Общество

Р. Мухаметов: Выступление Карадави – это гротеск, свойственный восточным публичным людям

 

Выступление одного из крупнейших современных исламских богословов Юсуфа аль-Карадави, в котором он дал резко критическую оценку позиции Москвы, Тегерана и Пекина в сирийском кризисе, продолжает активно обсуждаться в России в самых разных средах, да и не только в России.

В этой связи, во-первых, надо заметить, что слова Карадави о том, что Москва – враг Ислама №1 и проч., – это не фетва (богословско-правовое заключение), как иногда утверждают. Согласно нормам фикха, фетвы о положении в какой-либо стране могут выносить только богословы, знающие проблемы изнутри. Как правило, это местные улемы. Поэтому, например, в мае с.г. на международной исламской конференции, впервые собравшей в Москве ведущих мировых теологов Ислама, была дана не фетва, а разъяснение (ильян, байян) по различным вопросам. Юридически это разные вещи.

В своем выступлении Карадави выразил личное мнение и видение ситуации в Сирии, как человека, а не муфтия. Если быть совсем точными, это не богословское заключение, а его гражданская позиция, выраженная на высоко эмоциональных тонах, в свойственной восточным людям гротескно-аллегорической манере. Это особый язык, который нельзя понимать буквально. Тем более, делать надо поправку на преклонный возраст шейха, который охвачен тревогой из-за творящегося в Сирии насилия, ужасов и тысяч жертв.

Смысл его слов – крайняя озабоченность за судьбу близкой ему страны и ее народа. Это попытка как-то подействовать на нее, по-своему посодействовать прекращению бойни.

Такой пример, когда религиозный деятель в возрасте не смог совладать с эмоциями, у нас тоже был в дни войны в Ираке. В 2003 г. из Уфы прозвучал горячий призыв к джихаду против США и Британии, что серьезно осложнило и без того накаленную международную обстановку. Владимиру Путину тогда пришлось давать публичные разъяснения, как понимать резкое заявление.

Да, конечно, позиция Москвы по Сирии не вызывает одобрения в большей части арабского и шире мусульманского мира. Но это вопрос геополитики, экономики, чего угодно, но не религии как таковой. Из-за этого Россия не становится врагом Ислама.

Ее политика ведь не обусловлена религиозными причинами, Москва не борется с Исламом в Сирии. Россия защищает свои интересы так, как считает правильным. С этим можно соглашаться или нет, но привлекать Ислам как религию в данном случае некорректно.

Потом, при всех проблемах и сложностях у мусульман в России, даже если все их понимать и трактовать максимально критически, назвать ее врагом Ислама № 1, даже №2 и 3, вообще каким-то врагом Ислама, никак не получается. Куда девать тогда Израиль, США, да и Мьянму и много кого еще, например? Очевидно, что слова шейха - гротеск, свойственный восточным публичным выступлениям.

Мне лично, вообще, кажется контрпродуктивной поиск врагов Ислама и причин бед мусульман во вне. Прежде кого-то других, мы сами виноваты во всем, что с нами происходит.

Увязывать импульсивное выступление Карадави с позицией всех "Братьев-мусульман", и в первую очередь с египетскими "ихванами", пришедшими недавно к власти, тоже нельзя. Глава нашего МИД Сергей Лавров на днях посетил Каир. Его визит прошел очень успешно. Он передал президенту Мухаммаду Мурси приглашение Владимира Путина посетить Россию. Визит вскоре состоится. Наши отношения на подъеме. Более того, глава МИД поддержал инициативу Мурси об объединении усилий Египта, Турции, Саудовской Аравии и Ирана для разрешения сирийского конфликта.

И отношения с Ираном у Египта сегодня развиваются. А Карадави подверг Тегеран еще большей критике, чем Россию, в своем телеобращении.

В Каире Лавров четко подчеркнул, что Россия заинтересована в диалоге с "Братьями-мусульманами", считает их конструктивной силой и надеется на развитие взаимовыгодных контактов с новым Египтом. Глава МИД даже попытался несколько сгладить эффект, возникший в исламском мире после абсурдного внесения "ихванов" в российский список запрещенных экстремистских организаций. Это логичная и ответственная политика, которая прямо соответствует интересам нашей страны на данном этапе.

Эмоциональные же и безответственные призывы к разрыву дипотношений и даже войне с Катаром (!), бойкоте "Братьев-мусульман" и т.д., которые звучат от отдельных "горячих голов", принявшихся активно разрабатывать скандал, не уместны и вредны. Никакие боевики по призыву Карадави (а он этого и не говорил) к нам на Северный Кавказ, конечно, не поедут. Джихадисты ненавидят этого богослова за умеренность и многолетнюю шариатски обоснованную критику в их адрес.

К тому же Карадави говорил не только о России, и вообще выступление его ориентировано исключительно на ситуацию в Сирии. Все остальные – второстепенны. Он хотел привлечь внимание к тому, что творится в этой ключевой арабской стране, а ни в коем случае не переключить внимание арабов и мусульман от нее.

Сделал он это своеобразно. Насколько у него получилось, другой вопрос.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 3