Среда обитания

Мурад Агаларов: В нашей стране любой человек может стать расходным материалом

В нашей стране любой человек может стать расходным материалом

«Кавказская политика» представляет читателям эксклюзивное интервью с Мурадом Агаларовым, участником нашумевшей лезгинской свадьбы. Мурад, как оказалось, был единственным, кто на самом деле стрелял из травмата. Мурад рассказывает нам о том, что происходило на свадьбе, и после, когда его задержали за «нецензурную брань в общественном месте».

- Мурад, вы действительно стреляли на свадьбе?

- Да. Это было в Подмосковье, на даче, в тот момент, когда выводили невесту из дома, я отошел от всех и в стороне от людей выстрелил несколько раз в воздух.

- Зачем вы стреляли?

- Я не в первый раз на дагестанской свадьбе. Когда жених выводит невесту из родительского дома, довольно часто стреляют в воздух. Это своего рода жест, выражающий чувство радости за молодоженов. Своего рода салют, только менее эффектный.

Я считал, что пару выстрелов в воздух из травматического пистолета в дачном поселке, который находится в 20 километрах от Москвы, не повергнет никого в ужас. Так оно и оказалось, гости и соседи продолжали аплодировать молодоженам, улыбаться и поздравлять их со свадьбой. Еще это был хороший повод опробовать свое оружие, т.к. я даже не знал, работает ли оно вообще.

- После всего, что пришлось пережить, не сожалеете?

- Скорее нет, не сожалею. Я узнал для себя много нового: о наших СМИ, полиции, судебной системе и выводы, к сожалению, получились негативные. Я увидел все изнутри, мне кажется это ценный опыт.

- Касательно вашего ареста и суда, ходили разные толки. Расскажите, как все происходило на самом деле?

- Я вкратце расскажу то, что происходило с момента остановки на Тверской, когда полицейские начали обыскивать машины.

Я даже не пытался спрятать свой травматический пистолет, так как у меня была лицензия, и сам открыл сотрудникам полиции бардачок, где он лежал. Признал, что стрелял в воздух в Подмосковье, когда выводили невесту.

Там же на месте у меня забрали оружие, документы, сотрудник сел ко мне в машину и мы проследовали в УВД Тверского района на Большой Дмитровке 26. Все происходило мирно, давления на меня не оказывали.

Полицейские составили протокол, сняли отпечатки пальцев. Я написал объяснение, что действительно в бардачке травмат лежал без кобуры. Носил с собой я его всегда в кобуре, но что перевозить надо в кобуре я не знал.

Поинтересовался у полицейских, какое наказание предусмотрено. Мне ответили, что обычно размер штрафа около пятисот рублей, но мне назначили максимально возможный.

Скоро доставили остальных участников свадьбы. Причем, только водителей-дагестанцев, остальных не привезли, хотя с нами ехало много хороших ребят разных национальностей. На них также составили протоколы, сняли отпечатки, выписали штрафы за нарушение правил сигнализации.

Меня попросили подъехать на следующий день в 12 часов, забрать квитанцию на оплату штрафа.

- А вы не знали, что можно сразу забрать квитанцию и оплатить в любом месте?

- Нет, к сожалению, я не знал этого и поступил наивно. Рассчитывая на правосудие, приехал к назначенному времени. Мне стали говорить, что нужно подождать, что дело передали в суд. Через пару часов понял, что меня под разными предлогами не выпускают из здания.

Только к шести часам вечера, мне принесли протокол. В нем ничего не говорилось о травматике, кобуре. Зато была написана откровенная чушь, что я ругался нецензурной бранью, оскорблял общественность, что полицейские мне делали замечания. Нашли даже трех свидетелей, двух полицейских и гражданского.

Тогда, поняв, что полицейские хотят раскрутить дело, я позвонил отцу, попросил приехать. Однако отца на мировой суд не допустили.

На суде, я увидел так называемых свидетелей, на деле же, людей которые просто в тот момент находились в участке. Давали показания они по шаблону. Когда судья меня спросил, есть ли у меня вопросы к свидетелям.

Я задал простой вопрос ко всем: «вы, уважаемые свидетели, говорите, что когда я приехал в отделение и выходил из машины, я ругался матом. Это происходило на парковке. Скажите, пожалуйста, где стояла моя машина?».

Три свидетеля назвали три разных места. Я попросил судью обратить на это внимание. К сожалению, мне это ничем не помогло. В данном случае, видимо, было указание сверху, что меня надо публично наказать. Решение суда огласили через сорок минут. Посадить на 15 суток, это максимально возможный арест по административному нарушению.

- Подождите, у вас не было адвоката на суде?

- Не было. Мне сказали, что на мировом суде не бывает адвокатов. А я по своей неопытности поверил. До этого я лишь несколько раз платил штрафы за превышение скорости. С судебной системой не сталкивался. Теперь жалею, что не изучал законы лучше, хотя и они бы мне не помогли. Мой друг Али сел на 5 суток также по сфабрикованному делу о мелком хулиганстве хоть и был под защитой адвоката.

В какой-то момент в зал вошли репортеры с камерами, зашли люди в форме. Было ощущение, что снимают фильм, операторы указывали, куда поставить камеры, свет. Камеры включили только в момент оглашения приговора.

Сразу после, меня вывели из зала, посадили в машину, увезли в спецприемник. Всюду были камеры, журналисты все фотографировали.

Уже позже вместе с юристом я подал апелляцию в районный суд. Адвокат мой предоставил положительные характеристики с работы. Но это тоже ничем не помогло. Когда юрист попросил судью объяснить, почему в моем случае по статье мелкое хулиганство назначили максимальный срок, предусмотренный законом, аргументировать это решение судья не смог.

Позже был еще суд из-за неправильного хранения оружия.

- Вас лишили лицензии на ношение?

- Да. Также на максимальный срок — на год. По этой части все было в рамках закона, за неправильное хранение травматического пистолета (без кобуры) полагается штраф от 500 рублей до 2000, либо лишение лицензии на срок до одного года.

- Мурад, когда вы вышли на свободу?

- Меня освободили 16 октября, в 12 часов дня.

- Как прожили эти пятнадцать суток?

- Все пятнадцать суток я просидел в спецприемнике. Особых ужасов не было, со стороны полицейских никаких высказываний, действий не было, претензий к ним у меня нет. Условия, конечно, малоприятные, но лучшего я и не ожидал. Хотя, от последствий длительного содержания в закрытом помещении меня это не спасло, самочувствие плохое.

- Сколько человек было в камере?

- Нас было пятнадцать. Это скажем так, стандартное размещение. Насколько я понял из разговоров, я попал в далеко не самую ужасную камеру.

- За что были задержаны ваши «соседи»?

- По счастью, каких-то злостных хулиганов среди них не было. В основном нарушители правил дорожного движения и наркоманы.

В последние дни привезли четверых правозащитников, которые объявили голодовку на красной площади с требованиями оказать медицинскую помощь одному политзаключенному, страдающему болезнью глаз. Им так же, как и мне нарисовали статью о мелком хулиганстве и посадили на 15 суток.

- Какова была их реакция, когда узнавали, за что вы задержаны?

- Все, кто со мной общается, никогда не поверят, что я ругался матом в общественном месте. И те, кто был со мной в одной камере, считали, что это какая-то заказная клоунада. В итоге, оказалось, что там, в спецприемнике были люди гораздо умнее, чем некоторые граждане поверившие той чуши, которую сочинили некоторые СМИ.

- Отразилось ли это происшествие на вашей работе? Как отреагировали ваши коллеги, друзья?

- К сожалению, на работу я еще не выходил. Болею. Поэтому еще не знаю, что меня там ждет. Но пока никаких разговоров о моем увольнении не было. Коллеги были обеспокоены и многие из них на моей стороне

- Кого вините во всей этой истории?

- Прежде всего, средства массовой информации, распространившие заведомую ложь. Они подняли на этом свои тиражи, не подумав, что ломают людям жизни, репутацию, разжигают межнациональную рознь.

Еще есть несознательная часть общества, не способная анализировать информацию, принимающая все, что читают, за правду.

Полицейские оказались крайними в этой ситуации. Когда нас отпустили, появились сообщения, что нас отпустили за сто рублей. Общественность стала бурно возмущаться. Спасая репутацию, правительство и полиция решили пожертвовать «какими-то пятнадцатью», дать всем по аресту, и спасти собственную шкуру.

Сейчас я анализирую все, что произошло. Больше всего удивила реакция некоторых дагестанских депутатов, представителей общественных организаций, главы республики Дагестан.

Вместо того, чтоб разобраться в ситуации, изучить факты и доказательства, они сразу начали оправдываться и извиняться перед всей страной, унижать ребят, основываясь лишь на информации желтой прессы. Уверен сейчас, когда каждый здравомыслящий человек понимает, что все это была провокация и плохо спланированная акция, им неловко перед своими гражданами.

Мне понравилась позиция Гаджи Махачева, который повел себя как мужчина и предложил не спешить с выводами, а разобраться в деле, найти виновных, основываясь на данных с видеокамер и показаниях свидетелей.

- Не опасаетесь новых обвинений? Появились же сообщения, что были пострадавшие, ребенок с ранением осколком фары.

- Возможно все, я сейчас ни чему не удивлюсь. Но скорее всего, полиция в этот раз не поддержит вошедших в раж НТВшников, которые договорились с этой женщиной, так как это уже явный перебор. Я понял, что в нашей стране любой человек может стать расходным материалом в гонке за прибылью крупных СМИ и если интересы власти и СМИ совпадут, то ни один адвокат тебе не поможет.

Что касается этой несчастной женщины, она слишком поздно поняла, во что ее втянули журналисты. Боюсь, ей вскоре придется отвечать за дачу ложных показаний.

- Вы планируете подавать в суд?

- Сейчас мы обдумываем, как поступить, планируем подавать в суд на некоторые СМИ, изначально влившие лживую информацию. Возможно, все это какая-то политическая акция, и кто-то «заказал» журналистам устроить скандал. Уверен, что именно журналисты звонили в полицию, с сообщениями, что в центре Москвы стреляют по машинам.

Вот только жертвами выбрали не тех. Большинство гостей на свадьбе интеллигентная молодежь, с высшим образованием, были и русские, коренные москвичи.

- Кстати, вы же программист по образованию. И на втором курсе университета создали свой сайт, ставший одним из самых популярных на Кавказе. Как возникла такая идея?

- На самом деле, у нас на факультете я не видел людей, которые бы страдали бездельем. Большинство уже с первого курса планировали свою карьеру в лучших компаниях мира. Поэтому я не считаю себя в чем-то особенным от моих сокурсников. Ничего особенного в этом нет, многие могут написать сайт.

На втором курсе я начал изучать языки программирования для создания сайтов, и Шах-Даг стал пилотным проектом, на котором я учился программированию. Я не думал, что он станет таким популярным. Сам увлекся так, что все свободное время тратил на его развитие. Лишь позже я осознал, что количество посетителей растет, а по функционалу сайт не сравнится ни с одним другим кавказским сайтом.

- У вас есть другие проекты, увлечения?

- У меня были и есть разные увлечения, например, музыка. Есть еще один проект по доставке халяльной продукции на дом.

Но сейчас практически все время я уделяю работе, написанию диссертации, а все проекты и хобби отходят на второй план.

- Чему посвящена ваша диссертация, если не секрет?

- Методам оптимизации плана распределения вычислительных ресурсов в многофункциональном вычислительном комплексе.

- Она имеет практическое применение?

- Конечно. Если кратко, чтобы было понятно, то сейчас я работаю над тем, чтобы ускорить работу супер-компьютеров, работающей с огромными объемами информации. Моя задача распределить ресурсы в супер-компьютере так, чтобы вычисления шли быстрее.

- Какие планы на будущее?

- Работать, развиваться. Планирую защитить диссертацию в этом году.

- Мурад, что вы сказали, посоветовали своим сверстникам, дагестанцам?

- Той части молодежи, что ведет себя не воспитано, где бы они не были, в Махачкале, Москве или за рубежом я могу лишь советовать вести себя воспитанно, соответственно так называемому кодексу горца.

Уважать старших, женщин, детей, не оскорблять людей. Слава Богу, среди моего окружения нет таких ребят, которым нужно это разъяснять, они достойные сыны своего народа.

Остальным я бы посоветовал, быть всегда начеку и понять для себя, что в Москве, как пишут многие СМИ, вы «гости из дотационной республики», даже если родились в Москве. Но это не значит, что надо прятаться дома и ходить по улице с опущенной головой. Это значит, что наоборот надо быть на две головы выше остальных, чтобы добиться чего-то в этой стране.

 

Комментарии 1