Политика

Абдулатипов и ветер перемен

Все разговоры о том, кто будет в ближайшее время возглавлять Дагестан – Магомедсалам Магомедов или кто-то иной, почти разрешились в воскресенье.

Исполняющим обязанности, похоже (подтверждения все нет и нет!), назначен Рамазан Абдулатипов – аварец, выходец из горного Дагестана, политик, дипломат и ученый.

После сенсационной публикации на «Кавполите» интервью Абдулатипова, у многих зародились сомнения – не дурит ли Шевченко Дагестан, страну и мир, не выдумывает ли…

Что ж, стоит рассказать, как все получилось. На кону наши честь и достоинство.

     

Слухи о назначении Абдулатипова ходили несколько дней. Но, будучи в пятницу и субботу в Махачкале, я так и не смог добиться ни от кого ясности в вопросе о власти в Дагестане.

Будут ли перемены – слухи, домыслы, самые невероятные фантазии…

И просто решил позвонить Рамазану Гаджимуратовичу. Он узнал мой номер (мы знакомы с начала девяностых) и снял трубку. На прямой вопрос последовал прямой ответ – да, правда, по его сведениям, указ о назначении должен был быть подписан.

О такой журналистской удаче можно только мечтать – я тотчас же попросил интервью (на коленях – ручка и блокнот, возле уха – телефон) и спросил о возможности его мгновенной публикации. И внезапно – согласие.

Вопросы – ответы, потом бегом к компьютеру, расшифровка и согласование по телефону с Абдулатиповым. Его правки – мои опечатки. Все наспех. Сенсация – хлеб журналистики.

Естественно, слова «приказ», на которое справедливо обратил внимание Дмитрий Песков, в речи Абдулатипова не было – это опечатка редакции, он сказал «указ Президента». Она была исправлена тотчас же и сразу, как только на нее обратили внимание наши журналисты. Все знают, что Президент РФ издает именно «указы», а не приказы. Мы приносим извинения Рамазану Гаджимуратовичу за опечатку и благодарим Дмитрия Сергеевича за замечание.

Но в остальном – я ручаюсь за каждое слово.

На данный момент (23.39 в ночь на понедельник), официального подтверждения назначения Абдулатипова еще не поступило, а из Дагестана – десятки звонков. Верим – не верим. Как быть?

Редакция «Кавказской политики», естественно, не может отвечать за прохождения указов по инстанциям Администрации Президента РФ и за то, как и кем озвучивается их наличие или опровергается их отсутствие.

Мы – независимое СМИ, задачей которого является информирование читателей о политике и политических событиях в кавказском регионе. Мы не получаем информацию из АП и не согласовываем с государством наших публикаций.

Но нам кажется, что смена власти в Дагестане является настолько важным для общества сюжетом, что обсуждение или эксклюзивы на эту тему – просто обязаны стать общественным достоянием. И если Абдулатипов решил озвучить то, что мы опубликовали – то это его решение. «Кавказская политика» отвечает перед читателями за то, чтобы донести до них важную политическую информацию.

Тем более, это важно после недельных вбросов и информационных провокаций, домыслов и фантазий, буквально взорвавших информационное пространство республики.

«Кавказская политика» не принадлежит ни к одной из партий или групп, борющихся за власть в Дагестане, не финансируется ими и не поддерживает ни одну из них.

Мы считали и считаем, что главное – ни кто окажется у власти в Махачкале, а как и каким образом будут установлены в республике принципы российской Конституции, нанесен удар по коррупции и межклановой борьбе, в которой народ, в лучшем случае, остается безмолвным статистом.

А в худшем – жертвой и добычей «сильных мира сего».

Рамазан Абдулатипов – политик, в наименьшей степени завязанный на внутридагестанскую кровавую «игру престолов». Его сила – в его опоре на федеральную власть, на принципы организации российской политической системы, на следовании ее законам  и нормам.

Если он все-таки придет в Дагестан и его назначение подтвердится, то совершенно очевидно, что ему потребуется искать союзников. И главным союзником Абдулатипова,  главной его опорой станут не олигархи, не бароны, не силовики, а именно люди – ждущие перемен, надеющиеся на них.

Власти придется выстраивать реальные демократические структуры, восстанавливать формы участия народа в управлении республикой, в ее развитии. Ситуация, при которой назначаемые из Москвы ответственные чиновники встречаются в Махачкале в штыки и их работа буквально парализуется – по идее, должна уйти в прошлое.

Сбор налогов, нормальная работа Счетной палаты, контроль за деятельностью разнообразных силовых структур, продолжение политики национального примирения, расследование дел об убийствах журналистов – все это можно сделать только в сочетании сильного взаимодействия с федеральной властью и работы с традиционными для Дагестана демократическими структурами местного управления.

И, по идее, в этом заинтересовано высшее российское руководство. Народ хочет перемен. И, вроде бы, власть на перемены решилась.

На этом фоне – кто, кому и когда дал интервью – дело пятнадцатое! Тем более, если все, что сказано в интервью – правда. Видит Бог!

Комментарии 6