Общество

Дело Фанзиля Ахметшина проходит в ускоренном режиме

Вы хотели экстремизма? Не дождетесь!

 
Вы хотели экстремизма? Не дождетесь!

Фанзиль Ахметшин раздает гуманитарный рис сомалийским беженцам в лагере Даадаб       Архив

 

Исполняется год с тех пор, как общественный деятель Башкортостана и активист благотворительной миссии «Дети Сомали» Фанзиль Ахметшин находится в СИЗО. Суд над активистом, которого обвиняют в «контрабанде наркотиков» и «экстремизме», (но, на самом деле, который организовал масштабную благотворительную акцию для голодающих детей лагеря беженцев Даадаб), проходит в ускоренном режиме. Сейчас следствие допрашивает свидетелей защиты. Заместитель председателя Исполкома Всемирного курултая башкир, публицист Валиахмет Бадретдинов исправно посещает судебные заседания по делу Ахметшина.
     

На последних судебных заседаниях по делу Фанзиля Ахметшина 16 и 19 ноября 2012 года давали показания свидетели защиты, которые принимали участие в мусульманском празднике мусабака (это спортивные соревнования для детей и взрослых) 25 июня 2011 года в Баймакском районе республики.

Но сначала необходимо напомнить о сути еще одного обвинения.

 

Бумага все стерпит

Кроме «контрабанды наркотиков», Фанзилю Ахметшину инкриминируется также преступление по ч. 1 ст. 282 УК РФ «возбуждение религиозной розни». Основанием стало заявления двух мигрантов-работников – граждан Узбекистана Каландарова и Абзелимова, якобы присутствовавших на том самом празднике мусабака. Суть их заявлений: Ахметшин, о существовании которого они якобы узнали из интернета, увидев этих незваных гостей на празднике, тут же начал громко вещать о «необходимости борьбы с кяфирами», и даже вручил им СД-диски, где была электронная версия запрещенной книги «Единобожие».

При этом, как видно из протокола их очной ставки с Ахметшиным, эти эфенди с Востока не имеют никакого представления о понятии «электронная версия книги», у них нет собственных компьютеров (к тому же, иностранцы даже не умеют читать по-русски!), но они якобы открывали некоторые файлы диска в квартирах русских друзей, адреса и фамилии которых они не смогли назвать.

Прозрели они внезапно и одновременно: узнав о задержании Ахметшина, тут же не преминули явиться пред светлые очи башкирских «слуг плаща и кинжала». Да уж, как тебя прижмут наследники железного Феликса, быстро поумнеешь, особенно если носишь иноземное наименование «гастарбайтер», и, конечно, подпишешь все, что угодно всесильному господину начальнику…

Однако, эти единственные «свидетели» обвинения по ст. 282, которые легко могли «посыпаться» на суде, предпочли исчезнуть с территории Российской Федерации. Так что стороне обвинения ничего не оставалось, как зачитать то, что было зафиксировано на бумаге. Прекрасно известно: бумага-то стерпит все!

На судебном заседании свидетели защиты, которые давали показания под присягой, в один голос утверждали, что они были на празднике рядом с Ахметшиным и не видели там гостей-узбеков, отрицая само событие инкриминируемого преступления.

 

Он всегда был под колпаком тех, кому нет дела до умирающих сомалийских детей

Последнее заседание суда было примечательно еще и тем, что позволило прояснить обстоятельства, сопутствующие скандальному задержанию и последующему аресту одного из самых активных общественников республики Башкортостан руководителя благотворительной акции «Дети Сомали» Фанзиль Ахметшин.

Суду давал показания свидетель защиты Ильшат Гатиятуллин, вместе с Ахметшиным осуществивший гуманитарную миссию башкирских мусульман.

По его словам, инициатором оказания помощи голодающим сомалийским беженцам, находящимся в лагерях Кении, был именно Фанзиль. Пожертвования поступили не только от жителей Башкортостана, но и всей России, и была собрана немалая сумма. Большая часть денег была перечислена в один из гуманитарных фондов в Турции, но организаторам акции надо было убедиться лично в том, что помощь дошла до адресата. Именно поэтому было решено направить Ахметшина с оставшейся суммой денег в это далекое путешествие, но он уже в то время был, как говорится, под колпаком тех, кому не было никакого дела до умирающих сомалийских детей. (Мне это напоминает сказку К. Чуковского о добром докторе  Айболите и злом Бармалее: прощаясь перед отъездом со мной, Фанзиль говорил, что его могут задержать еще до вылета в Стамбул).

Ахметшина незадолго до поездки вызывали в прокуратуру, да и слишком долго не выдавали загранпаспорт. Тогда, чтобы не провалить акцию, решили вместе с ним отправить и Ильшата Гатиятуллина, одного из активных башкирских общественников.

Как признается Ильшат, они с превеликими трудностями смогли доставить свой гуманитарный груз в один из лагерей беженцев – Даадаб, проехав по бездорожью около 500 км. Увиденное там до глубины души поразило наших миссионеров. Масса людей за колючей проволокой, девочка 5-6 лет, схватившая 10-килограммовый мешок с рисом, измученные и изможденные лица детей… Наверное, только побывавший там смог бы понять душевное состояние такого мужественного человека, как Фанзиль, восприняв скупые и непрошенные слезы на почерневшем от африканского солнца лице мужчины из далекой Башкирии как симптом глубокого сочувствия попавшим в беду братьям.

По пути домой, в Стамбуле, Фанзиль купил тот самый злополучный черный рюкзак с открытым внешним кармашком на боку, так как его вещи до этого находились в их общей с Ильшатом сумке.

Как говорит Гатиятуллин, они и в Найроби, и в Стамбуле проходили тщательную проверку соответствующих служб перед посадкой в самолет, а Ахметшина в Стамбульском аэропорту остановили и проверили лишний раз: оказывается, и в Турции к носителям бород особо пристальное отношение. Так, спрашивается, зачем ему понадобилось вдруг покупать запрещенное зелье, ведь в мусульманских, особенно азиатских странах, за такое преступление положена смертная казнь?

Да и правоверный мусульманин никогда этого не будет делать, так как тогда он станет одним из самых презираемых в умме людей. В общем, провокаторы, устроившие этот безумный, преступный акт против Ахметшина, или абсолютны некомпетентны в нравственных заповедях Ислама, хадисах пророка Мухаммеда (с.г.в.), или, скорее всего, бармалеевщина прижилась в их сердцах и умах на генетическом уровне.

 

Как духи превратить в наркотик

Вот еще одна деталь, достойная внимания ответственного и объективного судьи. В том самом кармашке рюкзака у Фанзиля в маленьком сосуде цилиндрической формы было ароматическое масло, которое потом исчезло, а на месте него появился сверток с опием.

Так вот, еще перед прохождением паспортного и таможенного контроля в уфимском аэропорту Ильшат попросил у Фанзиля попользоваться этим ароматизатором, и сам же вынимал из кармашка колбочку. В тот момент в кармашке рюкзака не было каких-либо иных свертков или предметов. Есть свидетель этого, также воспользовавшийся маслами Фанзиля, возвращавшийся из путешествия со своей невестой этим же рейсом из Стамбула. Кстати, этот свидетель тогда тоже был допрошен в аэропорту.

И вот, 29 ноября 2011 года, Фанзиль, у которого был только рюкзак с личными вещами, быстро прошел паспортный и таможенный контроль и вышел в зал ожидания.

Гатиятуллин, дождавшись выдачи своего багажа, также благополучно прошел зону контроля. Как только он появился в зале ожидания, к нему подошел некто и, мельком показав удостоверение работника ФСБ, повел на второй этаж, где Ильшата в течение часа допрашивали. При этом у него отобрали видеокамеру и ноутбук, провели незаконный обыск личных вещей без присутствия понятых. Кстати, ноутбук Ильшата был отформатирован, в результате все записи в нем исчезли. Расчет был прост: при их отсутствии миссионерам было бы трудно доказать, что они действительно ездили оказывать благотворительную помощь. Но в Турции в офисе сотрудничавшего с ними благотворительного фонда был предусмотрительно оставлен диск с копией записей-видеоотчетов об акции, что и сегодня находятся в свободном доступе в Интернете.

К Гатиятуллину в комнату, где производился допрос, затем тоже привели было понятых, но Ильшат потребовал присутствия своего адвоката, выдачи отнятого у него мобильного телефона, иначе у них будут проблемы, так как мусульмане смогут защитить своего брата. Эти слова в какой-то мере охладили пыл задержавших его, и ему вернули телефон. Через некоторое время ему вернули все его вещи, выставили за двери и закрыли их на замок изнутри.

Но Ильшат Гатиятуллин с друзьями не уехал из аэропорта до 16.00 часов, добиваясь ответа на вопрос, куда же исчез Ахметшин. На их настойчивые требования работники таможни ответили, что Фанзиля здесь нет, он благополучно пересек государственную границу, и к нему никаких претензий не имеется. Видеоматериалы с ответами таможенников тоже были выставлены в сети интернет. Следует добавить, что Ильшат Гатиятуллин написал жалобу в башкирскую прокуратуру на незаконные действия работников местного ФСБ, которых он лично знает и видел в тот день в уфимском аэропорту. А генерал Виктор Палагин ответил просто и однозначно: в тот день его подчиненных в аэропорту г. Уфы вовсе не было. Ну что ж, как говорится, на нет и суда нет…

Складывается впечатление, что судебный процесс по обвинению Фанзиля Ахметшина постепенно превращается в процесс по разоблачению провокаторов из спецслужб, во все тяжкие пытающихся создать так желанную ими картину современной Башкирии, где они стараются изобразить себя поборниками с опасными религиозными течениями в Исламе. Но нельзя же поджигать дом, в котором живешь, кричать при этом «Караул!» и предавать неправедному суду безвинных. Вот именно в этом таится настоящая опасность, грозящая благополучию и государства, и гражданского общества. Следуя образам известной сказки, очень хочется верить в то, что в нашей богатой на всяческие несчастья стране наконец-то начнут доминировать идеи и дела добрых докторов Айболитов, а злым Бармалеям место может быть отведено разве что  в ледниках Северного или Южного полюсов: не может быть среди людей им достойного места.

Автор: Валиахмет Бадретдинов

Комментарии 0