Их нравы

Намаз на зоне. С осложнениями

Тюремное начальство порой убеждено, что оскорбление мусульман является их обязанностью

Намаз на зоне. С осложнениями
 
Фото: Andreev Max


На фоне панк-молебна, крестоповала и наездов Общества защиты прав потребителей на Храм Христа-спасителя, стали обсуждать закон об оскорблении чувств верующих. Любопытно, что все эксцессы, из-за которых решают защищать чувства или нет, связаны с Русской православной церковью.

Еще год назад таких проблем у РПЦ не было, а вот у российских мусульман они были и есть. И законодателей это как не заботило, так и не заботит. Более того, некоторые должностные лица просто убеждены, что оскорбление чувств мусульман является их обязанностью.

На днях созванивался со своим старым дагестанским приятелем, отбывающим сейчас наказание на строгой зоне в Калмыкии ИК-2 возле поселка Яшкуль. Разговор с зк начинается всегда с невинного вопроса: «Как дела?». А заканчивается  своего рода Записками из мертвого дома…


- Холодно тут  у нас, уже  многие болеют,  недавно два земляка воспаление легких подцепили, Хабиб Сайпутдинов и Маджид Гаджибалоев.  Их на больничку отправили в ИК-1 в поселок Салым. Уж лучше бы они тут у нас на ногах перекантовались. Они оба молящиеся, в смысле регулярно намаз делают. Но сидят они не по какому-то экстремизму-терроризму, а чисто по уголовке, один по наркоте, другой за хранение огнестрельного.

В общем, встали они на намаз, а тут «хозяин» зоны заходит Бадма Мургаев и сходу орать «почему при появлении администрации не встаете и не представляетесь?!». Ну, те естественно ноль внимания, ты же сам знаешь, намаз прерывать нельзя. Тот орет, аж желчью исходит…

Ну, наши быстренько помолились, Хабиб с колен встает и вежливо так «хозяину» объясняет, мол, извините, такая у нас вера, молитву не останавливают посередине. Мы понимаем, что вы тут главный и потому просим прощения, но Аллах все-таки главнее.

Мургаев ему в ответ: «Тут у нас есть правила поведения, а молиться будешь, когда отсидишь и в свой Дагестан вернешься, понял?»  Хабиб, как мог, пытался ему объяснить, что не могут они от намаза отказаться, но Мургаеву вожжа под хвост попала, стал он вместе с сотрудниками колонии избивать ребят.

А когда их в покое оставили, они в знак протеста порезали себе вены на руках. Поскольку это больничка. Медпомощь им, разумеется, сразу же оказали. А у нас на зоне, когда прознали об этом деле, все возмутились. Дозвонились в ставропольский муфтият, мол, так и так, притесняют. Из муфтията позвонили в УФСИН по Калмыкии, и приехала оттуда комиссия разбираться.


Фото: WarNet.ws


Пришли к Маджиду и Хабибу большие начальники, с ними Мургаев и оператор с видеокамерой. И начал Мургаев  под запись на вскрывшихся ребят наезжать: “Да кто же это тут вам запрещал намаз делать?”

Однако начальник, приехавший из Элисты, оказался человеком с пониманием. Он с ребятами позже без Мургаева переговорил. Те ему объяснили, как дело было, что по вере они молитву остановить ради Мургаева не могут. И тот пообещал им, что во время намаза их дергать не будут и уехал.

Только уехал, а Мургаев к ним и давай мордовать за то, что жаловались. В первый раз их и не так уж сильно били, скорее унизить побоями хотели. Ну а во второй уже все без дураков…  И что ребятам делать было, руки уже вскрыты… В общем, вскрыли они себе животы. Такие, брат, у нас тут дела тюремные.

Повесил я трубку и задумался: А рискнул бы начальник калмыкской зоны ФКУ ИК – 1 Бадма Мургаев явиться во время службы в тюремную церковь и потребовать, чтобы службу прекратили? Все з/к поворотились бы к нему лицом, а к алтарю задом и согласно пенитенциарным правилам доложили бы, мол такие-то, такие, отбываем за то-то и то-то?

И можно ли было бы после этого считать Бадму Мургаева кощунником…

Комментарии 2