Их нравы

“На суд вызывают глухих и даже слепых”

     

 

 

 

 

 

 

Сасиков Анзор Хасанович, 1979 г.р., родился в с.Шалушка, Чегемского р-на КБР.

Женат, двое детей.

Жил и рос в с. Октябрьское Зольсколго р-на.

Окончил 6 классов, работал в колхозе.

В 95-96 г. поступил в ПТУ№11 г. Нальчика, отучился год, специальность- автослесарь.

В 1997 году меня призвали в армию, служил в военно-морском флоте в Петропаловске-Камчатском.

Окончив службу, вернулся в родное село и работал по специальности.

В 2001-2002 г. стал заниматься своим делом по покупке и перепродаже стройматериалов.

С того же времени начались преследования со стороны сотрудников правоохранительных органов по признаку религиозного убеждения, неоднократно доставлялся как в РОВД так и в УБОП, и МВД.

После событий 13 октября 2005 г., после доставления меня в ИВС г. Нальчика 16 октября в полуживом состоянии, не вызывая врача, сами сотрудники ИВС избивали меня под руководством начальника Хачемизова.

В таком состоянии меня повезли в гор.суд на арест, и судья Ахматова (я потом узнал, что она арестовала) продлила мне арест. Она даже не поинтересовалась, что со мной.

18 октября меня доставили в СИЗО г. Нальчика, где так же продолжались экзекуции, сотрудниками оперотдела были созданы такие провокации, чтобы арестованные подрались между собой, для того чтобы завести в СИЗО силы спецподразделений для подавления якобы бунта и расстрела людей, проходивших по делу 13 октября.

Это у них получилось в очень малых масштабах, и мы все знаем историю про Болова Аслана Ю., 18-летнего. Его доставили в СИЗО силами спецназа, и он был избит, вынесен на носилках и доставлен в больницу, где он скончался.

Думаю, всем понятно, что мог УФСИН по КБР записать в заключении эксперта и справке смерти?!

Начиная с тех времен нас часто вывозили по 10-15 человек в уазиках, брошенных вповалку на полу, в УБОП для допроса к следователю, где били, пытали для дачи нужных им показаний, удивлялся тому, как верили любому вранью и с удовольствием писали протоколы обвинения.

Несмотря ни на что, уже 7 лет прокуроры говорят – выпускать нельзя, суд соглашается – а куда деваться, ведь на прокуроров возложена обязанность довести дело до конца, а суд – это люди зависимые от государства, т.к. получают зарплату и т.д. от государства, а государство, как видно, это и есть потерпевшая сторона.

На суд вызываются свидетели, кто сидел в туалете дома и слышал выстрелы, глухих и даже слепых.

И прокуратура говорит об обоснованности…

Но когда мы (сторона защиты) заявляем, чтобы вызвали бывшего министра Шогенова Х.А., руководство РУБОПа, УБОПа, УУ по УВД, т.е. тех людей, кто руководил различными операциями, тех, кто вел переговоры и т.д. – прокуратура считает это необоснованным, и суд, соглашаясь, отказывается.

Смешно, когда в суде выясняется, что сотрудник 2-го ОВД (Бепоев) стрелял из автомата и смотрел в окуляр, а на другой стороне тоже был сотрудник из ОВД, при этом долгое время не делают экспертизу и всё-таки направляют запрос, но пули нет в вещдоках, а суд не разрешает выяснить подробности дела, задающих вопросы считают виноватыми и еще делают замечание в добавок…

Суд не реагирует на официальное заявление участника (один из подсудимых) о том, что ему угрожают расправой и что он просит помощи согласно закону «О государственной защите».

Суд оставляет погибать участника процесса, но зато суд удовлетворяет заявление о предоставлении защиты некоторым сотрудникам, которые сами и не писали таких заявлений, а написали их руководители – и это выясняется в суде. Выясняется, что ему никто не угрожает, а кто-то ему просто сказал или вызвал начальник и сказал, мол, так надо написать.

Можно много примеров привести, но в силу большого объема дела и малого количества времени и очереди ознакомления, многие факты остаются незамеченными.

Одним словом, заканчивая описание своей жизни и в том числе судебное расследование, я вспоминаю 1917-1939гг., когда были верующие, несогласные с насильственной коллективизацией. Их называли муллами-шариатистами, кулаками, контрреволюционерами. И судили их «тройки», не видя людей, кого они судят, отправляли в ссылки. Сегодня весь мир признал политику Сталина в отношении этих людей чудовищной несправедливостью и беззаконием, ВС КБР в 1990 годах оправдала многих убитых посмертно.

Что видим сегодня? Тот же Сталин в лице власти, коммунизм в лице демократии, ВКПб в лице «Единой России», мусульмане-шариатисты в лице ваххабитов, контрреволюционеры в лице террористов, «тройки» в лице трех федеральных судей и т.д.

История повторяется с другими названиями – тогда не давали покоя, и сейчас не дают, хотя я, как и все, желаю иметь свою семью, детей воспитывать. Я не хочу, чтобы мне навязывали, какую мне историю читать.

Я хочу исповедовать ту религию, которую исповедовали мои родители и мои предки. А пока мне будут навязывать, я, как и любой нормальный человек, буду реагировать болезненно.

Не знаю к чему придем к концу процесса, но с таким произволом государства отношении своего народа – ничего хорошего не ожидаю.

От редакции "Кавказской политики": - В 2010 году у Анзора Сасикова умерла мать. Суд отказал ему в праве проститься с нею.

Комментарии 2