Общество

"Невинность мусульман": кто стоит за провокацией?

Атаки на американские посольства в странах арабского мира не утихают: после традиционной пятничной молитвы конфликт вспыхнул с новой силой. Полиция разгоняет демонстрантов у посольства США в Тунисе, сотни человек участвуют в акциях протеста против фильма "Невинность мусульман" в разных районах Пакистана. В Исламабаде демонстранты предприняли попытку прорваться к зданию американского посольства и вступили в столкновения с правоохранительными органами, США направили в Йемен морпехов для защиты американского посольства в Сане.

Кто стоит за авторами провокационного фильма? Опрошенные PublicPost эксперты попытались ответить на этот вопрос.

 

 

 

Гейдар Джемаль, председатель исламского комитета России.

Автор фильма сказал, что он получил 5 миллионов от 100 евреев и убежал прятаться куда-то в Калифорнию. Конечно, там не было никаких 100 евреев, а это акция израильской разведки, которая таким образом подложила очень большую свинью Обаме к выборам, потому что ответом было объявление войны в столицах и штурмы посольств. И в итоге Израиль получит то, чего так долго добивался Нетаньяху от Белого дома: не мытьем, так катаньем втравить США в активные антиисламские действия, в первую очередь, против Ирана.

Обама уже заявил, что пошлет дроны в Ливию. А что такое дроны в Ливии? Это авиаудары по кочевникам, потому что вся Ливия — это кочевые племена, живущие в лагерях. Это значит, что вся Ливия поднимется против НАТО, Америки и против либерального Национального совета. Это значит, что Национальный совет, который так долго приводили против Каддафи американцы к власти, бежит, бросая чемоданы. И Ливия станет территорией прямой борьбы и с американцами, и с Евросоюзом. Все это уже превратилось в кипящий котел, в котором, булькая, исчезают американские дипломаты. И Израиль теперь потирает руки. Ведь раньше Нетаньяху был крайне недоволен тем, что Обама занимал позицию перезагрузки с исламским миром и не хотел развязывать военные действия против Ирана.

— Почему вы считаете, что это операция Моссада?

Это чисто их оперативная постановка. Самое главное, что этот на коленке сделанный ролик дошел до тех кого надо. Распространение шло по YouTube. Даются ссылки, и фильм распространяется как огонь по сухой листве. Люди же исходят не из того, какого качества художественное произведение. Если человек слышит слова оскорбления, он же не говорит в ответ: "Я не считаю, что я что-либо услышал, потому что это не цитата из "Войны и мира", а нечто некачественное, поэтому я пойду дальше".

За провокацию надо платить. Если они провоцируют — хорошо, мы нанесем удар по США, — считают мусульмане, и этот удар будет абсолютно справедлив, потому что Обама в свое время должен был взять за ухо этого пастора Терри Джонса (участвовал в пиар-кампании "Невинность мусульман", а также публично сжег Коран в марте 2011 года — PublicPost) и прилюдно наказать так, чтобы следующему неповадно было. Сам Терри Джонс явно ищет лавры мученика, потому что за ним придут. И придет за ним тоже Моссад, который потом припишет это все мусульманам, чтобы развязать еще один виток антиисласмкой кампании.

Поскольку же Обама все пустил на самотек из трусости, боялся, что его обвинят в сговоре и потакании мусульманам, то теперь пусть пожинает. Теперь ему перед выборами все посольства порасшибают во всех столицах.

— Что будет дальше?

Я думаю, что все катится к большой войне. Обама все-таки будет, как бульдог, упираться изо всех сил и пытаться не вляпаться ни во что до выборов. Но в целом все, конечно, же становится менее управляемым. Будут громить все посольства в мусульманских странах, будут преследовать американских туристов.

Сергей Мигдал, бывший офицер международного управления израильской полиции, консультант по вопросам безопасности.

Сначала версия была такая: продюсер фильма — израильский еврей и 100 евреев проспонсировали фильм. Когда западные журналисты начали проверять, выяснилось, что никаких там евреев и близко нет. Но все эти детали не так важны: сам фильм выступает неким таким жупелом, каким-то отвлекающим маневром, который не имеет особого отношения к сути дела. Все это даже меньше затрагивает суть дела, нежели какие-то сожженные свитки Корана, выброшенные в мусор на американской базе в Афганистане.

Мне это немного напоминает тот случай, когда Гитлеру нужно было напасть на Польшу, он посылал спецназ СС, чтобы устроить провокацию, будто польские солдаты захватили немецкую радиостанцию. И даже были оставлены трупы узников концлагерей, переодетые в немецкую форму.

Товарищ Сталин начинал войну с Финляндией после непонятного обстрела на советско-финской границе в ноябре 1939 года. Как будто Финляндия напала на Советский союз. Вот это того же поля ягода.

Очевидно, что люди, которые готовили к 11 сентября всю эту цепь акций, искали какой-то повод. И такой детонатор, который поможет им осуществить эти планы. Я так понимаю, что этот фильм появился как минимум несколько месяцев назад. Насколько я знаю, его нигде не показывали и не собираются показывать. Речь идет фактически о любительской, очень слабой картине, которую выставили на Youtube довольно давно.

Люди, которые стояли за атаками на Америку, искали какой-то повод и некоторое время назад его нашли. А дальше дело техники: перевести что надо на арабский язык, распространить и провести короткую кампанию. Похожий сценарий был с датскими карикатурами. Они появились в газете за несколько месяцев до того, как началась вся шумиха.

— Кому это выгодно?

Это выгодно экстремистским исламским организациям, которые рвутся к власти в разных местах. Я бы не сказал, что здесь есть какой-то единый центр, из которого всем управляют. Центров несколько: и в Йемене, и в Ираке, и в Ливии, и в Саудовской Аравии. Они иногда они соперничают друг с другом, а иногда сотрудничают.

— Какова будет реакция США?

Обаму, безусловно, эта ситуация не радует. Я бы сказал, что Обаму исламисты и радикалы не любят больше Буша. От Буша у них никаких ожиданий не было. Он такой типичный белый англосакс-протестант — понятное лицо врага, представителя интересов американских кругов правящих империалистов. А Обама, во-первых, Барак со своим арабским именем, что в одном из переводов — посвященный, во-вторых, у него темная кожа, и теперь он стоит во главе этой страшной империи неверных, которая мочит правоверных беспилотными самолетами с неба. Поэтому его они ненавидят особенно сильно. Поэтому им выгодно нанести удар по Америке, заставить Обаму совершать ошибки, унизить его. Их розовая мечта в том, что он прикажет что-нибудь разбомбить, желательно, чтобы при этом погибло больше женщин и детей. Скорее всего, Обама этого делать не будет. Он и Госдепартамент будут вести себя достаточно сдержано. Задача исламистов разжечь как можно больший конфликт, поставить местные власти в невозможное положение, постараться свергнуть проамериканское правительство в Йемене или поссорить новый египетский режим с американцами.

— Это может перелиться в масштабный военный конфликт?

Я не вижу никакой большой войны на горизонте, потому что большая война подразумевает если не равные, то хотя бы более-менее симметричные военные силы. Поскольку с одной стороны находится гигантская, суперглобальная держава США с абсолютно доминирующим флотом и ВВС, а с другой стороны находятся группы экстремистов, поддерживаемые определенной частью толпы в арабском мире. Никакой войны в конвенциональном плане быть не может. Речь идет о продолжении асимметричных действий: террористические акты, нападения на посольства, консульства, представительства, может быть, даже какие-то попытки перемещения этих террористических актов на территорию Европы или Америки, хотя это непросто, учитывая нынешний уровень готовности. Может быть только очередное обострение. Хотя правительства всех этих стран — Ливии, Йемена, Египта — в этом не заинтересованы. Они заинтересованы в развитии экономики и в приходе международных корпораций, в получении помощи от Европы и Америки.

Константин фон Эггерт, международный обозреватель "Коммерсантъ FM".

В западных странах люди реализуют свое право на свободное высказывание, которое может не понравиться другим людям. В мусульманских странах это воспринимается всегда в штыки. На любое частное высказывание — потому что все эти высказывания именно частные, а не государственные (не госорганы снимали этот фильм, не госорганы это опубликовали, и карикатуры на пророка Мухаммеда не они печатали) — реакция всегда одна: убийства, погромы, поджоги. На мой взгляд, это свидетельствует о серьезных проблемах в мусульманском мире, реально существующих, с представлениями о свободе личности, свободе творчества и свободе критики. Провокация есть и в том, что мусульманские радикалы используют эти довольно неэпохальные события, как в случае с этим практически любительским фильмом, для разжигания антизападных, антиамериканских, антидемократических настроений. Вот и вся история.

Сначала побушуют несколько недель, может быть. Потом затихнут. Потом опять кто-нибудь что-нибудь то ли снимет, то ли скажет, и они опять пойдут бушевать. Что ж теперь поделать?! Я не думаю, что подобного рода события могут привести к большой войне на Ближнем Востоке. Она возможна, но едва ли начнется из-за карикатур или фильмов.

Андраник Мигранян, политолог.

Никакой провокации нет. Почему надо везде искать провокации и каких-то людей, которые за этим стоят? Тут вопрос стоит более принципиально: можно ли обо всем говорить или нельзя? Почему в европейской или христианской культуре люди ставят под сомнение Бога и высказываются абсолютно неуважительно и оскорбительно в адрес Христа или христианских ценностей? Если этот принцип применим по отношению к одной религии, то почему он не может быть применен к остальным религиям? Это принципиальный вопрос. Если в одной культуре это возможно, то почему другая не воспринимает это как нормальное явление? Если такая агрессивность проявляется по отношению к этому фильму, то европейская культура, более сильная, в значительный период времени доминирующая, тоже должна прибегнуть к силе против таких насильственных действий? Еще большим насилием отвечать?

Должны быть единые подходы и единые представления, как надо себя вести в той или иной ситуации. Так что это вопрос о терпимости с двух сторон. Если бы сейчас взлетели американские бомбардировщики с авианосцев шестого флота и сравняли бы с землей Бенгази, Триполи и т. д. — это был бы такой понятный ответ эпохи периода доминирования и господства христианства, когда устраивались крестовые походы, когда христианство было таким же агрессивным, экспансивным и таким же нетерпимым. Так что этот вопрос многостороннего и многоуровневого осмысления, а не просто так: "кто-то за этим стоит, кто-то кого-то спровоцировал"...

— Т. е. чьего-то злого умысла вы здесь не видите?

Смотрите: какие-то идиоты типа Pussy Riot выступили в храме Христа Спасителя. Вы же и на "Эхе Москвы" не верите, что за этим стояли какие-то люди, которые хотели сделать провокацию и стимулировать погром? Чтобы их потом уничтожили, побили камнями и т. д. Хотя это абсолютно однопорядковые вещи, еще даже более беспардонное, хамское поведение, чем какой-то фильм где-то. А здесь все прямо в культовом сооружении было сделано. Почему-то когда люди возмущаются, им говорят: "Ну, подумаешь, Pussy Riot, ну, алтарь осквернили, ну, святотатство... Ну, отшлепали бы их, или вообще отпустили с миром...". А когда другой случай, то говорят — да, надо уважать чувства верующих, понимать, не провоцировать... Это двойная мораль и двойные ценности.

— События в арабском мире, на ваш взгляд, могут перерасти в какой-то более серьезный конфликт?

Я не думаю. Ну какой может быть конфликт. Понятно, что если Запад отбросит политкорректность, то никому мало не покажется. Пока что, слава богу, не арабский мир это решает. Не думаю, что будет какая-то эскалация.

Анна Нейстадт, сотрудник отдела по чрезвычайным ситуациям Human Rights Watch.

Сам фильм с начала до конца я не смотрела, видела только несколько первых минут. Конечно, это провокационное видео. Вопрос только в том, что понимать под провокацией. Понятно, что и с той и с другой стороны имеется огромное количество экстремистски настроенных граждан: и в мусульманском и в христианском мире. Кроме того, есть люди, которые подобные экстремистские выходки воспринимают как повод к действию. Для нас как для правозащитной организации, важно, как реагируют на это законные власти Ливии, Египта, Йемена и так далее. На данный момент там существуют вполне легитимные правительства, которые обязаны на подобные выходки реагировать.

Этот ролик должен быть проанализирован с точки зрения законов Соединенных Штатов — является ли он тем, что по-английски называется "hate speech", т. е. содержит ли он призывы к разжиганию межконфессиональной розни. Насколько я знаю, такой анализ проводится, но о том, есть ли на данный момент какие-то результаты, мне пока ничего не известно. Ливийские власти со своей стороны расследуют убийство американского посла, которое вызвало у всех шок, в том числе и у HRW. Мы с этим человеком долго работали и знаем, что он очень много сделал для ливийского народа и был крайне уважаемым в регионе дипломатом.

— По вашему мнению, стоит ли искать в истории с появлением этого фильма какие-то конспирологические версии?

Мне сложно ответить на этот вопрос. Конспирологические теории, конечно, существуют, хотя мне не очень понятно, кто за всем этим мог стоять. Могу сказать определенно, что в Соединенных Штатах будут приняты меры, чтобы подобное не повторялось. В США очень либеральные законы в отношении свободы выражения и поэтому запретить публикации и фильмы, если даже они для кого-то обидны и оскорбительны, но при этом не призывают к насилию, очень сложно. Но в регионе, как мне кажется, тоже должны делать скидку на то, что это не блокбастер, показанный в американских кинотеатрах. Люди малоадекватные и находящиеся в радикальной части религиозного спектра есть, скажем так, везде. Но реакция на их действия должна быть адекватной. Из заявлений американских властей совершенно очевидно, что никакую антимусульманскую пропаганду они ни в коей мере не поддерживают.

Автор: Алиса Иваницкая, Даниил Коломийчук Фото:Reuters

Комментарии 2