Политика

Египетская революция на перепутье

В Египте нарастает внутренняя напряженность. В связи с двухлетием начала народного восстания против режима Мубарака на улицы многих египетских городов стали выходить тысячи и десятки тысяч демонстрантов, недовольных политикой президента Мурси. Все чаще происходят кровавые столкновения с полицией.

     

В Египте нарастает внутренняя напряженность. В связи с двухлетием начала народного восстания против режима Мубарака на улицы многих египетских городов стали выходить тысячи и десятки тысяч демонстрантов, недовольных политикой президента Мурси. Все чаще происходят кровавые столкновения с полицией.

По некоторым данным, только за последнюю неделю января в этих стычках погибло более 70 человек. Оппозиция несколько раз пыталась захватить президентскую резиденцию Мурси в Каире. В трех городах, расположенных вдоль Суэцкого залива – Порт-Саиде, Исмаилии и Суэце – правительство ввело чрезвычайное положение. В Порт-Саиде фактически началось восстание против нынешнего правительства. В некоторые египетские города были введены войска, которые должны помочь полиции навести порядок.

Однако комендантский час фактически не соблюдается, а ночные оппозиционные,- молодежные, прежде всего, – демонстрации, с поджогами и эксцессами становятся все более многочисленными и более пассионарными.

Коней на переправе не меняют

Основные оппозиционные светские партии и организации Египта объединились в Национальный фронт спасения, во главе с аль-Барадеи и Амр Мусой. Они требуют создания правительства национального доверия, внесения кардинальных поправок в принятую в декабре новую египетскую конституцию, существенного ограничения полномочий президента Мурси.

Мурси и Движение «Братьев-мусульман» вполне обоснованно на первый взгляд отвергают эти требования. Президент заявляет о бессмысленности формирования коалиционного правительства в феврале, если в апреле пройдут новые парламентские выборы, по итогам которых и будет сформировано новое египетское правительство. Кроме того, именно новый парламент и будет вносить, в случае необходимости и с учетом формирования соответствующего политического баланса сил, нужные добавления в конституцию.

Министр обороны Египта генерал-лейтенант Абдель-Фаттах ас-Сисси в конце января выступил с заявлением, в котором предупредил об угрозе для целостности страны в случае продолжения беспорядков и развертывания спирали социально-политической дестабилизации. Он, в частности, заявил: «Дальнейшая борьба между политическими силами за управление страной может обернуться крахом государства. Если нынешнюю ситуацию оставить без срочного и комплексного лечения, это приведет к тяжелейшим последствиям». Некоторые аналитики увидели в этом выступлении новую демонстрацию политических амбиций египетского генералитета.

Однако, если рассматривать нынешнее обострение египетской ситуации с точки зрения теории революции, то события последнего времени вполне закономерны и предсказуемы.

«Кто кого?»

В Египте 60 лет существовал и развивался специфический режим и особое государство, в котором сформировались и действовали негласные правила борьбы за политическую и экономическую власть. При Насере, Садате и Мубараке формальная Конституция служила лишь ширмой для функционирования этих неписанных законов, плодами которых пользовались всего несколько миллионов египтян.

Начавшаяся революция уничтожила старые правила внутриполитической игры, но пока не смогла создать новых. Главная причина в том, что мусульманские силы Египта во главе с «Братьями» постепенно закрепляются в политической власти, однако экономическая власть по-прежнему находится в руках традиционных олигархических и монополистических групп страны.

Поэтому объективно борьба между новыми политическими силами во главе с исламистами и традиционными экономическими кланами, должна становиться все более ожесточенной. Это и происходит в соответствии с классическим принципом: «Кто кого?».

«Братья» в ожесточенной борьбе победили на парламентских и президентских выборах, начали налаживать отношения с армией и службами безопасности, провели референдум и добились народного одобрения новой конституции, которую даже при всем желании нельзя назвать революционной.

С каждым таким тактическим успехом противодействие антиисламских сил нарастало.

Им нужен не великий Египет, а великие потрясения

И вопрос не в том, что «Братья» и выступающие пока с ними в блоке салафиты хотят установить некую мусульманскую диктатуру, ограничить права христиан, светских социальных групп, поставить под угрозу демократические ценности и права человека. Ихваны этого не хотят, да и вряд ли могут это сделать.

Основной вызов революции сегодня заключается в том, что начался новый раунд консолидации тех сил, кланов и социальных групп, которые процветали при прежнем режиме, с одной стороны, и различных светских, антимусульманских сил с другой, которые, – в качестве попутчиков, – участвовали в исламском восстании против режима Мубарака.

И те и другие крайне не заинтересованы в полной правовой легитимизации власти «Братьев». Если на предстоящих в апреле парламентских выборах, уже по правилам новой конституции, большинство получат мусульманские партии и коалиции, то тем самым у них появляется возможность правовым, легитимным путем продолжать революционные преобразования через проведение законодательных реформ в интересах того египетского большинства, которое больше всего и страдало во времена Мубарака. В этом случае противники исламистов автоматически и надолго становятся вне закона.

Поэтому контрреволюционной оппозиционной коалиции нужна по возможности глубокая дестабилизация Египта, предельное обострение внутриполитической ситуации – «больше крови!», втягивание армии в политические процессы, глубокий раскол среди исламистов, продолжение максимально длительного переходного периода в стране. Все это необходимо именно для того, чтобы выиграть время, остановить революционную динамику, политически объединить все контрреволюционные антиисламские силы, сформировать общую антиисламскую программу, выдвинуть своих вождей.

В конечном счете, цель у объединенной оппозиции заключается в том, чтобы сохранить Египет светской, антиисламской, прозападной страной, не допустить каких-либо кардинальных трансформаций ни в экономической, ни в социальной, ни в политической сферах. И не факт, что ради этого они не пойдут на развязывание гражданской войны. Попытки уже есть.

Исламские принципы или политические компромиссы?

В определенном смысле нынешняя ситуация в Египте начинает напоминать ту стадию иранской революции, которая имела место быть в 1980-81 годах. В тот период, по сути, светская левая революционная организация «Моджахедин-и хальк», которая также принимала участие в свержении Реза Пехлеви, фактически развязала гражданскую войну против режима Хомейни. При этом «Моджахедин-и хальк» пользовались политической поддержкой Запада и специфической поддержкой некоторых западных спецслужб.

На данной стадии революции режим Мурси сталкивается с несколькими ключевыми вызовами.

Во-первых, «Братья» не могут допустить резкого ухудшения экономического положения в стране, поскольку это, прежде всего, ударит по социальной базе ихванов. Пока, однако, преобладают негативные тренды в экономической ситуации в стране.

Во-вторых, необходимо максимально сохранить единство исламских сил, хотя сделать это становится все сложнее и сложнее. Усиливается раскол среди египетских салафитов. Например, в настоящее время лидеры салафитской партии «Нур» вступили в переговоры с руководством Фронта национального спасения и уже договорились о создании правительства национального единства. Скорее всего, именно некоторые спецслужбы Саудовской Аравии подсказали эту идею функционерам «Нура». Трещина между «Нур» и ихванами растет: салафиты потребовали заменить генерального прокурора, которого назначил Мурси, а также заявили о необходимости примирения с теми представителями прежнего режима, которые не запятнали себя коррупцией и убийствами.

И, наконец, в-третьих, в любом случае, рано или поздно, «Братья» должны будут сформулировать программу глубоких исламских преобразований в Египте, и соответствующую этой программе стратегию. Нынешний политический лозунг ихванов «Египет для всех египтян» эффективен только в течение ограниченного времени, и время это уже на исходе. По мере же ужесточения внутриполитической борьбы дилемма «исламские принципы или политические компромиссы» все равно встанет в полный рост. Но верность изначальным принципам – это главная предпосылка сохранения единства «Братьев-мусульман», основной движущей революционной силы.

Автор: Шамиль Султанов

Комментарии 0