Общество

«Половина русской классики попадает под «экстремизм»


«Половина русской классики попадает под «экстремизм»

Здесь собраны ценные книги, которые сегодня вряд ли можно найти на полках магазинов - в Москве проходит ярмарка интеллектуальной литературы «Non/Fiction». Увы, литература обесценивается и гуманитарии бьют тревогу – россияне читают все меньше и меньше. Многие винят в этом отсутствие пропаганды чтения, но может, причина вновь в «неидеальной» политике?

     

В первых рядах – произведение Андрея Рубинова, проводящее сюжетную линию от семейных драм купцов Елисеевых до показательного суда над директором советского «Гастронома №1».  Рядом переливается глянцевой обложкой с изображением полумесяца над Кремлем – работа по истории мусульман в Москве Фарида Асадуллина.  А на два ряда вниз – заметки Жанны Зайончковской, посвященные проблемам взаимоотношений иммигрантов с москвичами, а также культурным процессам внутри этнических общин.

Каждую из них, стоило бы снабдить ярлыком «читать обязательно» и удостоить десятками литературных наград… но им суждено пылиться в подсобках магазинов.  Виной тому некая «пробка», «давка», – когда одни хорошие (а то и не всегда) книги давят другие.

«Такого не должно быть! Хорошие книги обязаны быть представлены массе, – говорят организаторы. –  Но, к сожалению, давка действительно есть, поэтому люди и  приходят на ярмарку за книгами, которых уже не найти в магазинах. Да и цены здесь довольно демократичны».

 

Об изменениях прошлого и тенденциях настоящего

Идея ярмарки родилась в разгар кризиса в 1998 года. И за девять лет она превратилась в территорию независимого искусства, альтернативной интеллектуальной мысли.

В отличие от Московской международной книжной ярмарки здесь выставляются именно книгоиздатели, а не «продавцы открыток и пустых сувениров». Также проводятся семинары, различные кружки, и, главное, встречи с известными авторами…

Вот в левом крыле здания перед читателями выступает писатель Захар Прилепин, в то время как в правом, вокруг себя собрал аудиторию публицист Роман Сенчин.

А откуда-то из центра ЦДХ доноситься бас Дмитрия Быкова,…кажется, он презентует новый роман!

 

Скандалы, интриги, расследования…

Они именуют себя писателями «современности», затрагивают в своих произведениях «актуальные», «горячие» темы и привлекают читателей здравыми мыслями о настоящем и будущем страны.

На сегодняшний ярмарке им тоже есть, что донести до масс – они уверены – страна загибается от чудовищного культурного голода, расцветает кризис гуманитарных идей, в то время как читающий строй, из года в год продолжает редеть.

Оказывается, по данным социологов, 45% россиян не читают вообще…

Писатели уверены, в стране отсутствует хорошая пропаганда чтения, а еще  сместилась жанровая парадигма. Так, художественная литература оказалась теперь не в центре внимания.

32% отдают предпочтение легкому развлекательному чтиву, фикшн-литературе (фантастика и фэнтези), в то время как писателей-реалистов вообще не видно.

По словам Прилепина, бюджетные проекты, на которые делают ставки государство, масс-медиа и прочие носители информации, навязывают миллионам жителей (с отсутствующим сознанием) провокационный развлекательный контент.

«Сегодняшняя вещательная сетка прочно выстроена на интригах, скандалах, курьезах, убийствах и насилие. Это обычный рынок, который приносит прибыль. И естественно, чтение во всем этом массированном потоке теряется. И смотрится весьма смехотворно. Сегодняшнюю программу «Пусть говорят» посмотрят 100 млн. человек, в то время как каких-то несколько тысяч переключат на канал пропаганды чтения», – отметил он в интервью WordYou.Ru.

 

Читать или…

Еще одну «острую» тему для дискуссий попытались протолкнуть собравшиеся в ЦДХ библиотекари, гуманитарии и преподаватели школ. Активно жестикулируя, и перебивая друг друга, они обсуждали  федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

В частности размытость его формулировок, которые предписывают ограничение информации, «вызывающей у детей страх, ужас или панику».  Слишком многие, на их взгляд, знаковые литературные тексты могут оказаться «непригодными».

«Бесспорными окажутся разве что книги о «слонятах и котятах», – возмущается кто-то из толпы.

«Чиновники своими закидонами вообще сведут на «нет» популяризацию чтения, которая итак остается одной из задач», – вторят ему в ответ.

Присутствующие опасаются, что библиотеки, и книжные магазины, предпочтут скорее избавиться от «подозрительных книг», чем решатся на конфликт с госорганами.

«У нас половина русской классики попадает под «экстремизм», «порнографию», «цензуру». И что? Мы запретим читать  подросткам «Преступление и наказание», «Тараса Бульба», «Лолиту» – «проблемные» книги, которые и дают возможность «зацепиться за правду – говорит Прилепин, – А знаете, у нас люди деградируют в любом возрасте, поэтому сейчас уже не детей надо спасать, а все общество в целом!».

Комментарии 0