Политика

"Израиль играет с огнем. Это будет большое кровопролитие"

Сектор Газа замер в ожидании наземной операции, которую Израиль обещал начать в случае, если ХАМАС не прекратит ракетные удары. О том, почему начался этот конфликт, как изменился расклад сил у «старых врагов» и во что это противостояние может вылиться, рассказал «Газете.Ru» генеральный секретарь Палестинской национальной инициативы Мустафа Баргути.

— Чем вызвана нынешняя эскалация израильско-палестинского конфликта?

— Начнем с того, что Израиль первым начал эту войну. Израиль решил нарушить соглашение о прекращении огня, заключенное 12 ноября, убив лидера военного крыла ХАМАС Ахмеда аль-Джабари. Это вызвало ответ с палестинской стороны. Я думаю, Биньямин Нетаньяху использует палестинскую кровь для своей избирательной кампании.

     

Израильское правительство ищет возможность начать войну, но не начинает ее с Ираном, поскольку оно не уверено, что такая война была бы эффективной. Поэтому Израиль начинает войну с Газой.

Наконец, я думаю, что Израиль пытается таким образом протестировать новую египетскую администрацию, которой он навязывает определенные правила игры.

— Как ХАМАС ответит на 36-часовой ультиматум Израиля?

— ХАМАС готов остановить обстрел израильской территории. Он готов к прекращению огня, но я не уверен, что к этому же готов Израиль. Израильская сторона требует выполнения невыполнимых условий, что делает невозможным и прекращение огня. На Израиль международное сообщество может оказать достаточное давление, чтобы завершить наземную операцию, но его недостаточно для предотвращения начала операции. Я думаю, что Израиль, угрожая наземной операцией, показывает, что он не собирается вести переговоры о прекращении огня.

— Как проходят переговоры в Каире?

— Переговоры в Каире идут своим чередом. У нас есть подозрение, что израильтяне затягивают время, чтобы нанести больший урон палестинской стороне и чтобы Нетаньяху смог выйти из этой войны победителем. Цена тому — палестинская кровь и продолжение этого ужасающего насилия.

— Какую позицию занимает в этом конфликте Египет?

— Египет всегда был посредником на переговорах, и египтяне помогли установить прекращение огня 12-го числа, но Израиль нарушил это перемирие, и теперь египтяне очень рассержены. Посмотрим, что еще произойдет. Ситуация весьма рискованная, критическая.

Сейчас мы уже видим эскалацию народного недовольства и на Западном берегу реки Иордан, конфликт перекидывается и на эту территорию.

— Как вы оцениваете международную реакцию на противостояние в секторе Газа?

— Сейчас ХАМАС получает поддержку со стороны всех арабских народов. Нельзя говорить, что Израиль нападает только на ХАМАС, Израиль нападает на весь палестинский народ, включая и людей из сектора Газа.

— Что предпринимают власти Палестины?

— Сегодня, в частности, мы объявили о создании Объединенного руководства на Западном берегу, куда вошли все палестинские политические силы.

— Какие пути выхода из этого конфликта вы видите?

— Сейчас самое главное — остановить огонь. Этот конфликт можно решить ненасильственным путем, если будет достаточное давление на Израиль. Самое главное — это закончить оккупацию и дать палестинскому народу независимость.

— Если Израиль начнет наземную операцию, то какие масштабы она может обрести?

— Если начнется наземная операция, то будет много жертв.

Это приведет к крупному региональному конфликту, в котором будут задействованы Египет, Турция.

Израиль играет с огнем. Мы не должны разрешить им начать это нападение. Это будет большое кровопролитие.

Комментарии 0