Политика

Защищая ислам

Недавняя волна протестов против антиисламского фильма по всему мусульманскому миру, включая Пакистан, в очередной раз заставила задуматься о том, что можно сделать, чтобы избежать этих повторяющихся циклов провокаций, и бурных ответных реакций. Конечно, насилие и разрушения не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах. Но это не умаляет необходимости заняться вполне реальной проблемой разжигания ненависти и найти международно приемлемый правовой и дипломатический способ предотвратить действия, которые оскорбляют религиозные чувства, стимулируют исламофобию и подстрекают к насилию.

На этом фоне премьер-министр Раджа Парвез Ашраф в своем обращении в минувшую пятницу, объявленную в Пакистане Днем любви к Пророку, сделал одно удивительное упущение. Он не упомянул о дипломатических усилиях, которые возглавляла его страна от имени Организации Исламская конференция (ОИК) на протяжении последних тринадцати лет.

Хотя было бы нелишним напомнить об активной дипломатии Пакистана, нерешенных вопросах в этом международном противоборстве,  а также разногласиях, препятствующих решению на глобальном уровне проблемы, которая с годами не исчезает, а, наоборот, усугубляется.

Первую попытку мусульманских стран Пакистан возглавил – по поручению ОИК – в 1999 году, предложив  Комиссии ООН по правам человека в Женеве проект резолюции под названием «Диффамация ислама». Она была направлена на борьбу с развязанной против ислама клеветнической кампанией, которая, по мнению мусульманских стран,  могла спровоцировать насилие в отношении мусульман, как в прошлом антисемитизм – к евреям. В конечном счете эта резолюция была переименована в «Диффамацию религий», из-за возражений западных стран против  исключительного  акцента на исламе и требований  распространить ее на все религии. Резолюция с поправками была принята единогласно. Она призывала  государства принять все необходимые меры, в соответствии с их национальными законодательствами, для  «борьбы с ненавистью, дискриминацией, нетерпимостью и актами насилия».

Между 1999 и 2010 годами Комиссия, а затем восстановленный Совет по правам человека (СПЧ) принимали аналогичные резолюции ежегодно, сначала на основе консенсуса, а после 2001 года большинством голосов. С 2005 года эти резолюции стала принимать и Генеральная ассамблея ООН, хотя США и западные страны постоянно были  против.

Несмотря на то, что  резолюции не имеют обязательной силы, сторонники считали их средством оказания морального давления  на правительства, чтобы заставить их  принять меры для  предотвращения распространения ненависти к религии,  и особенно сдерживания роста исламофобии в Европе. В 2005 году из-за скандала с  датскими карикатурами ОИК усилила свою кампанию. Предполагалось, что последующие резолюции помогут сформировать глобальное отношение к этому вопросу.

После террористических атак 11 сентября ситуация резко  изменилась.  Западные страны под руководством США начали активно выступать против резолюции о диффамации в ООН. Под давлением Запада эта резолюция стала получать все меньшую поддержку. Многие азиатские, африканские и латиноамериканские страны, прежде воздерживавшиеся,  начали голосовать против.

Когда США в 2010 году впервые были избраны в Совет по правам человека ООН, они принялись более активно бороться с антидиффамационной резолюцией. Развернувшиеся дебаты вращалась вокруг двух аргументов, выдвигаемых западными представителями. Первый  из них –  что правовое понятие диффамации применяется к лицам, а не к убеждениям, философии или религии. А второй – до сих пор находящийся в центре нынешнего противоборства между Западом и мусульманским миром – что свобода выражения мнения имеет первостепенное значение, а резолюции против диффамации нарушают этот принцип. Еще один аргумент выдвигают западные правозащитные организации, которые приравнивают эту резолюцию к международному закону о богохульстве.

В 2009-2010 годах, когда  бушевали эти дебаты, и поддержка резолюции таяла, генеральный секретарь ОИК призвал все страны-члены активизировать дипломатические усилия. Ставший координатором  группы ОИК посол Пакистана в Женеве Замир Акрам добился того, что антидиффамационная  резолюция была принята в марте 2010 года. Индия воздержалась, США и страны Запада вновь выступили против.

Такой оборот событий заставил Соединенные Штаты предложить Пакистану и другим странам ОИК выработать на следующей сессии Совета компромиссную резолюцию.  Страны ОИК положительно отнеслись к этому предложению. Члены Совета рассудили, что если те самые страны, где распространяется исламофобия, выступают против существующего варианта, то он обречен на провал, поскольку эти страны не будут чувствовать себя морально обязанными принимать меры, к которым призывает резолюции.

В последовавших обсуждениях камнем преткновения стало слово «диффамация», или «клевета», и США со своими союзниками потребовали убрать его.  Пакистан и исламской блок настаивали, что будут рассматривать такое изменение формулировки только в обмен на обязательства западных стран принять меры против исламофобии и очернения ислама.

На сессии СПЧ в 2011 году страны ОИК предложили вариант, отражающий этот компромисс. Принятая единогласно, резолюция призывала к борьбе с  нетерпимостью, стигматизацией и подстрекательством к насилию. Дискуссия переместилась от  диффамации к  религиозно мотивированной ненависти и «подстрекательству к насилию». В основе компромиссной резолюции было несколько практических мер, которые государствам предписывалось принять для противодействия росту проявлений нетерпимости, негативных стереотипов и насилия по всему миру. Этот текст также был принят Генеральной ассамблеей в 2010 году.

Пакистан и страны ОИК восприняли это как  первый шаг к международному признанию того факта, что проблему  религиозной стигматизации и подстрекательства к ненависти или насилию уже не смогут замалчивать ни в одном обществе. Представитель Пакистана в Женеве отметил, что правые партии в испытывающей экономические трудности Европе цинично используют исламофобию для  пропаганды ненависти к мусульманам и другим меньшинствам.

Также подчеркивалось, что религиозная дискриминация и исламофобия являются современными формами расизм, и должны рассматриваться в соответствующем свете. Если отрицание холокоста в европейских странах может быть объявлено вне закона, то дискриминация мусульман заслуживает подобного отношения.  Обращалось  внимание и на использование интернета и СМИ для разжигания ненависти к мусульманам, против чего  резолюция 2010 года четко и прозорливо предупреждала, и осуждала.

Дискуссии в Совете по правам человека, продолжавшиеся после  принятия резолюции 2011 года, по-прежнему обнажали разрыв между западными странами, настаивавшими на безусловном соблюдении принципа свободы выражения мнений,  и странами ОИК, утверждавшими, что этот принцип  не должен означать свободу оскорблять другие религии. Представители мусульманских стран указывали также на международное право, признающее,  что свобода слова не является абсолютной, но влечет за собой особые обязанности и особую ответственность. Как говорится в статьях 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), свобода выражения мнений «сопряжена с некоторыми ограничениями» и требует законодательного запрета «любых выступлений в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющих собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию».

Именно здесь должна быть проведена граница между свободой слова и подстрекательством к насилию, которое продолжает разделять западные и мусульманские страны. Хотя в резолюциях 2011 и 2012 года была сделана попытка преодолеть эту пропасть, основная проблема заключается в практическом применении их положений.

Здесь разрыв между словами и действиями правительств остается широким. И это наглядно продемонстрировало  трагическое развитие событий,  вызванных снятым в  Калифорнии и осужденным администрацией Обамы фильмом. Можно ожидать, что невыполнение обязательств, содержащихся в принятых единогласно резолюциях 2011 и 2012 годов, принудит страны ОИК к более активной дипломатии. Из мусульманских стран уже давно раздаются призывы придать оперативным положениям этих резолюций силу международного закона, начиная с разработки статей 19 и 20 МПГПП.

Вопрос, который должен быть тщательно рассмотрен государствами-членами, и который, вероятно, станет предметом сложной международной дипломатии в ООН, заключается в том, отвечает ли их интересам нынешняя всеобщая свобода, при которой  личности с недобрыми намерениями злоупотребляют виртуальным пространством и СМИ,  вызывая серьезные преступления и подстрекая к насилию, дестабилизирующему страны и общества и углубляющему недоверие между Западом и мусульманским миром. Западные страны с их большими мусульманскими диаспорами должны быть заинтересованы в поиске решений.

Со своей стороны, мусульманские страны, включая  Пакистан, могут укрепить свое положение на международной арене, если продемонстрируют, что относятся к своим собственным религиозным меньшинствам с тем же уважением, которого ожидают от других. Как выразился недавно один из видных мусульманских мыслителей современности  Тарик Рамадан, «бурнуая реакция на оскорбления Пророка довела мусульман до поведения, далекого от принципов ислама».

Английский вариант статьи опубликован на сайте thenews.com.pk

Автор: Малика Лодхи, бывший посол Пакистана в США и Великобритании

Комментарии 0