Политика

В Дагестане формируется образ нового врага


К вопросу о расследовании убийства Саида Афанди Чиркейского

В Дагестане формируется образ нового врага

В течение последних нескольких недель усилиями властей Дагестана создается новый образ внутреннего врага в лице жителей селения Гимры Унцукульского района. В этом контексте должны быть рассмотрены и последние заявления  пресс-службы национального антитеррористического комитета России, что задержанные 8 декабря подозреваемые в убийстве  популярного в республике религиозного деятеля Саида Афанди Ацаева (Чиркейского) Шихмирза Лабазанов, Магомедали Амирханов и Магомед Гаджиев входили в так называемую «гимринскую» группу боевиков и выполняли приказ одного из лидеров вооруженного подполья, уроженца Гимры Магомеда Сулейманова.
     

Напомним, Ацаев погиб 28 августа 2012 года в результате самоподрыва смертницы. По версии официального представителя Следственного комитета России Владимира Маркина, взрыв совершила Аминат Курбанова (Алла Сапрыкина). Тогда же было озвучено, что Курбанову готовил Алексей Пашинцев (Абдул-Малик), который в интернет-видеообращении заявил, что ответственность за убийство религиозного деятеля берет на себя группировка шахидов-смертников «Рийад ас-Салихийн».

Беззаконие как ответ беззаконию

Гимры сегодня – один из проблемных для властей Дагестана населенный пункт. Тут проживает относительно сплоченный народ, который на явно незаконные действия сотрудников правоохранительных органов предпочитает реагировать молниеносно и не всегда законными путями.

Инцидент подобного характера в последний раз случился 15 ноября, когда в аэропорту Махачкалы исчезли трое жителей Гимры – Ахмед Магомедов, Али Сулейманов и Шамиль  Нурмагомедов, которые собирались вылететь в Турцию. Обращения родственников в соответствующие инстанции ничего  не дали, поэтому 16 ноября более 500 жителей селения Гимры перекрыли движение по трассе «Махачкала-Чирката» в знак протеста. Дорога была разблокирована лишь после того, как представители власти пообещали в ближайшее время установить местонахождение пропавших.

И действительно похищенных нашли буквально через считанные часы со следами избиения в одном из полицейских участков. Магомедову, Сулейманову и Нурмагомедову никаких обвинений не предъявили, теперь они на свободе, но боятся, что в любое время их могут снова похитить.

Болезненная реакция гимринцев на действия силовиков вполне объяснима, если знать реалии современного Дагестана, когда  многих  похищенных впоследствии находили мертвыми со следами жестоких пыток.

Местной власти также не по нраву, что в Гимры живут слишком строго практикующие мусульмане, которые нередко предпочитают решать любые вопросы в рамках шариата.

Высокая махачкалинская власть до поры до времени никак не комментировала ситуацию в населенном пункте,  но 9 декабря ее буквально «прорвало». Тогда глава Дагестана Магомедсалам Магомедов на выездном совещании антитеррористической комиссии в селении Ботлих Ботлихского района обрушился с нападками в адрес гимринцев: «Факты блокирования автодорог жителями селения Гимры, попытки применения насилия в отношении представителей правоохранительных органов говорят о слабом влиянии органов власти на обстановку в районе. Во-первых, они наносят огромный вред людям, которые пользуются этой дорогой.

Мы ее строили не для гимринцев, а для всех дагестанцев, жителей горной зоны. Когда они перекрывают дорогу, то жители районов их проклинают. Почему они свои личные проблемы должны решать за счет жителей других районов или за счет людей, едущих в горы? Такие поступки не могут быть оправданы ни с законной, ни с человеческой, ни с исламской точек зрения.

Если они еще раз позволят себе подобное, то к ним будут применены самые жесткие меры. Пусть это будет для них как предупреждение. Любые другие попытки блокировать работу правоохранительных органов будут жестко подавляться. Хочу, чтобы это услышали все в республике. Хватит с ними церемониться. Гимринцы уже на всю страну прославились».

Глава республики предпочел не делать акцент на том, что способствовало протестной акции, зато эту сторону проблемы в силу понятных причин сейчас широко комментируют сами гимринцы.

Глава Дагестана на совещании снова призывал всех объединиться в борьбе с «бредом, который сегодня пытаются внести и вернуть нас в средневековье» (цитата из речи Магомедова).

В русле этого призыва местные эксперты и предлагают рассматривать аресты 8 декабря  членов «гимринской» группы боевиков. Дело в том, что на поприще мобилизации общества на борьбу с вооруженным подпольем Махачкала испытывает, мягко выражаясь,  определенные трудности, обыватель испытывает равную неприязнь и к «лесу», и к служебному кабинету, он нередко ставит на одну доску действия боевиков и сотрудников правоохранительных органов вкупе  с властью.

Ситуация, конечно, может перемениться, если доказать и показать причастность к убийству  престарелого Саида Афанди Ацаева (Чиркейского), количество мюридов которого исчисляется десятками тысяч, выходцев из Гимры и боевиков «гимринской» группы. Тогда как минимум мюриды будут только приветствовать жесткую силовую зачистку Гимры, а сегодня имеются предвестники, что это может случиться в ближайшее время.

Вопросы без ответов 

Возвращаясь к теме задержания Лабазанова, Амирханова и Гаджиева, следует отметить, что в качестве основной доказательной базы их причастности к убийству Ацаева считается ссылка на видеозапись и материал сайта РИА «Дагестан». Хотя видеозапись просто демонстрирует чтение судьей вердикта  об избрании меры пресечения, лишь в пояснительном тексте отмечено, что задержанные уже дали признательные показания. Правозащитник, руководитель независимого профсоюза работников МВД Дагестана Магомед Шамилов уверен, что арестованные ни к чему не причастны. «Ерунда все это. Никогда не поверю, что наши силовики могут столь быстро и эффективно раскрыть убийства Саида Афанди, потому что в структуре уже нет профессионалов. Единственное, на что хватает оставшихся – выбить пытками нужные признательные показания. А настоящие убийцы   Саида Афанди тем временем гуляют на свободе, радуются, что у нас такая никудышная полиция. Вспомним, как «раскрывали» убийство министра МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова. Тогда задержанных возили во Владикавказ, оказывали давление, говорили, что имеются признательные показания, в итоге дело полностью развалилось, и всех задержанных выпустили», – заявил Шамилов.

Адвокат Шихмирзы Лабазанова Ренат Гамидов также не исключает возможность применения пыток и оказания давления на задержанных: «Трое суток я безуспешно пытался найти его, никто не сообщал, где он находится и только от родственников я узнал, что его вывезли в Москву».

Один из земляков Магомедали Амирханова Гаджи Магомедов критически относится к нынешней версии правоохранителей об убийстве религиозного деятеля. «Некий  источник в правоохранительных органах Дагестана сообщил журналистам, что Лабазанов на автомобиле «Тойота Прадо» привез Курбанову в Кизилюрт, откуда смертница уже на такси отправилась в село Чиркей Буйнакского района, где проживал Сайд Афанди Ацаев. По пути к дому женщина вела по телефону смс-переписку с Лабазановым. Если дело действительно обстояло так, выясняется полный непрофессионализм людей в погонах. Даже обыватель сегодня понимает, что после 28 августа соответствующие структуры просматривали и прослушивали абсолютно все смс и телефонные разговоры, имеющие хоть малейшее отношение  к убийству. Что же силовики до сих пор ждали?» – вопрошает Магомедов.

Комментарии 0