Среда обитания

Гешефт с заклятыми врагами

Гешефт с заклятыми врагами
 
Оружие и патроны сирийские повстанцы покупают у своих врагов                                   alrai.com

 

Режим остается их заклятым врагом, но за оружие и боеприпасы сирийские повстанцы расплачиваются наличными непосредственно с правительственными агентами. Для многочисленных вооруженных групп оппозиции добывание оружия - постоянная головная боль. Возмущаясь Западом, не желающим обеспечить их тяжелым вооружением, они утверждают, что у них нет иного выбора, кроме как пополнять казну Асада.
В стране, где служба в армии является обязательной, и братья часто сражаются по разные стороны баррикад, а повстанцами становятся перебежчики из регулярных войск, найти «посредника» или «старого друга», готового помочь, не составляет труда.

«Мы покупаем у шпионов Асада и на рынке», -  говорит майор Абу Махар, за чашкой кофе в тренажерном зале, который  его бойцы реквизировали под базу в Алеппо.

У него под началом 200 человек, которые проводят «спецоперации» против сил Асада. Но, как и другие подразделения, они вооружены лишь автоматами, гранатометами, снайперскими винтовками, да  самодельными реактивными снарядами и гранатами.

Семь Калашниковых висят дулом вниз на крючках. Ведро с патронами стоит в углу офиса Абу Махара, рядом с обрамленным зеркалами тренажерным залом, где прежде культуристы накачивали свои грудные мышцы.

Этим летом майор бежал из рядов военно-воздушных сил. Как многие  другие повстанцы, он имеет знакомых в различных частях правительственной армии и сил безопасности.

Один патрон, по его словам, у военных стоит 110 сирийских фунтов (1,6 доллара), а на рынке – 2 доллара. Где найти  этот рынок, он не говорит.

В основном  боеприпасы его группа получает от «шабиха» -  так называют нанимаемые и оплачиваемые правительством вооруженные формирования.

«Мы покупаем у двойных агентов, им нужны деньги. Деньги – это бог «шабиха». Больше их ничего не волнует. За деньги они мать родную готовы продать», – говорит он.

«У них открытый доступ к складам боеприпасов армии, полиции и разведки. Они откладывают на то время, когда режим падет», – улыбается он в свою бороду с проседью.

Но где и как часто происходят такие сделки, Абу Махар говорить не желает. Его бойцы действуют через «наводчика», или «старого друга». Лицом к лицу с продавцами они не встречаются.

Повстанцев, похоже, нисколько не волнует, что они финансируют своего врага.

«Они и так забирали наши деньги все последние 40 лет, наше золото, наши умы, так какая разница?» – пожимает плечами Юсуф Абуд, командир бригады «Таухид», одного из подразделений Свободной сирийской армии (ССА), воюющего на севере страны, близ турецкой границы.

Для него это вопрос выживания, хотя он и утверждает, что покупал патроны у режима всего пару раз.

«Что я могу поделать? Иногда мне не хватает оружия и пуль. Мне это не нравится, но без этих пуль и оружия многие бойцы ССА погибнут», – цитирует командира повстанцев агентство «Франс пресс».

Добывают вооружение и у солдат, убитых на поле боя, а те, кто бежит из правительственных войск, обычно прихватывает оружие с собой.

49-летний Мухаммад Абу Исам аль-Халяби, который охраняет старый спорткомплекс, оказавшийся на линии фронта в Алеппо, купил свой  Калашников восемь месяцев назад у «плохих парней из сил  режима» за тысячу долларов, когда решил стать моджахедом.

«На рынке их не купишь, а мне было нужно оружие. Что оставалось делать?» – говорит бывший директор завода, с густой бородой и черной повязкой на голове. По его словам, до восстания автомат стоил всего 200-300 долларов.

24-летний лейтенант Ахмед Саадин согласен, что приобретение  вооружения у режима оправданно.

Как многие его товарищи, он возмущается явным  отказом Запада и стран Персидского залива обеспечить повстанцев противотанковым и зенитным оружием.

«Где еще нам его покупать?» – бросает он. И мчится прочь, пригибаясь от снайперского огня.

Автор: "Слово без границ"

Комментарии 0