Просвещение

Важность джамаата

Общественное воспитание является одной из важнейших основ Ислама. Общественное воспитание каждого верующего начинается с коллективной молитвы. Самим благим деянием Ислама и в Исламском обществе, которое основано на единобожии и пропитано единством духа и взаимоподдержке является именно это. Там, где есть место общественной молитве, есть начало и осознания духа и социального значения Ислама.

Ислам повелевает верующим жить вместе, во всем поддерживать и помогать друг другу, и быть в этом единстве и на пути Аллаха в одном плотном строю. Об этом Всевышний говорит так: «Воистину, Аллах любит тех, которые сражаются [стройными] рядами на Его пути, словно они - прочно сложенное здание». (Ас- Сафф, 4)

     

 

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) говорил вот что:

«…Я желаю, чтобы вы всегда пребывали вместе и не разделялись, остерегаясь этого. Так как шайтан всегда пребывает вместе с теми, кто живет отдельно от всех. Пусть то даже двое, если они живут отдельно от всех, они не вместе с остальными. И тот, кто желает поселиться посередине рая, пусть пребывает вместе со всеми…» (Тирмизи, Фитан, 7/2165)

Читая в каждой молитве в суре Фатиха «Тебе мы поклоняемся и Тебя одного просим о помощи!»в день сорок раз мы вместе с остальными говорим, что делаем это с верующими подобным нам.

Первым делом Посланника Аллаха после его призвания на пророческую миссию в Мекке и в Медине было построение соборной мечети. Принимая в этом непосредственное участие, он заложил фундамент и основу Исламского общества.

Наши предки, которые во всем следовали примеру Посланника нашего, закладывая первый камень стен города, в первую очередь строили посередине него большую мечеть, а город, являясь будто – бы лучами этого светила, отстраивался сам по себе.

А это значит, что совершение молитвы вместе в обществе остальных мусульман, является поведением, отражающим саму суть Ислама, повелением самого Господа нашего.

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) повелевал:

«Всевышний Аллах радуется мусульманину, который проводит много времени поклоняясь Ему в мечетях, подобно семье, чьи родственники долгое время, прожив на чужбине, вдруг возвратились домой». (Ибн Маджа, Масаджид, 19)

«Тот, кто будет постоянен в мечетях, с тем постоянно будет и сам Аллах». (Суюти,II, 143)

 

«Не сообщить ли мне вам, то чем Всевышний Аллах стирает прегрешения и возвышает в степенях? Совершением омовения в холодные дни и ночи, отправлением из далеких мест в мечеть, с целью совершения вместе со всеми молитвы и ожиданием следующей молитвы, после завершения одной. Вот это истинная привязанность! Вот это истинная привязанность!» (Муватта, Касрус-Салят, 55)

 

Аиша (радыйаллаху анха), говорила:

«Тот, кто, слыша призыв на молитву не пошел в мечеть, не желает себе никакого блага, либо ему тому желалось никакого блага». (Байхаки, ас-Суннатуль-Кубра, III, 57)

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) не делал никаких упущений тем, кто пренебрегал совместной молитвой. Однажды он сказал:

«Тот, кто, слышал муэдзина, без уважительной причины не отправился в мечеть, молитва того в одиночестве не будет принята».

Асхабы спросили его:

«Что же является уважительной на то причиной, о Посланник Аллаха?»

«Опасность или болезнь» – отвечал он. (Абу Дауд, Салят, 46/551)

Оставление совместной молитвы и отдаление от общества становится причиной распада Исламского общества. О тех, кто сеет в обществе раздор, Всевышний Аллах говорил:

«Воистину, ты нисколько не в ответе за тех, которые устроили раскол в своей религии и распались на секты…». (Аль-Ан`ам, 159)

 

Некоторые картины превосходства

Абу Хурайра (радыйаллаху анху), рассказывает:

В одном из походов Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) со своими асхабами разбил лагерь у местности, которая находилась между Дажнаном и Усфаном. Узнавшие об этом неверные стали говорить:

«У них есть одна молитва, которая дороже им, чем их отцы и дети. Это предвечерняя-аср молитва. Приготовьтесь, мы атакуем их, когда они молятся!»

Тогда к Посланнику Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) явился ангел Джабраил (алейхиссалям), и научил его тому, как следует совершать молитву во время военных действий, принеся ему от Господа 102 аят суры Ниса. (Тирмизи, Тафсир, 4/21)

Это говорит о том, что какими бы ни были условия, даже во время войны мусульманам не дозволено совершать молитву раньше времени или совершать ее отдельно.

 

Джафар бин Амр передает, что его отец как то сказал:

«Я видел, как Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) ел жареную лопатку ягненка. В этот момент прозвучал призыв на молитву. Он сразу же встал, отложил нож и, не повторяя омовения, пошел на молитву». (Бухари, Азан, 43)

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) проявляя щепетильность в том, что касается совершения вместе с джамаатом, оставил еду и совершил молитву в первые ее часы, не откладывая это на потом после принятия пищи.

 

Йазид бин Амр (радыйаллаху анху), рассказывает.

Однажды я пришел к Пророку, когда тот совершал молитву. Я сел, не присоединяясь к ним. После завершения молитвы, Пророк Аллаха повернулся и, увидев, что я сижу в стороне, сказал мне:

«Разве ты не стал мусульманином, Йазид?»

«Да, я мусульманин, о Посланник Аллаха!» – ответил я

«Тогда почему же ты не присоединился к общественной молитве?» – спросил он

«Я, посчитав, что вы уже помолились, помолился у себя дома» – отвечал я. На что он сказал:

«Впредь, если, придя в мечеть, ты увидишь, что люди совершают молитву, а ты уже помолился, присоединись к ним, это будет для тебя дополнительно, а то, что ты совершил один, зачтется тебе как обязательное». (Абу Дауд, Салят, 56/577)

 

Даже будучи при смерти, Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) показал то, каким важным поклонением является совершение молитвы в обществе с другими мусульманами. Анас (радыйаллаху анху), передает, что когда Посланник Аллаха заболел в последние три дня своей жизни он (саллаллаху алейхи ва саллям) не мог, присоединится к джамаату. (Бухари, Азан, 46)

Аиша (радыйаллаху анха), говорит:

«Когда недуг Посланника Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) усилился, он, находясь почти в бессознательном состоянии, говорил: «Совершили ли асхабы мои молитву?»

«Нет еще они все ждут вас, о Посланник Аллаха» – отвечали ему.

Тогда он просил:

«Приготовьте для меня воду!»

Так он совершал омовение, но, вставая на ноги, терял сознание. Потом, очнувшись опять спрашивал:

«Совершили ли асхабы мои молитву?»

Мы отвечали также:

«Нет, они еще ждут вас, о Посланник Аллаха»

А он все требовал:

«Приготовьте мне воду!» И совершив омовение, он опять пытался встать на ноги, но опять терял сознание.

Так повторилось несколько раз. А в это время люди ждали его (саллаллаху алейхи ва саллям) внутри мечети, чтобы совершить ночную молитву. Тогда Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) сказал, чтобы велели Абу Бакру возглавить молитву. Однако Абу Бакр был человек с мягким сердцем и, не решившись на это, попросил об этом Омара:

«Возглавь ты молитву, о Омар» – говорил тот.

Однако тот возражал:

«Ты более достоин для этого». И все эти дни молитвой руководил Абу Бакр (радыйаллаху анху).

Днями позже, состояние Пророка улучшилось и он вышел в мечеть, опираясь на двух людей, чтобы совершить вместе со всеми полуденную молитву. Я до сих пор помню, как от бессилия его ноги волоклись по земле.[1] В это время Абу Бакр руководил молитвой. Когда он увидел, что выходит Пророк, он попытался уступить ему место, однако жестом тот указал ему чтобы тот продолжал. После он сел рядом с Абу Бакром, и люди закончили молитву, следуя за Абу Бакром (радыйаллаху анху), который следовал за Пророком. (Бухари, Азан, 51)

 

Анас (радыйаллаху анху), передает:

Абу Бакр (радыйаллаху анху) руководил молитвой. Наступил понедельник, и когда мы настроились, чтобы совершить молитву, Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) выглянул из-за занавески своей комнаты и стал наблюдать за нами. Он стоял на ногах. Его лицо было свежим и чистым, как лист священной книги. Он улыбнулся, и было видно белизну его зубов. Увидев Посланника Аллаха, мы так обрадовались, что чуть не вышли из молитвы. Абу Бакр же, посчитав, что Пророк Аллаха присоединится к нам, стал пятиться назад, чтобы уступить ему место. Однако Пророк Аллаха, указав жестом, чтобы мы продолжали, закрыл занавеску. В этот день он и вознесся к небесам. (Бухари, Азан, 46)

Посланник Аллаха, даже будучи при смерти, видя, какое общество, которое сплоченно в единобожии ожидает совершения общественной молитвы, он оставляет после себя просиял улыбкой.

Эта улыбка господина миров, вдохнула в асхабов надежды, однако, пребывая в этом расположении духа, он ожидал встречу со своим Господом.

Последними словами его перед смертью были:

«Помните о молитве, не оставляйте молитвы. И не попирайте прав тех, кто находится под вашим управлением, бойтесь Аллаха». (Абу Дауд, Адаб, 123 – 124 / 5156; Ибн Маджа, Васайа, 1)

 

Передает Джабир бин Абдаллах (радыйаллаху анху):

Мой дом и дома всего рода сынов Салима, находились в квартале далеком от мечети. А в округе мечети Пророка Аллаха всегда были незаселенные места, тогда мы решили продать свой дом и поселиться неподалеку от мечети. Тогда Посланнику Аллаху (саллаллаху алейхи ва саллям) и снизошли следующие аяты:

«Воистину, Мы оживляем мертвых и записываем то, что они вершили, и то, что они оставили после себя. И все Мы подсчитали в ясном руководстве». (Ясин, 12)

Узнавший о том, что мы собираемся сделать, Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям), обратился ко всем сынам рода Салима:

«Я слышал. Что вы желаете переехать поближе к мечети, не так ли?»

Они отвечали:

«Да, о Посланник Аллаха! Мы действительно хотели поступить так».

На что Пророк Аллаха сказал им:

«Сыны рода Салима! Оставайтесь там, где и прежде, ведь за каждый шаг, который вы делаете по дороге в мечеть, вам записывается благодеяние. Да, будет лучше, если вы останетесь там, где и прежде, пусть за каждый шаг ваш, вам запишется благодеяние».

(Муслим, Масаджид, 280, 281); (Тирмизи, Тафсируль-Куран, 36/1)

 

Говорит Абдуллах бин Умму Мактум (радыйаллаху анху):

«О Посланник Аллаха! В Медине множество всяких тварей и диких животных. Я боюсь, что однажды они навредят мне, позволь мне оставаться дома и молиться одному, не отправляясь в мечеть для совершения общественной молитвы».

На что Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) отвечал ему:

«Слышишь ли ты призыв на молитву? Тогда не оставайся и ступай в мечеть». (Абу Дауд, Салят, 46/553)

 

Как мы видим, Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) в независимости от трудностей, требовал, чтобы обязательные молитвы всегда совершались с джамаатом.

 

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) всегда упрекал тех, кто не присоединялся к общественным молитвам. Убай бин Кааб (радыйаллаху анху) говорит:

Однажды Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) возглавил утреннюю молитву. После ее окончания он обратился к нам:

«Присутствовал ли тот – то?»

«Нет» – отвечали мы.

«А тот был?» - спрашивал он.

«Нет, не был» – отвечали мы.

«Эти две молитвы, ночная и утренняя, являются самыми трудными для лицемеров. Если бы вы знали, сколько блага в этих молитвах, вы бы приползали в мечеть, чтобы совершить эти молитвы вместе с другими. Первый ряд в молитве, подобен ряду, в котором стоят ангелы. Если бы вы знали это, то стали бы соперничать между собой, чтобы занять в этом ряду место. Молитва, которая совершается с кем-то еще, превосходнее и благословеннее чем та, которая совершается в одиночестве. Молитва даже двух предпочтительнее молитвы одного. И чем больше число, совершающих молитву, тем больше это нравится Всевышнему Аллаху». (Абу Дауд, Салят, 47/554; Насаи, Имамат, 45)

 

 

Рассказывает Абдуллах бин Масуд, (радыйаллаху анху):

«Клянусь Аллахом, никто, кроме тех, о лицемерии кого знали все, не отставал от совершения общественной молитвы. Клянусь Аллахом, мы видели, как в мечеть приводили, взяв под руки человека, и он молился, совершая молитву, оставаясь между двумя». (Муслим, Масаджид, 256-257)

 

Однажды Абдуллах бин Омар (радыйаллаху анхума), гулял по базару, когда настало время молитвы, он увидел, как все мусульмане стали закрывать свои лавки и магазины и отправились в мечеть. Увидевший это, Абдуллах сказал:

«Это те, о ком Всевышний повелевает: «Мужи, которым ни торговля, ни купля не служат помехой тому, чтобы не забывать Аллаха, совершать обрядовую молитву и вносить закят, и которые страшатся дня, когда содрогнутся сердца и закатятся глаза». (Ан – Нур, 37) (Ибн Касир, Тафсир, III, 306; Хайсами, VII, 83)

 

 

Рассказывает Шифа бинти Абдиллях (радыйаллаху анха):

Однажды к нам пришел Омар. Он увидел, что двое из членов нашей семьи спят, и спросил:

«Почему же я не видел этих двоих со мной на молитве?» Я отвечала ему:

«О повелитель правоверных! Вечером они помолились вместе со всеми в мечети, а дело было в Рамадан и, придя, домой они помолились до самого утра. Потом совершили вместе утреннюю молитву и легли спать. На что Омар сказал:

«Совершение утренней молитвы вместе со всеми предпочтительней для меня, чем помолиться всю ночь до самого утра».[2]

 

Однажды Осман бин Аффан (радыйаллаху анху), отправился в мечеть, чтобы совершать ночную молитву. Когда он увидел, что еще никого нет, он прилег. Тогда пришел Ибн Аби Амра и сел рядом с Османом. Тот спросил его, кто он. Ибн Аби Амра сказал ему, кто он:

«Сколько ты знаешь из Корана?» – спросил его Осман. Когда тот ответил ему и на это, Осман сказал ему:

«О сын брата моего! Я слышал, как Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) говорил:

«Тот, кто, придя в мечеть, совершит ночную молитву, подобен тому, кто совершит в мечети утреннюю молитву, подобен тому, кто молился всю ночь». (см. Муватта, Салятуль-Джума, 7; Муслим, Масаджид, 260)

 

 

Сабит бин Хаджадж передает следующий случай, который показывает каким, было отношение асхабов к тем, кто не постоянен в общественной молитве.

Однажды Омар бин Хаттаб (радыйаллаху анху), пришел в мечеть, чтобы совершить молитву. Он повернулся к людям, велел муэдзину призвать на молитву и, встав на ноги, сказал:

«Мы никого не станем ждать, чтобы совершить молитву»

После того, как призыв был закончен, он, обращаясь к собравшимся сказал:

«Почему некоторые запаздывают с приходом на совместную молитву, заставляя других ждать: Клянусь Аллахом, я намеревался послать за ними людей, чтобы тот отловил их и, приведя сюда, им было сказано: «Участвуйте в молитве вместе со всеми!» (Абдурразак, I, 519)

 

Умму Дарда (радыйаллаху анха) рассказывает:

Однажды ко мне пришел обиженный и расстроенный Абу Дарда. Я спросила его:

«Что расстроило тебя?» Он же отвечал:

«Клянусь Аллахом, мне не известно, чтобы умме Мухаммада (саллаллаху алейхи ва саллям) было велено, что-то еще, кроме того, чтобы они совершали совместную молитву. Почему же они сейчас так пренебрежительно к этому относятся». (Бухари, Азан, 31)

 

Абдуллах бин Омар (радыйаллаху анху), всегда, когда он не мог совершать молитвы вместе со всеми, ждал наступления времени следующий молитвы, проводя все это время, поклоняясь в мечети, то есть, не успев помолиться вместе со всеми ночью, он ждал в мечети наступления утра, чтобы совершить молитву с джамаатом, а все это время проводил в поклонении. (Ибн Хаджар, Исаба, II, 349)

 

Один из асхабов, Харис бин Хасан (радыйаллаху анху), женился. В то время жених после женитьбы не появлялся на улице несколько дней, а то есть мог не приходить и на утреннюю молитву. Однако Харис в первую же брачную ночь пришел в мечеть.

«Сегодня же твоя первая брачная ночь, почему же ты ушел из дома?» - спрашивали его. Он же отвечал:

«Клянусь Аллахом, нельзя желать себе ничего худшего, чем жены, которая не будет давать тебе совершать утренней молитвы вместе со всеми». (Хайсами, II, 41)

 

Ибн Джурайдж как-то спросил у одного из ученых из табиина по имени Ата (рахматуллахи алейхи):

«Следует ли прерывать свою молитву и отправиться в мечеть, если, встав совершать ее дома, ты услышал призыв на молитву?»

«Если только ты считаешь, что поспеешь хотя бы на некоторую часть обязательной молитвы» – отвечал тот.

«Однако если я услышал лишь второй призыв перед самой молитвой, не слышал предварительного призыва, следует ли мне отправиться в мечеть?» – продолжал спрашивать тот. И на это Ата отвечал ему: «Да». (Абдурразак, I, 528)

Так говорится, что однажды Ибн Омар (радыйаллаху анху), помолившись два раката обязательной молитвы в четыре у себя дома раката, услышал вторичный призыв перед самой молитвой, возвещающий начало молитвы, тогда он оставил то, что начал и отправился в мечеть. (Абдурразак, I, 514 - 515)

 

Амир бин Абдуллах, лежал на смертном одре. Он издавал последние выдохи, а его близкие плакали рядом. Когда прозвучал призыв на вечернюю молитву, он обратился к окружающим:

«Поднимите меня!»

«Одумайся, куда же ты?» – говорили ему.

«В мечеть!» – говорил тот.

«Сейчас в таком состоянии?» – недоумевали те. Тот же с прискорбием заявлял:

«Пречист Господь от всех недостатков, как же я, слыша призыв к молитве, могу не ответить на это? Возможно ли такое? Поднимите меня!»

Тот с помощью близких был поднят на ноги и, добравшись до мечети, совершил вместе со всеми один ракат и отдал душу при земном поклоне.

Как прекрасно отражает такая кончина раба, проведшего всю свою жизнь в поклонении Всевышнему, суть слов Посланника Аллаха:

«Как проживете вы жизнь свою, так и умрете».

 

Рассказывает Ата бин Сабит (рахматуллахи алейхи):

Однажды мы узнали, что один из близких к Аллаху рабов, Абдуллах Сулеми заболел. Мы решили навестить его. Нам сказали, что он в мечети. Мы не могли этому поверить. Тогда как его постель ждала его дома, нам показалось странным слышать голос его призыва на молитву.Войдя в мечеть, мы увидели, что тот действительно стоит на молитве. Когда мы увидели, что ему трудно дышать, мы испугались и расстроились:

«Почтеннейший, разве не было бы лучше, если бы ты оставался в постели и не мучил бы себя?» – спрашивали мы. Он дал нам следующий ответ:

«До меня дошли слова Посланника Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) в которых он говорит, что молитва вместе со всеми предпочтительней всего иного. И я пожелал, чтобы мою душу взяли тогда, когда я совершаю в мечети молитву»

 

Мухаммад бин Сабит был очень набожным человеком. Он был очень щепетилен во всем, что касается совершения молитвы вместе со всеми. Он говорил:

«Я всегда совершаю молитву вместе с джамаатом. И на протяжении вот уже сорока лет, я не опаздывал на первый такбир. Однако однажды я опоздал на него, когда был занят похоронами своей матери. И чтобы восполнить это я совершил эту молитву ровно двадцать пять раз. Эту ночь я увидел во сне:

«О Мухаммад, хотя ты совершил молитву двадцать пять раз, но с чем же ты сравнишь благо того «аминь», что произносят ангелы?» (Кандахлави, Фадаилуль- Амаль, стр. 275)

Ведь Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) повелевал:

«Когда имам заканчивает читать суру Фатиха, пусть стоящие за ним говорят «Аминь!». Ведь если это «Аминь» тех, кто на земле совпадет с тем «Аминь!», что произносят в этот момент над ними ангелы, им прощаются все их былые прегрешения». (Бухари, Азан, 113; Муслим, Салят, 76)

 

В одном из преданий говорится, что в День Суда Всевышний Аллах скажет:

«Где мои соседи?»

Ангелы скажут:

«Кто же может быть соседом Твоим, о Господь наш?»

На что Всевышний Аллах скажет:

«Те, кто посещают Мои мечети». (Али аль-Муттаки, VII, 578 / 20339)

Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) говорил:

«Мечеть, это дом каждого набожного. Всевышним Аллахом было обещана благодать, милость, успех на мосту Сырат, рай и Его благоволенье, тем, кто сделал мечети, домом своим».[1]

 

Первый из Османских историков Ашык Пашазадэ говорит:

«Этот род Османский, воистину благой род. Среди их поступков нельзя найти ничего, что могло бы противоречить шариату. Они сторонились всего, о чем ученные говорили как о греховном».

По этой причине и сами ученные, не позволяли, чтобы происходило нечто подобное. Так, например, Шейхульислам Мулла Фанари не принял свидетельства Йылдырым Баязида по той причине, что часто видел его не совершающим молитвы вместе со всеми. А когда султан спросил его о причине этого, тот открыто отвечал:

«Повелитель мой! Я не вижу вас среди джамаата. Хотя вы, будучи руководителями этого народа, должны быть в первых рядах. То есть вам в первую очередь следует быть примером благих деяний… Если же вы будете не продолжать проявляться на общественной молитве, то покажите народу дурной пример, а это не позволяет мне принять вашего свидетельства…»

После этого случая, а по другим источникам, в честь победы, Йылдырым Баязид велел построить в Бурсе известнейшею соборную мечеть-Улу Джами, в которой стал молиться вместе со всеми все пять раз в день.

 

Иными словами, постоянство в джамаате, является признаком веры. Об этом говорил и Посланник Аллаха:

«Если вы видите, что кто-то постоянен в мечети, то следует знать как верующего» – говорил он и читал вслед аят: «Только тот может находиться в мечетях Аллаха, кто уверовал в Аллаха и в Судный День, кто совершает салят, вносит закят и не боится никого, кроме Аллаха. Возможно, они и будут на верном пути». (Ат-Тауба, 18),(Тирмизи, Иман, 8/2617)

Праведники и ученные обозначили следующие выгоды и превосходства постоянства совершения пятикратной молитвы в мечети:

-         Благодаря благословению, которым Аллах наделяет мечети, в душе верующего поселяется чувство единения с теми, кто подобен ему,

-         Каждая молитва станет совершаться в ее первые часы, тогда, когда она наиболее приемлем,

-         Ангелы молятся, просят прощения и свидетельствуют за тех, кто совершает молитву вместе,

-         Человек отдаляется от шайтана,

-         Человек получает благо, поспев к первому такбиру совместной молитвы,

-         Человек избавляется от лицемерия и его проявлений во всех своих деяниях,

-         Человек получает пользу от совместных, общественных молитв и взысканий к Господу и поминаний,

-         Укрепляются и продолжаются крепкие братские чувства между верующими,

-         Наблюдается взаимопомощь и поддержка в том, что касается поклонения,

-         Человек обучается верному чтению и пониманию аятов священного Корана,

-         Человек учится совершать молитвы с трепетом и благоговением.

Как мы видим у совместного совершения молитвы есть много выгоды. Именно по этой причине Всевышний Аллах и Посланник Его всегда настаивали на том, чтобы все верующие, всегда и везде продолжали совершать молитву вместе со всеми.

 



[1] Табарани, аль-Муджамуль-Кабир, ред. Хамди Абдульмаджид ас-Саляфи, Бейрут, Дару Ихйаит-Турасиль-Араби, VI, 254/6143; Али аль-Муттаки, VII, 580/20349.



[1] Бухари, Азан, 67.

[2] Абдурруззак, аль-Мусаннаф, Бейрут 1970, I, 526; Муватта, Салятуль-Джамаа, 7.

Комментарии 0