Их нравы

Тахир аль-Кадри: Марш в Пакистане направлен против коррупции

Пакистанский проповедник-оппозиционер Тахир аль-Кадри в эксклюзивном интервью телеканалу RT рассказал о многотысячной антиправительственной манифестации в Исламабаде и прокомментировал необходимость демократических перемен в стране.

RT: Не подорвут ли протесты демократические устои Пакистана, особенно в свете предстоящих выборов?

Тахир аль-Кадри: Нет, протесты не подорвут демократические устои, потому что они уже подорваны коррумпированным политическим руководством. Мы хотим вернуть демократическую систему в стране на верный путь. Мы хотим установить власть народа в соответствии с буквой и духом демократии. Мы не хотим отсрочки выборов. Все, чего я требую, уже прописано в законе — в Конституции и избирательном законодательстве. Кроме того, содержание моей избирательной реформы уже одобрено Верховным судом Пакистана в решении от 8 июня 2012 года. Нам остается лишь привести в исполнение те требования, которые содержатся в Конституции, избирательном праве и решении Верховного суда. На это нужно не более одного месяца. А нас заставляют ждать целых три. Поэтому ни о каком подрыве демократических устоев не может быть и речи. Выборы могут состояться в нужное время.

RT: Вы обвинили политическое руководство страны в коррупции и других преступлениях. Какая политическая сила в Пакистане могла бы помочь Вам осуществить те изменения, о которых Вы говорите?

Т.К.: Прежде всего, позвольте мне объяснить, почему я считаю большинство этих людей коррумпированными. В правительстве есть специальное ведомство по борьбе с коррупцией — это Национальное бюро по борьбе с финансовыми правонарушениями. Его возглавляет Фасих Бохари, адмирал в отставке, которого назначает сам президент Асиф Али Зардари. Во время пресс-конференции и в своем официальном заявлении он оценил ежедневный объем коррупции в стране в 10-12 млрд рупий. За год страна теряет 5 трлн рупий. Это официальные цифры, которые озвучиваются на уровне правительства. Также говорилось, что 70% членов парламента страны уклоняются от налогов, и никто этого не стал отрицать. Они не заполняют налоговые декларации. Они скрывают источник своих доходов. Поэтому всеобъемлющая коррупция — реальность, и никто этого не отрицает. Поэтому наш марш направлен против коррупции. Мы хотим избавить общество от коррупции. Это актуально для всего мусульманского мира, для третьего мира, для развивающихся мусульманских стран — мы должны избавиться от коррупции и коррумпированных лидеров. Мы должны избавиться от тех, кто уклоняется от налогов и нарушает закон. То, о чем я говорю, касается всего мусульманского мира, будь то Пакистан или Египет, всех арабских или африканских государств, всех развивающихся стран. Мы не сможем развиваться, не сможем идти вперед, не сможем добиться процветания, пока не укрепим демократию в соответствии с ее буквой и духом, не укрепим государственные институты, пока не добьемся прозрачности всех процедур и подотчетности государственных органов, пока не запустим экономический рост, пока не начнем по-настоящему поддерживать социальную сферу, не добьемся стабильного социального развития, не начнем вкладывать больше денег в здравоохранение, образование и создание новых рабочих мест. Ни одна из этих задач не решается в Пакистане. Никто не занимался этими вопросами последние пять лет. За эти пять лет никто не принял законодательства, которое бы избавило страну от терроризма. Именно поэтому мы начали эту борьбу, как боролись египтяне на площади Тахрир.

RT: Было много вопросов относительно средств, которые Вы использовали для организации этого марша. Используете ли вы иностранную финансовую помощь?

Т.К.: Ответ очень прост. Кто спонсировал революцию в Египте? Кто давал денег народу Ливии? Народу Туниса? Люди! Кто давал денег народу Ирана, когда тот поднялся на революцию? Они отдали свои жизни, что уж говорить о деньгах. Каждый последний бедняк что-то продал и поделился деньгами. Моя семья поделилась деньгами — жена, дети, невестка. Женщины и девушки cдают свои украшения. Некоторые вообще дома продают; кто-то еще — мотоциклы или автомобили. У кого какие есть накопления — люди жертвуют ими ради общественного резонанса. Они согласны отдать все ради общего дела.

RT: Некоторые напрямую обвиняют Вас в стремлении проводить в Пакистане политический курс, навязываемый из-за рубежа. Ваш марш совпал по времени с такими событиями, как обострение напряженности на индо-пакистанской границе в районе Кашмира, а также теракты в городе Кветта в провинции Белуджистан и других городах — тогда в Пакистане за один день погибли 125 мусульман-шиитов, и множество людей получили ранения. Как бы Вы ответили на подобные обвинения?

Т.К.: Назовите мне хоть один день, который обошелся бы без ЧП в Пакистане — без покушений, без взрывов, без похищений. Все это происходит в Пакистане ежедневно — именно из-за некомпетентности и бездарности руководства страны. Все обвинения, связанные с моим приездом в Пакистан, ложны. Я их целиком и полностью отвергаю и опровергаю. Я не для того приехал, чтобы проводить здесь чей-то курс; у меня один курс — государство Пакистан! Недоброжелатели могут рассказывать обо мне что угодно. Хосни Мубарак в свое время мог бы выдумывать то же самое о египетских революционерах.

RT: Сейчас там нечто подобное и рассказывают.

Т.К.: Вот, я же говорю. И полковник Каддафи своих противников обвинял в том же самом. Каждый раз, когда кто-то что-то хочет поменять, люди, заинтересованные в сохранении статус-кво, распускают именно такого рода клеветнические обвинения. Сейчас — самый подходящий момент для того, чтобы подняться на борьбу и потребовать демократических перемен. Ведь мы специально не хотели прерывать срок полномочий нынешнего пакистанского руководства. У них было пять лет, и мы хотели, чтобы они отработали весь свой срок до конца. А сейчас их пребывание у власти практически подошло к концу — в марте уже очередные выборы. Понимаете? Их время заканчивается. На протяжении срока их полномочий массовых выступлений не было: мы дали им время, чтобы они хоть что-то сделали для народа. Вот только они ничего не смогли! И сейчас — наилучший момент для проведения избирательной реформы, только ее нужно осуществить до начала предвыборной кампании. Потому что если следующие выборы проводить в рамках все той же коррумпированной системы (как было на протяжении всей нашей истории), то к власти снова придут все те же нечистоплотные люди — с поддельными дипломами, с уголовным прошлым, с доходами, укрываемыми от налогообложения; такие, как премьер-министр, которого Верховный суд обязал заключить под арест. Если подобная публика снова окажется в парламенте, она обречет страну на бедствия еще на пять лет. Вот почему я считаю настоящий момент оптимальным для проведения избирательной реформы. А уж потом должны состояться выборы — без переносов, в сроки, определенные конституцией.

RT: Есть ли у Вас политические амбиции?

Т.К.: Я приехал сюда не затем, чтобы разжиться властными полномочиями. Моя цель — дать власть пакистанскому народу. Я уже объявил, что не буду выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра в переходном правительстве — ни в коем случае.

Комментарии 13