Политика

Иран: воинственные лозунги и бег на месте

Внутриполитическое устройство Ирана таково, что все самое главное и принципиальное зависит от верховного лидера республики аятоллы Али Хаменеи. Именно к нему обращался вице-президент США Джо Байден, когда на конференции в Мюнхене говорил о возможности прямых американо-иранских переговоров по ядерной программе Тегерана

В ответ иранский лидер заявил, что США направили на Тегеран пистолет и предложили вести переговоры. Али Хаменеи подчеркнул, что народ Ирана не боится угроз. Казалось бы, ответ получен. Ан, нет. Начались празднования по поводу очередной годовщины исламской революции. Естественно, состоялось и выступление президента Ахмадинежада, как всегда, обещавшего стереть Израиль в порошок. Но вместе с этим он заявил, что прямые переговоры возможны, если США уберут дуло пистолета от лица народа Ирана, который никогда не откажется от ядерной программы.

Понимай, как хочешь. А пока на 26 февраля запланирован очередной раунд переговоров по иранской ядерной программе в формате "шестерки" - представители пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН (США, Россия, Франция, Великобритания и КНР) и Германии.

В лексике иранских политиков появился распространенный, хотя и неопределенный термин "региональная сверхдержава". Таковой, например, пыталась стать Сирия, когда фактически оккупировала Ливан. По мнению ряда аналитиков, Хаменеи считает, что Иран берет верх, развивая ядерную программу и адаптируясь к санкциям. Есть и другое мнение. Ирану не стать региональной сверхдержавой, пока не прекратится противостояние Хаменеи и Ахмадинежада.

Но в одном специалисты сходятся: Соединенные Штаты так и не выработали адекватную политику в отношении Ирана. Санкции оказались действенными, но политической дестабилизации не произошло. Противоречия внутри элиты в Иране серьезны, но не касаются внешней политики.

Правда, и особых успехов на внешнеполитическом фронте у Ирана нет. Визит в Египет, собственно, визитом не был. Ахмадинежад ездил на саммит Организации исламского сотрудничества. Что же касается двусторонних переговоров, то президент Мурси сблизится с Ираном лишь настолько, насколько это не будет ставить под угрозу финансовую помощь со стороны Саудовской Аравии.

Кроме того, президент Египта заинтересован в хороших отношениях с США, оказывающих финансовую помощь египетской армии и проводящих кампанию против Тегерана из-за его ядерной программы.

И, конечно, позиции Ирана и Египта по вопросу отношения к Сирии и происходящему в этой стране диаметрально противоположны. Так что новых союзников Иран не обрел, но и позиций своих не растерял.
 

Комментарии 0