Политика

Замглавы Братьев-мусульман в Иордании: нам нужны реальные демократические изменения в стране

Заместитель руководителя движения «Братья-мусульмане» в Иордании Заки Бани Иршед в эксклюзивном интервью телеканалу RT на арабском языке — «Русия аль-Яум» прокомментировал политическую ситуацию в регионе.

     

RT: Почему вы бойкотируете выборы?

Заки Бани Иршед:Сейчас мы ставим вопрос иначе: почему люди участвуют в этом спектакле под названием «парламентские выборы»? Ведь эти выборы в том виде, в каком они проводятся, и согласно тем правилам, которые для них установлены, не могут считаться серьезным мероприятием. Они не выражают волю народа. Это подтверждается неудачной работой предыдущих парламентов, которые должны были в соответствии с конституцией осуществлять функции контроля и законотворческую деятельность. Из-за этого парламент за последнее время был распущен дважды. Полагаем, что судьба нового парламента не будет отличаться от участи двух предыдущих. Вот почему мы бойкотируем выборы и призываем всех к их бойкоту. Мы считаем, что те, кто участвуют в выборах, напрасно тратят свою политическую энергию. Мы сходимся с ними в целях, точнее, они согласны с тем, что действующий закон о выборах никуда не годится и не обеспечивает народного представительства, выражения воли народа. Однако мы по-разному подходим к вопросу о том, как преодолеть эту ситуацию. Уже через несколько дней мы увидим, какой вред будет нанесен Иордании в результате этих выборов. Мы исходим из того, что бойкот парламентских выборов более всего соответствует национальным интересам страны и осуществлению реформы. Мы приняли это решение, исходя из неоднократно повторявшихся уроков прошлого. Мы пришли к выводу, что от участия в выборах польза минимальна, в то время как бойкот выборов и уличные протесты намного более эффективно обеспечивают проведение реформ, необходимых для существующего строя.

RT: Однако противники «Братьев-мусульман» в Иордании говорят, что вы уклоняетесь от ответственности.

З.Б.И.: Нет, это не так. Мы готовы брать на себя ответственность. Более того, мы выдвинули идею партнерской модели принятия решений, а партнерство нуждается в национальном согласии. Но режим поворачивается спиной к «Братьям-мусульманам» и к другим организациям, другим национальным политическим силам, бойкотирующим выборы. Кстати, в Иордании выборы бойкотируют более семи партий, как не состоящих в оппозиции к режиму, так и оппозиционных. У нас много течений в народном движении. Иорданское общество настроено против участия в выборах. Тот, кто собирается взять на себя ответственность, должен опираться на конституцию, демократические принципы, в соответствии с которыми полномочия неотделимы от ответственности. Палата представителей должна быть наделена полными правами в полном соответствии с конституцией, которая гласит, что в Иордании режим представлен парламентарной наследуемой монархией, и народ является источником власти. Но в сегодняшней ситуации народ отнюдь не является источником власти, а режим нельзя назвать парламентским. Ведь Палата представителей лишена возможности осуществлять свою роль, установленную в конституции, нередко результаты выборов оказываются сфальсифицированы. Законодательная деятельность зависит не только от Палаты представителей, но и от второй палаты — Сената, членов которого назначает король. Они не имеют никакого отношения к народному волеизъявлению. На самом деле инициатива принятия законов исходит от правительства, представляющего исполнительную власть. Проекты законов поступают на рассмотрение в Палату представителей, затем в Сенат, который назначается монархом и является отчасти неспособным к работе. После этого все ожидают решения короля. Таким образом, Палата представителей утратила свою роль как законодательный орган.

RT: Можно ли понимать это как то, что реформы, предложенные королем на рассмотрение соответствующих комиссий для пересмотра конституции и внесения конституционных изменений, вы не признаете, считаете их косметическими и обреченными на провал?

З.Б.И.: Все разговоры об изменениях в сфере законодательства и конституционных реформах подразумевают лишь незначительные изменения и не затрагивают основы политического процесса. Мы не можем сегодня сказать, что благодаря начатым реформам в Иордании происходят демократические трансформации. Нам нужны реальные демократические изменения, в результате которых власть в стране перейдет к народу. Народ был лишен власти десятки лет назад. Ему был навязан режим патернализма со стороны политической элиты и спецслужб. Поэтому народ должен вернуть свою власть и избавиться от навязанного ему патернализма. Пришло время коренных изменений, время арабской весны, когда все должны понять, что прежние механизмы управления государством больше не могут сохраняться. Должны быть созданы новые механизмы, позволяющие народу участвовать в принятии решений. Мы ведь уже знаем из опыта, что когда режим вырабатывает решения авторитарно, он порождает абсолютную власть и огромную коррупцию. Сегодня Иордания несет большое долговое бремя, имеет хронический дефицит бюджета, не имеет возможности привлечь к ответственности коррупционеров. Все это стало результатом отсутствия возможности для волеизъявления народа и отсутствия серьезной политической воли для проведения реальных реформ. Да, определенные шаги предпринимаются. Но их недостаточно. И поэтому необходимо начинать реальные системные реформы.

RT: Некоторые считают, что вы оказываете услугу, прямо или косвенно, внешним силам, которые стремятся дестабилизировать ситуацию в Иордании. Вы создаете много проблем в стране, что вынуждает иорданское руководство обращаться за покровительством к странам-союзникам. Насколько правильно такое мнение?

З.Б.И.: А разве иорданский режим когда-нибудь обходился без покровительства западных стран и особенно — США для поддержания своей легитимности? С первых дней своего существования иорданский режим опирается на поддержку западных стран. Если существующий политический курс будет продолжен, он может привести к взрывоопасной ситуации. И всю полноту ответственности за это будет нести нынешнее руководство страны. Исламское движение выступает как сознательная оппозиция за реформирование режима. Эта цель объединяет нас с большинством иорданских патриотических оппозиционных движений. Мы едины в понимании того, что наши выступления должны носить мирный и цивилизованный характер. Если же режим будет отворачиваться от нас, не будет реагировать на наши требования, это может взорвать ситуацию. Мы уже видели, как в октябре 2012 года после повышения цен большие массы людей вышли на улицы городов с требованием свержения режима.

Таким образом, если кто и подтолкнет нас к противостоянию и столкновениям, то это не представители сознательной оппозиции, а власти, которые игнорируют законные требования народа провести реформы.

RT: А если в новом Национальном собрании окажутся те, кто близок к «Братьям-мусульманам», повлияет ли это на ваше положение как самой влиятельной силы в иорданском обществе?

З.Б.И.: Поскольку мы заранее знаем перспективы состава Палаты представителей, мы не питаем никаких иллюзий в этом отношении. Политические силы, участвующие в этом процессе, ограничены в своих возможностях, а значимые персоналии, имеющие политический вес на уровне страны, отстранились от процесса, по крайней мере, на этапе выдвижения кандидатур. Поэтому не следует ожидать, что будущий парламент сделает что-нибудь существенное на национальном уровне. Мы полагаем, что члены парламента будут действовать в прежних рамках, определенных прежними правилами. Ведь невозможно получить мед от ос, когда его делают пчелы. А будущий парламент представляет собой осиное гнездо, которое, по моему представлению, не может исполнять возложенную на него роль.

RT: Опросы общественного мнения показывают, что идея участия не такая уж непопулярная.

З.Б.И.: Исследования общественного мнения показывают, что это участие будет минимальным. То есть народ максимально проигнорирует эти выборы. Все реальные данные говорят за то, что народ бойкотирует эти выборы. Так, в 2010 году было только две партии, которые бойкотировали выборы. Сейчас мы можем говорить об очень широком пласте населения, включающем народные и молодежные партии, которые будут бойкотировать выборы. К этому следует добавить настроения иорданских граждан, сложившиеся в отношении парламентов прежних созывов, пораженных коррупцией. В этом плане следует сказать о том, что определенные структуры начали расследование, связанное с обвинением лиц, приближенных к престолу в попытке присвоении 370 млн иорданских динаров, что соответствует 500 млн долларов США. Но реальное положение вещей еще хуже.

RT: Всем понятна ваша роль в сирийских событиях. Есть ли у вас планы достижения полного господства в упомянутых странах?

З.Б.И.: Есть определенная разница между ощущениями превосходства и верой в людей. Движение «Братьев-мусульман» в Иордании началось до «арабской весны». Соответственно, тогда же были выдвинуты требования участия в политике. Еще в 2005 году мы предложили пакет мероприятий по проведению реформ. Что же касается чувства превосходства, то, что делать на фоне провала движения проведения реформ. Движение «Братьев-мусульман» является подлинно народным, реформационным движением, имеющим свою политическую программу, ставящую своей целью улучшение жизни человека в условия современной цивилизации. Любая партия, не ставящая перед собой таких целей, превращается в благотворительное общество, не имея оснований на существование. Мы не стремимся к власти, но мы выступаем с одним требованием, заключающимся в осуществлении волеизъявления народа. Мы пришли к власти в Египте и Тунисе не при помощи американских танков или через военные перевороты. Наше движение победило по воле народа в результате прозрачных выборов, которые наблюдал весь мир.

Комментарии 1