Среда обитания

Кто такая доктор Аафия Сиддики и почему алжирские экстремисты требуют ее освобождения

       
Блестящий ученый-невролог сегодня томится в техасской тюрьме, отбывая наказание сроком 86 лет

Одним из главных требований тех, кто захватил заложников в Алжире, было освобождение пакистанки, матери трех детей, которая в настоящее время отбывает 86-летний срок тюремного заключения в американской тюрьме. Почему ведущие СМИ почти не освещали эту историю? Об этом пишет журналистка Ивонна Ридли (Yvonne Ridley), которая сама имеет опыт заложника. 

Единственное, что меня удивило, когда я услышала о том, что алжирские похитители требуют освобождения доктора Аафии Сиддики (Aafia Siddiqui), было то, что это не произошло раньше. 

Поймите меня правильно, я знаю, что такое быть заложником, и я ни в коем случае не оправдываю то, что произошло в отдаленном уголке алжирской пустыни. Всем своим сердцем я с теми, кто потерял своих близких в трагедии на газовом комплексе Ин-Аменасе, план захвата которого, предположительно, был разработан Мохтаром Бельмохтаром (Mohktar Belmokhtar). 

     

Этот печально известный одноглазый боевик из Алжира, связанный с «Аль-Каидой», взял на себя ответственность за операцию. Стоит ли говорить, что нет и не может быть никаких оправданий действиям похитителей людей, какими бы политическими или преступными мотивами они ни руководствовались. 

Но несправедливость есть несправедливость, и, как единственный западный журналист, специально побывавший в Афганистане, чтобы расследовать дело доктора Аафии Сиддики, должна сказать, что ее трагическая история приобрела в мусульманском мире широкую известность. 

Кроме того, у меня есть неприятное чувство, что еще не один житель Запада будет похищен во имя освобождения Аафии Сиддики, женщины, которую я когда-то назвала самой несправедливо обиженной в мире. 

Так кто же такая Аафия Сиддики, и почему североафриканская группировка требовала ее освобождения? 

Действительно, очень легко проникнуться сочувствием к незаслуженно обиженной мусульманке, пострадавшей от войны с терроризмом, но я не собираюсь руководствоваться эмоциями, а просто приведу несколько холодных упрямых фактов и данные судебной экспертизы (или ее отсутствия), но об этом и ее странной истории – ниже. 

Ее семья, конечно, не будет довольна тем, что группа алжирских террористов призвала к освобождению, потому что от этого возникает ощущение, что доктор Аафия Сиддики связана с исламским экстремизмом. Именно эту версию продвигает американская разведка, хотя во вступительной речи на суде прокурор совершенно ясно сказал, что она не сочувствует ни «аль-Каиде», ни терроризму вообще. 

Случай этой женщины, матери троих детей, хорошо известен в каждой пакистанской семье – от самой религиозной до наиболее светской… И многие из этих людей уже долгие годы добиваются ее репатриации. 

Сейчас она известна как «дочь нации», и ее история давно пересекла границы Пакистана. В честь Аафии называют тысячи мусульманских детей, потому что за эти годы ее имя стало настоящим символом. Символом всего того беззакония, которое породила Америка в войне с терроризмом: похищений, незаконных экстрадиций, насилия и пыток, пыток утоплением. 

Блестящий ученый-невролог, получившая образование в лучших американских ВУЗах, сегодня она томится в техасской тюрьме, отбывая наказание сроком 86 лет за то, что ее признали виновной в попытке убийства американских солдат.

Тем фактом, что в нее стреляли с близкого расстояния и едва не убили, часто пренебрегают. Американские солдаты в Афганистане увековечили свой позор, утверждая в суде под присягой, что хрупкая женщина-ученый прыгнула на них из-за занавески тюремной камеры и выхватила у них пистолет, чтобы убить. Это сфабрикованная история, которую любой адвокат защиты, не зря получающий свой гонорар, разгромил бы в момент. 

В суде был представлен невероятный и, что важнее, не подтвержденный доказательствами сценарий: не нашли ни следов пороха на руках и вещах подозреваемой, ни пуль из разряженного пистолета, ни отпечатков пальцев на оружии, принадлежащих доктору Аафии… 

Другое существенно важное доказательство, убранное американскими военными со сцены, исчезло до суда. Все мы видели сериал «Место преступления» - наука не врет. После того, как женщину подлечили в медицинском крыле в Баграме, ее «экстрадировали» в Америку для суда за (якобы) совершенное в Афганистане преступление. В обход венской и женевской конвенций, ей не давали связаться с консулом до тех пор, пока она впервые не предстала перед судом. 

Суд проходил в Нью-Йорке, совсем рядом с местом, где стояли «башни-близнецы», отчего в памяти хочешь-не хочешь всплывали картинки о том ужасном дне 11 сентября, когда кто-то навсегда превратил мусульман во врага номер один. 

Далеко не блестящие адвокаты, предоставленные доктору Аафии американскими властями, не смогли убедить присяжных в ее невиновности, несмотря на решающие доводы экспертизы в пользу того, что она не могла выхватить у солдата пистолет и, тем более, нажать на курок. 

Через несколько недель после инцидента со стрельбой, который произошел в июле 2008, я вошла в тюремную камеру в Газни и увидела, что, пытаясь выбежать, солдаты в панике изрешетили комнату пулями. 

В качестве доказательства я сняла фильм, который передала ее адвокатам. Прокурор не мог поверить, что западная журналистка отправилась в эту часть Афганистана и получила убедительные свидетельства и наглядные доказательства. Вскоре после этого эта существенная улика, а также пули, извлеченные из стены камеры, пропали. 

Появление Аафии без кандалов и наручников из-за занавески, вызвало панику среди молодых солдат, которые, по инструкции ФБР, прибыли арестовать одну из самых опасных женщин в мире. 

Я беседовала с очевидцами, афганскими офицерами полиции, и все они по очереди рассказали, что произошло. Тем не менее, единственный афганец, явившийся в суд, свидетельствовал против нее - это был переводчик ФБР, в последствии получивший «грин-карту» и живущий в Нью-Йорке со своей семьей. 

Присяжным не сказали, что доктор Аафия и трое ее детей – на тот момент все младше пяти лет – были похищены на улице рядом со своим домом в Карачи, и с 2003года их местонахождение было неизвестно. 

ФБР преподнесло все так, что она, фактически, поехала в Афганистан, чтобы участвовать там в «джихаде». Это просто абсурдная история, не имеющая под собой никакой почвы. Любая мать, у которой маленькие дети, знает, что даже поход в ближайший магазин с тремя малышами – настоящий подвиг, а поездка в Афганистан на войну с одним ребенком на руках, одним в коляске и одним, цепляющимся за подол, - это просто немыслимо. 

Сказки ФБР развенчала адвокат из бостона Элайн Уитфилд Шарп (Elaine Whitfield Sharp), которую семья Сиддики наняла после первого исчезновения Аафии. 

История этих лет жизни Аафии Сиддики известна практически каждому в мусульманском мире, где ее считают жертвой войны с терроризмом, объявленной Джорджем Бушем. Она пыталась рассказать присяжным, как с 2003 года ее держали в секретных тюрьмах, без адвоката, отрезанной от внешнего мира, как к ней применяли жестокие методы допросов, однако судья не позволил ей говорить, сказав, что его интересует только инцидент в камере. 

Судья Ричард Берман (Richard Berman) – застенчивый маленький человек (ему есть, чего стесняться), заверил, что ему не интересны годы ее жизни после похищения, дескать, они не имеют отношения к делу. 

Женщина подтвердила, что после аспирантуры она преподавала, занималась раскрытием способностей у дислексиков и других детей с особыми потребностями. Она проявила себя как гуманный и заботливый педагог, который мягко, но решительно идет на поиски истины и справедливости. 

Давая показания, она сообщила, что не знала, где ее дети – сенсационная информация для тех, кто знал ее настоящую историю. Она говорила, что была в ужасе от мысли, что после ареста в Ганзи ее передадут американцам. 

Боясь, что ей грозит заточение в еще одной секретной тюрьме, она рассказала, как смотрела сквозь занавеску в ту часть комнаты, где сидели и разговаривали афганцы и американцы, как ее заметил солдат, испугался, подскочил к ней и закричал, что заключенная освободилась от наручников, и выстрелил ей в живот. Потом другой солдат выстрелил в бок. Она упала навзничь на кровать, ее грубо бросили на пол, и она потеряла сознание. 

Вся эта информация прекрасно увязывается с тем, что мне рассказал глава полицейского отдела по борьбе с терроризмом в Афганистане осенью 2008 года. Помню, как он смеялся, рассказывая, как американские солдаты запаниковали, начали беспорядочно палить в воздух и, расталкивая друг друга, бежать из комнаты. 

Конечно, солдаты никогда не признают такую версию, но, по словам тех, у кого я брала интервью для моего фильма «В поисках заключенного 650» (In search of Prisoner 650), именно это и произошло. 

С тех пор двое ее пропавших детей были найдены и отправлены к родственникам в Карачи. Неизвестно, где их держали, после того как похитили на улице, но их американский акцент трудно скрыть – возможно, они переняли его у своих тюремщиков. 

Так почему же ФБР изображало Аафию Сиддики как опасную террористку в бегах? Почему, в таком случае, не предъявило ей обвинения в преступлениях, связанных с терроризмом, и почему прокурор изо всех сил старался подчеркнуть, что она не связана с «Аль-Каидой»? 

Ответы на эти вопросы может знать бывший муж доктора Аафии, который не захотел дать мне интервью. За месяцы до ее исчезновения он прошел через очень непростой и горький развод. 

В первый раз он привлек к себе внимание ФБР в 2002 году, когда жил в Америке, но, все полагают, что его слова заставили их подозревать бывшую жену в преступлении. 

Кто похитил доктора Аафию и ее детей? Я не знаю, но я также связывалась со многими бывшими заключенными тюрьмы в Баграме, и они сообщили мне, что видели там Аафию в 2005, и узнали ее по фотографиям, сделанным до ее похищения и после ареста в Газни. 

Важнее всего то, что доктор Аафия Сиддики не должна быть в тюрьме, и до тех пор, пока несправедливость в отношении нее продолжается,это имя будут использовать как призыв все, кто хочет найти повод для ссоры с Америкой. 

Оправдание доктора Аафии и ее возвращение в Пакистан не остановит экстремистов от совершения терактов, но, возможно, жизнь американских граждан станет более безопасной, если это зло будет исправлено. 

Автор: Ceasefire Magazine

Комментарии 1