Общество

Об изменение меры пресечения

Дело по обвинению Ахметшина Ф.Т.

Судья: Заявления, ходатайства есть?

Ахметшин: Есть. Вот и свершилось, тот день, когда я должен пойти домой. До сих пор единственным основанием было возражение прокурора, что я могу оказать давление на свидетелей. Вот настал тот день, когда я не могу оказать давление на их показания, потому что все показания свидетели обвинения дали. Двух мигрантов не смогли найти, интересно, как я смог бы их найти? Скрытых свидетелей допросили. Сотрудники ФСБ, таможенной, пограничной службы опрошены. Ходатайствую об изменении меры пресечения на подписку о невыезде.

     

Судья: Мнения, возражения.

Адвокат: Ваша честь, я полностью поддерживаю данное ходатайство, основания для его содержания под стражей отпали. Обращаю ваше внимание, что в деле имеются многочисленные ходатайства от общественности и уверенность в том, что Ахметшин Ф.Т. не мог совершить вменяемое ему преступления. Зачитывать ходатайства 26 общественных организаций, также правозащитников, религиозных деятелей, с которыми он проводил мероприятия по борьбе с наркоманией, алкоголизмом и прочими аморальными явлениями нужен целый год. Все его характеризуют исключительно положительно.

Судья: Защитник Дильмухаметов.

Дильмухаметов: Фанзиль Талгатович обвиняется по трем статьям УК РФ, две из которых являются преступлениями небольшой тяжести, одна статья утратила силу в редакции 420-й ФЗ от 07.12.2011 года. Общественный деятель, человек широко известный среди молодежи, в мусульманских кругах. Имеет постоянное место жительства, семью, 3-х детей и не собирающийся скрываться. Отсидел 6 месяцев на предварительном следствии, почти столько же сейчас. В чем смысл нахождения человека в заключении? Это у нас идет с 30-х годов. Для того, чтобы человек заговорил, его надо посадить в зиндан, тогда он даст любые нужные следствию показания. Но ведь сейчас другое время, смысл ареста человека для получения нужных показаний утрачен.

Я рассуждаю на стороне обвинения: Когда человек под арестом, он вынужден изучать УПК и готовиться к своей защите очень ответственно. А когда на свободе он безоружен, морально и квалификационно не готов себя защищать. А что, смотрите на него, ему хорошо, он сидит, а срок-то ему идет. А кому сейчас плохо? Плохо семье его, матери его, детям. Дети в первую очередь и страдают. Я обращаю внимание суда потому, что здесь именно принципы гуманизма страдают. Я обращаю внимание на то, что у него срок ареста идет – а это уже приговор. Я сейчас посоветовался с подзащитным и подзащитный сам скажет, мы просим не подписку о невыезде, а домашний арест. Это сегодня самая справедливая, гуманная мера, причем мера, которая избавляет наше государство от издержек содержания в казенном доме.

Судья: Прокурор, ваше мнение?

Прокурор: Ходатайство отклонить. Судебное следствие не окончено. Не исключена возможность превращения свидетелей обвинения в свидетелей защиты.

Судья: Реплики есть?

Ахметшин: Уважаемый прокурор! Я могу найти двух узбеков или скрытых свидетелей? Или смогу оказать давление на сотрудников ФСБ? Сейчас страшнее ходить на улице, чем находиться в тюрьме. Мы знаем, что случается с общественными деятелями на улице, у них находят то наркоту, то гранату. Поэтому мне будет спокойнее сидеть дома до приговора, никуда не выходя, а после приговора будет спокойнее уехать из этой страны. Поэтому я ходатайствую до приговора оправдательного – домашний арест, а после два билета за то, что отсидел ни за что и уехать из этой страны.

Судья: Есть реплики?

Адвокат: Самый главный свидетель обвинения начальник отдела ФСБ Хамматов ничего не подтвердил и ничем не обвинил. А вообще-то действительно, возможно ли повлиять на работников ФСБ?

Дильмухаметов: Я ожидал, что гособвинитель аргументированно возразит со ссылкой на УПК, но такого нет. Именно поэтому доводы гособвинителя не могут быть положены в основу решения суда. Мы не просим отменить меру пресечения, а изменить. От этого выиграет и общественность и сама судебная система.

Суд остается на совещание.

Судья: Ахметшин, находясь на свободе, может скрыться от правосудия, может оказать давление на свидетелей. Учитывая вышеизложенное, общественную опасность предъявляемых ему обвинений суд основание на замену меры пресечения, на домашний арест не находит…

Произошло то, что происходит на всех судебных процессах по обвинению мусульман. Без вины виноватые сидят они под арестом в ожидании приговора. А люди по чьей вине они в тюрьме, даже в случаях их оправдания не несут никакой ответственности перед законом.

24.12.12.

Автор: Сагит Исмагилов

Комментарии 1