Их нравы

Создатели мифов о страшных, кровожадных татарах или: “почему историк отказался консультировать фильм “Орда”?

Историк, консультировавший съемочную группу фильма «Орда», рассказал журналисту радио «Азатлык» о причинах разлада с режиссером картины.  

20 сентября состоялась премьера фильма Андрея Прошкина «Орда». Этим летом фильм показали в рамках Международного московского кинофестиваля, где он взял несколько номинаций. Критики высоко оценили картину, актер Марат Башаров с возгласами «Браво!» аплодировал стоя. В то же время картина породила интенсивную общественную дискуссию.

Обсуждался вопрос о том, смогли ли режиссеры и сценаристы, показывая жизнь татар во времена Золотой Орды, сохранить объективность. Не видя самого фильма, сложно представить себе полную картину. И все же в беседе с журналистом радио «Азатлык» режиссер Андрей Прошкин убеждал, что «Орда» никого не оставит равнодушным, в том числе и самих татар.

     

 Даже несмотря на то, что создавалась «Орда» как художественный фильм, в работу съемочной группы были привлечены и историки. Среди них был Вадим Рудаков, кандидат исторических наук, долгое время изучающий период Золотой Орды. Рудаков работал на съемочной площадке историческим консультантом. Съемки были завершены на половину, когда историк решил расстаться с кинематографами. О причинах разлада и об истории съемок фильма «Орда» рассказал Вадим Рудаков.

– Вадим, скажите, когда и с какой целью к Вам обратилась съемочная группа фильма «Орда»?

 - Съемочная группа от киностудии «Православная энциклопедия» обратилась ко мне в конце июня 2009 года. Художественному руководителю фильма мою кандидатуру в качестве исторического консультанта, в первую очередь по Золотой Орде, предложил мой однокурсник по МГУ. С художественным руководителем, продюсером, режиссёром и художником-постановщиком мы впервые встретились в начале июля. Кинематографистов очень интересовало, какой была Золотая Орда, в частности ее города. При таком интересе в конце беседы я даже сказал: «Ну, наконец-то, поставят фильм, где это государство будет показано нормально, реалистично, а не в виде набора жутких мифов».

 Дело в том, что кинематографистам я сразу сказал, что являюсь специалистом по Орде, точнее по ее археологии, и, главным образом, по ее городам. Поэтому не могу консультировать «про все». Они это понимали и мы договорились о том, что в «своих вопросах», в пределах своей компетенции я буду консультировать их сам, а там, где тема будет далека от моих исследовательских интересов, я буду привлекать других консультантов. Я связывал создателей фильма со специалистами самых различных направлений исторической науки, выходил на знатоков своего дела по средневековой Руси, по иконам и церковной утвари, по вооружению и костюму, по тюркским языкам. И сам немного консультировал по данным темам, в частности, помогал найти им древнерусский храм, который можно было бы взять за основу первоначального Успенского храма Москвы. В свою очередь «Православная энциклопедия» находила специалистов по средневековому русскому православию.

- Понравился ли Вам сценарий и идея фильма? Приходилось ли Вам что-то убирать в сценарии или дополнять, изменять?

 - Чтение сценария для меня, как для историка, оказалось настоящим испытанием нервной системы. Временами я просто не мог читать дальше, нуждался в периодических «передышках». Мои консультации во втором варианте сценария (первый не читал) почти не чувствовались. В сценарии были собраны все самые темные, жуткие мифы и небылицы о Золотой Орде, от многих которых отказались еще в XIX веке. Там было огромное количество ошибок, несуразностей и нелепостей. И было очень много сцен жестокости, причем часто беспричинной, совершенно ничем не мотивированной. Морально вынести такой текст было очень тяжело!

 Я «спотыкался» буквально о каждое предложение. Поэтому замечания к сценарию (с приведенными отрывками из исторических источников) превысили текст сценария примерно в два раза! Также я написал краткое резюме к сценарию. Но подавляющее большинство моих замечаний было проигнорировано. Вначале режиссер пытался согласно моим замечаниям изменить текст. Но потом он сказал, что через 20 минут сценарий буквально «рассыпался», суть замысла пропадала, и режиссер перестал что-либо менять. Он, в частности, признавал, что сценарист написал историю никогда не существовавшего мира.

- По каким причинам Вы не довели консультационную работу до конца? Вас отстранили от работы или Вы сами отказались сотрудничать?

 - Я сам отказался продолжать консультировать, и произошло это в конце июля 2010 года. Отказался тогда, когда понял, что уже никак существенно повлиять на историческую точность фильма не смогу. Я, конечно, мог и дальше консультировать и помогать воссоздавать какие-нибудь мелочи, но в целом уже не мог что-либо изменить.

 Еще в конце апреля я узнал, что мои письменные замечания о несоответствии реального и «киношного» Сарая были тоже проигнорированы. Но дело в том, что в апреле мне успели задать целый ряд вопросов, на которые я должен был подготовить ответы, консультации. А сотрудница группы, которой я должен был передать подготовленные материалы, куда-то пропала. Появилась она в мае, получила часть консультаций и потом опять исчезла.

 Заменившей ее сотруднице мне пришлось отвечать на оставшиеся вопросы уже в июле. А когда в конце июля мне опять позвонили и спросили: не могу ли я ответить на новую партию вопросов, я сказал, что прекращаю консультации. При этом добавил, что пусть мне позвонит режиссер-постановщик, или второй режиссер, и я объясню причины отказа. Мне никто не позвонил, тогда через некоторое время я сам позвонил второму режиссеру и объяснил причины прекращения консультаций. Она и раньше знала о моих недовольствах интерпретацией Орды кинематографистами, поэтому нисколько не удивилась и восприняла мой отказ спокойно.

- Андрей Прошкин, давая интервью радио «Азатлык» сказал, что картина может и не понравиться какой-то части зрительской аудитории, отмечая то, что в Татарстане очень превозносят период Золотой Орды, а для русских это время подчинения татарам, время – не совсем лучшее для русской части населения… Консультируя съемочную группу, предупреждали ли Вы, что картина может вызвать негативную реакцию у татар и других тюркоязычных народов?

 - Конечно же, предупреждал и ни раз, и ни два. Прописал я это и в рецензии к сценарию. Образы татаро-монголов хоть и имеют некоторые человеческие черты, но общее впечатление складывается такое: жестокие, кровожадные, злые, недалекие, жадные. Даже шутки у них какие-то плоские и дурацкие. Все в худших традициях старых советских фильмов о татаро-монголах и кочевниках.

- Андрей Прошкин в интервью отмечал, что достоверной исторической картиной «Орду» назвать трудно, он акцентировал на художественном вымысле авторов, мифе, сказке, но в то же время говорил, что над фильмом работала целая группа консультантов-историков. Где лукавил Прошкин уловить сложно. Все-таки фильм изначально снимался как исторический или как?

 - Сказать, что изначально он снимался как исторический, нельзя. Но консультации для группы требовались точные и профессиональные, то есть запросы были как на исторический художественный фильм. Но с принятием совершенно неисторического сценария все пошло в сторону мифа.

 Андрей Прошкин сам признал, что эта история – легенда. Он отмечал, что сценарист описывает современный мир в мифической форме, которую они назвали Золотой Ордой. Здесь речь идет не об исторической картине, а о мифе. История используется в картине, лишь как декорация.

 Режиссер частично выполняет свои обещания, что будет везде говорить и писать о том, что это миф, сказка, предание, а не исторический фильм. Действительно он так и поступает. Я читал и слышал подобные высказывания режиссера. В частности, на канале «Культура» было его интервью, где он прямо сказал, что это не исторический фильм, а миф. Он также говорил, что архитектура города Сарая в фильме не золотоордынская, а собранная из разных регионов мира: Азии, Северной Африки, частью придуманная…

Но, я сказал «частично», вы правильно отметили, одновременно он говорит о том, что над фильмом работала целая группа консультантов-историков, и что съемочная группа знакомилась с многочисленными историческими источниками и научной литературой. Здесь он тоже прав. Но вопрос в том, насколько кинематографисты использовали эти консультации и источники? Здесь то и «зарыта собака», потому что большинство консультаций и данных научных исследований не было использовано. Другой вопрос: как кинематографисты использовали научные консультации? Ответ: или были взяты материалы не с середины XIV века, а столетием раньше, когда происходило татаро-монгольское нашествие и зарождался Улус Джучи, а это, как вы понимаете, совершенно разный уровень экономики, культуры, даже разные религии. Или же данные исторической науки были взяты за основу, но совершенно искажены, переделаны до неузнаваемости. Так что на выходе получился фильм, где показана не реальная Орда, а вымышленная, я бы сказал карикатурная.

- Если снимался художественный фильм, то для чего тогда съемочной группе вообще нужны были консультации профессиональных историков?

 Подобный вопрос мне задавали историки и не только. Но я понимаю, зачем съемочной группе нужны были исторические консультации. Дело в том, что невозможно ставить фильм, писать сценарий, не представляя эпохи, стран и народов, о которых идет речь. Кинематографистам нужно было знать, что представляла из себя Золотая Орда, как выглядели татаро-монголы, какой была столица государства, и конечно же, как выглядела Русь того времени.

Естественно, по Руси знаний у них было больше. Золотая же Орда для большинства современных людей – это terra incognita. В учебниках истории кроме слов о монгольском нашествии, взимании дани, набегах и Куликовской битве об этом интереснейшем государстве почти ничего не сказано. А дальше кинематографисты начинали уже выдумывать. Но для того, чтобы выдумывать, нужно знать, отчего отталкиваться! Им нужны были консультации в качестве своего рода исторического фундамента, на котором они могли бы уже возводить свои придуманные кинематографические стены. Выше фундамента уже гуляла фантазия людей искусства.

- «Орда» снималась в Астрахани, недалеко от руин исторического города золотоордынского периода – Сарая. Это была Ваша идея?

- Да, я предложил это кинематографистам, когда они искали место для съемок ордынских сцен. Места соответствуют расположению реального Сарая, при том весьма живописные. Это степная, а точнее полупустынная полоса, холмистая, пересекаемая бэровскими буграми, там есть соленые озера. Очень красиво! Особенно, в конце лета и осенью, когда берега покрываются красной, багровой травой. Тут же рядом протекает река Ахтуба с ее пойменными лугами, стадами овец, табунами лошадей и верблюдами. К тому же на городище работают археологи, и у них всегда можно получить консультации. Также в 15-20-ти километрах от Селитренного начинается настоящая пустыня с барханами – Рын-пески.

Но первоначально деятели кинематографии решили найти подходящую натуру в другом месте, в оренбургских степях, куда и поехали. Но по разным причинам, в том числе и из-за отсутствия большой реки, отказались от этой затеи.

 - Все ли в кинематографическом Сарае сделано, воссоздано правильно? На трейлере очевидно, что это город из песка.

 - Правильнее было спросить немного по-другому: что в кинематографическом городе Сарай сделано, воссоздано правильно? Для полного представления всего образа важно увидеть фильм целиком, а не только декорации и отрывки из трейлера. Но, согласно увиденному, отвечу: почти ничего. Когда я осмотрел макет будущих декораций Сарая в начале декабря 2009 года, то сразу сказал, что здесь нет ни одного золотоордынского здания. Передо мной предстал какой-то набор стереотипных представлений о восточном городе: кривые и узкие улицы, сплошь глинобитные сооружения, плоские крыши, скученность застройки. В городах Орды постройки были, как правило, одноэтажными (хотя могли быть при этом очень высокими) и дома стояли отдельно друг от друга, окруженные оградами-дувалами.

 У нас был долгий разговор с художником-постановщиком. Я пытался хоть в чем-то приблизить макет к реальному Сараю. И мы даже договорились с ним, что часть зданий можно изменить. Камнем преткновения стали два главных вопроса – многоэтажность застройки и примыкание зданий друг к другу. Но уменьшить этажность в декорациях было нельзя, так как в этом случае становились видными «задники» декораций соседних построек. А скученность, «прилепленность» друг к другу жилищ нельзя было изменить из-за того, что резко увеличивалась бы площадь декораций. А этого не позволяли сделать в первую очередь финансовые возможности фильма.

 Режиссер сказал, ничего менять не будем. Он объяснил мне конкретно по каждой постройке, улице, почему нельзя менять сделанный макет. Всегда находилась своя причина. В итоге я понял, а кинематографисты подтвердили: в силу придуманности, мифичности сценария, реальный город Сарай сюда никак не впишется.

 В отрывках фильма можно увидеть здания на крутом обрыве террасы Ахтубы, они сделаны в компьютерной графике. По цвету и структуре постройки выглядят даже не глиняными, а песчаными. (Хотя эти обрывы состоят преимущественно из глины и суглинков, только верхние слои состоят из песка). Но в фильме все выглядит песчаным. Сами декорации смотрятся глинобитными, мозаик не видно. А ведь многие общественные здания украшались роскошной мозаикой и майоликой. Безусловно, работа художника достойна уважения, но к историческому Сараю этот город не имеет никакого отношения. Художник-постановщик сказал мне, перед тем как показать модели декораций Сарая: ««Вадим, вы меня, наверное, убьете, но я создал совсем не то, что Вы консультировали». Оказалось, что там не было ни одного золотоордынского здания! Об этом я открыто заявил комиссии. А через несколько месяцев художник-постановщик давал интервью прессе, где говорил совершенно другие слова, утверждая, что воссоздал город Сарай по мере возможности, и для более полной правдивой реконструкции, мол, не хватало информации, были противоречивые сведения исторических консультантов. Это неправда. Во-первых, научных знаний о городской джучидской архитектуре у нас достаточно, чтобы пусть не на 100 %, но примерно на 90 % воссоздать Сарай. Во-вторых, я не знаю, о консультациях, противоречащих моим знаниям.

 Художник-постановщик неоднократно говорил журналистам, что археологи раскопали всего 2% территории Сарая. И это число он выставляет в качестве чуть ли не главного аргумента для оправдания своих фантазий. Но он не понимает, что 2% – это около 30 тысяч квадратных метров! Добавьте сюда десятки тысяч квадратных метров, раскопанных на других ордынских городищах. Для археологической науки – это огромные площади. И этой информации достаточно, чтобы мы могли делать четкие выводы о планировке городов Улуса Джучи.

 По словам художника-постановщика, мои консультации – это всего лишь мое мнение. Но я в подтверждение своих аргументов приносил огромное количество статей и книг других историков. Тем самым доказывая, мои консультации не являются собственными выводами, а научно установленный факт. Повторюсь, что в вопросах не своей компетенции я привлекал других историков. В действительности слова художника-постановщика были лишь отговорками и попытками оправдать сделанный ими фантастический Сарай.

-Для того чтобы вырисовывалась полная картина какой-либо эпохи важны детали. Справились ли художники фильма с воссозданием материальной культуры эпохи Золотой Орды? Насколько, по-вашему, историчны костюмы, вооружение, посуда и другие бытовые предметы ордынцев?

 - Я не специалист по историческим костюмам, в этой области кинематографистов консультировал Юрий Кулешов. Но костюмы при осмотре и дальнейшей совместной доработке стали историчными, по словам Кулешова, примерно на 50 %. Он тоже не совсем был рад тому, что уже было на картине. Скажу от себя, что, например, татарские послы в реальности, как любые представители знати одевались роскошно: на них были дорогие халаты с золотыми и серебряными нитями, то есть парчовые ткани. На них были шелка и драгоценные камни, золотые и серебряные пояса. А в отрывках из фильма я увидел, что послы были одеты в халаты, в которых ходили рядовые ордынцы. Нельзя послов хана наряжать в костюмы чабанов!

 Согласно историческим источникам, еду и напитки подавали в серебряных и золотых или позолоченных сосудах. В Орде была широко распространена глазурованная посуда, даже в небогатых домах имелась таковая. Археология дает нам обширнейший материал, говорящий о широком распространении поливных сосудов.

 Какая была «атмосфера» в период Золотой Орды мы можем только догадываться. Но в фильме показана в основном «дикая Орда». Да жестокости и дикости там хватало, как, впрочем, в любом средневековом государстве. Были убийства ради престола, истребления жителей взятых городов и сел, в том числе древнерусских, существовали и рабы… Но были также и утонченная поэзия, роскошные постройки с мозаикой, споры ученых и богословов, красивые платья и орнаментированная посуда, бани, школы и медресе, широкие улицы городов, наконец, и общественные туалеты, о которых не мечтали тогда в Европе!

- Вадим, режиссер Андрей Прошкин так же говорил, что период, когда жил митрополит Алексий, мало изучен. Так ли это на самом деле?

 - И да, и нет. С одной стороны мы, конечно, знаем немного об эпохе на территории Восточной Европы по сравнению, например, с XIX веком или со средневековой Западной Европой, где сохранились сотни тысяч, если не миллионы документов. Но в то же время знаем и не так уж мало. Повторяю: воссоздать Орду более или менее близко к реальности у нас имеется возможность, было бы желание.

 Так один журналист написал материал, из которого следует, жизнь Золотой Орды приходилось восстанавливать буквально по крупицам, якобы «исторических свидетельств почти не сохранилось», что «кинематографистам легче было бы сделать кино о жизни пещерного человека», все это говорит о безграмотности.

 - На Ваш взгляд, будет ли фильм иметь успех? Насколько картина удачна с художественной точки зрения?

 - С художественной и драматической точки зрения он должен получиться весьма удачным. Сюжет интересный, присутствует драматический накал, внутренние переживания, сомнения и борения главного героя… Массовому зрителю, думаю, фильм понравится.

 Татарам уже давно пора самим снимать художественный фильм о Золотой Орде. Но хотел бы пожелать татарским кинематографистам подойти к этому очень взвешенно, избежать ошибки излишнего «обеления» Золотой Орды, избежать, как уже говорил, проведение прямых аналогий татар Орды с татарами современными. Но политические и национальные предпочтения обычно всегда берут верх над исторической правдой, поэтому подозреваю, что до исторически правдивого показа Улуса Джучи еще очень далеко.

Автор: Римма Бикмухамметова

Комментарии 0