постепенно я поняла, что на все вопросы только ислам может дать ответы. Замуж я пока не собираюсь, но строить семью буду по всем канонам этой религии. Надеюсь, это будет большая мусульманская семья».

Впрочем, и русские мужчины не чужды исламу. Привлекает, что вера мужская и простая, — говорит новообратившийся мусульманин Сергей (Сардар). – Здесь все логично и просто. Нет противоречий, как в христианстве. Раньше я думал, что мусульманин — это оборванный торговец с рынка, грязный, недалекий. Но встретил в исламе много умных мужественных людей. Ислам — это мой путь, и жалеть мне не о чем… Я ехал на Украину, и в поезде ко мне подсел незнакомый человек. Разговорились. Когда он узнал, что я мусульманин, рассказал интересную историю. Все его знакомые — из преступной среды, многие авторитеты приняли ислам. Я не думал, что это достигает таких размахов и масштабов. Думаю, объяснить это можно просто. Ислам – это патриархальная религия с мужским стержнем. А люди, привыкшие жить по воровскому закону, мыслят категориями весьма четкого мужского мира».

Русский ислам: 150 тысяч

В НОРМ утверждают, что существует устойчивая тенденция перехода русских в магометанскую веру. Причем началась она сравнительно недавно. До 2000 года русское мусульманское сообщество было представлено людьми, которые приняли ислам, попав в плен к афганским и чеченским моджахедам, либо принадлежали к ограниченному кругу вечных русских богоискателей. Сейчас ситуация изменилась: исламом стала активно интересоваться молодежь, вокруг этой религии образовался некий романтический флер.

По словам Журавлева, «интуитивные данные» свидетельствуют, что численность русских мусульман во всем мире варьируется от 100 до 150 тысяч человек. Эта цифра постоянно увеличивается за счет того, что подавляющее количество проповедей сейчас ведется на русском языке. Ислам постепенно выходит за пределы этнического гетто кавказских и поволжских республик и становится глубоко интегрированным в русскоязычную культуру.

Цифру в 100-150 тысяч мусульман, имеющих русские корни, петербургский востоковед Борис Подопригора считает чересчур завышенной. «В Петербурге и Москве известны лишь несколько десятков случаев, когда русские по идейным соображениям приняли ислам. Переход от православия к исламу более характерен для Башкортостана и особенно — Татарстана. Таких там сотни, если не тысячи. Особенно в сельской местности. Но говорить о смене религии как об общероссийском явлении все же не стоит. Дело в том, что большинство исламских неофитов Поволжья — это русские женщины, которые вышли замуж за мусульман. Смену религиозного антуража они зачастую рассматривают как «дополнение» к смене фамилии. Есть и примеры обратного свойства, правда, менее характерные. Это, однако, мало что меняет в обыденной жизни тех и других. Российские традиции, привычки и соблазны воспитанию религиозной непримиримости не способствуют», — отмечает ученый.

Председатель Исламского культурного центра Мохаммед Хенни считает, что русские мусульмане в Петербурге — это в основном дети от смешанных браков. «Даже один из учредителей нашего центра — русский», — говорит Хенни.

Спасти страну под знаменем пророка

«Ислам может и должен стать частью духовной жизни всех граждан России, — считает Подопригора. — Экуменизм в житейском понимании исторически прижился на нашей почве — иначе мы не создали бы многоконфессиональной страны. Любопытный пример: в Грозном, в гарнизоне 46-й бригады внутренних войск возведен русский православный храм. А поставили его на средства семьи погибшего командира бригады — человека с мусульманскими корнями. Во всяком случае, ислам органичнее сочетается с православием, чем с католицизмом. Не только потому, что католицизм требует большей канонической чистоты: в католических странах мусульмане — чужие, в России — свои. Интересно, что в последние месяцы своей жизни аятолла Хомейни в письме к Горбачеву выступил с призывом спасти Советский Союз под зеленым знаменем Пророка. Может, аятолла увидел то, что не заметил генеральный секретарь?»

Вообще, эксперты полагают, что в ХХI веке вряд ли какая-то страна может принять ислам (да и любую другую религию) в качестве своей национальной идеи. Даже если говорить об Исламской Республике Иран, то название страны — это внешняя оболочка, чем-то напоминающая прежние «народные» и «социалистические» республики. Если бы следование воле Аллаха стало смыслом национального бытия, то весь исламский мир превратился бы в одно государство. На деле же именно мусульманские страны в большей степени, чем другие, разделены многочисленными политическими и иными барьерами.

Другой ученый, заместитель директора музея антропологии и этнографии Ефим Резван и вовсе говорит о единичности таких случаев. «Я не считаю, что существует тенденция перехода русских, славян в ислам. Есть единичные факты. Ровно такое же количество мусульман принимает православие. И это — естественная ситуация. Например, в мусульманских районах страны легче заниматься бизнесом, если ты мусульманин. Есть политические, протестные причины... Но сказать «тенденция» — это сильно преувеличить».

Лучший мусульманин — бывший скинхед

По словам Журавлева, одной из тенденций в русском исламе будет радикальный толк, так называемый «джихадистский». Однако опасаться его не стоит. Феномен русских мусульман в том, что они обретут свои традиции, свою культуру, молодой запал неофитов утихнет, и состоится мирное, цивилизационное строительство русского исламского мира.

«Я сам — выходец из правой среды, из ультрапатриотической, — говорит Журавлев. — Так сложилось, что костяк НОРМ в Москве и Петербурге образуют бывшие национал-патриоты, переосмыслившие свое отношение к исламу». Кстати, Журавлев относительно недавно входил в так называемый «Координационный совет вождей» — своеобразный парламент скинхед-бригад Петербурга….

Ныне членом НОРМ может стать всякий человек, понимающий, что титульная нация в России — русские, следовательно, ненависть и пренебрежение интересами русской нации строго запрещены. По исламу запрещен шовинизм, но не запрещено национальное строительство и работа в угоду исламу через использование национальной идеи. Если посмотреть на все крупные имперские этносы, будь то турки-османы, ранние персы или монголы, то видно, что изначально все они принимали ислам как национальную идею.

«Мы, понимаем, что русские — это пусть и обескровленный, но все-таки имперообразующий народ, — говорят в НОРМ. — Именно так мы и хотим построить ислам — через национальный вектор, через адаптацию ислама для русских как новую национальную идею, не в ущерб исламской теологии. Это важно понять».

P.S. В ноябре в Петербурге откроется вторая мечеть, вблизи станции метро «Пионерская». Старый храм на «Горьковской», рассчитанный на 7 тысяч мест, уже не может вместить в себя всех желающих помолиться Всевышнему.

Комментарии 5