Их нравы

То, что делает Ткачев, это прямое нарушение Конституции

Губернатор Кубани Александр Ткачев решил бороться с засильем кавказцев с помощью казачьих дружин. “Я думал и размышлял, что мы еще успеем: между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь я вижу, что его нет. Следующие – мы с вами. А кто будет отвечать, когда здесь прольется первая кровь?” – сказал он в своей речи на расширенной заседании коллегии ГУ МВД. “И я ничего такого крамольного не говорю “, – будто оправдывался Ткачев.

Тем не менее, на Ткачева обрушилась волна критики. “Губернаторы готовы к распаду страны?” – уже заговорили в экспертном сообществе. В Краснодарском крае будут созданы специальные казачьи дружины, которые будут, в том числе, противостоять переселению в регион жителей Северного Кавказа. Об этом губернатор Краснодарского края заявил на расширенной заседании коллегии ГУ МВД по Краснодарскому краю.

Из уст официального лица прозвучали весьма интересные заявления.

“Эта земля, по большому счету, не принадлежала Российской Империи, она принадлежала кавказским народностям, черкесам. Потом попала под влияние Турции, и Екатерина II вынуждена была идти на компромисс с запорожскими казаками – достаточно независимыми, вольными людьми, хлебопашцами, свободными, крепкими, державными. Это наши предки, в наших жилах течет их кровь. Именно от них пошло “За царя, за веру, за Отечество”. Они и пахали земли, и работали, не щадя себя, на свою семью, у них были наделы. В то же время, когда звучал горн, когда нужно было, они вставали в ряды, на коня и уходили в походы далеко за пределами края”, – сказал губернатор Кубани.

Если Петр I освоил европейские просторы, то Екатерина именно через казаков – Юг России, сказал он.

Прошло всего 100 лет – ничтожно мало. И этот народ имеет право на существование, на то, чтобы жить на этой земле и, самое главное, защищать ее, – перешел Ткачев от истории к политике. – Потому что если мы с вами не будем постоянно об этом говорить, писать, рассказывать, значит, мы просто растеряем нашу самобытность. Мы перестанем быть общностью, перестанем быть регионом, который самостоятельно следит за порядком, ценит свои традиции, отвечает за свои поступки, у которого высокий уровень патриотизма. Это принципиально важно”.

Он признался: раньше полагал, что между Кавказом и Кубанью есть фильтр – Ставрополье. Но теперь его нет. “Следующие – мы с вами. А кто будет отвечать, когда здесь прольется первая кровь? Когда начнутся межнациональные конфликты? А рано или поздно это будет. Я говорю – количество переходит в качество”, – подчеркнул Ткачев.

Губернатор сравнил ситуацию с этническими конфликтами на территории Югославии, приведя пример Косово. При этом губернатор перепутал сербов и хорватов. “Мы видим это по Югославии – албанцы, хорваты… Сначала хорватов было 80%, албанцев – 20%. Потом стало все наоборот, буквально через 50 лет. Они стали рушить храмы, стала доминировать своя культура, религия, начались конфликты, выдавливание, кровь, война малая, война большая. И все – нет страны, нет народа, тысячи беженцев по всему миру и т.д.” – предупредил глава Кубани.

“И я ничего такого крамольного не говорю. Я отстаиваю интересы как русского народа – большинства, 80% Кубани, так и многонациональных народов (Кавказа и не только Кавказа), которые проживают на территории нашего края”, – сказал он и пообещал казачьим формированиям 650 млн руб. ежегодно.

В социальных сетях мнения разделились, однако жители Краснодарского края преимущественно поддерживают решение губернатора. “Наконец-то! Давно пора! А то уже что хотят, то и творят. Скоро на улицу будем бояться вечером выходить, а они стадом ходят … и на наших ребят нападают. Пусть у себя дома живут , и так себя ведут ….так же относятся к своим матерям и бабушкам, как здесь себе позволяют .Так нет же, там им это не позволено! И они как тараканы ползут сюда. Полностью поддерживаем решение нашего губернатора!” - пишет житель Кубани Владислав Анохин.

“Похоже, что Ткачев решил спасти свое положение, заручившись поддержкой националистов. Вернулся, так сказать, к истокам. Какой он многогранный. Решил свалить на казаков решение миграционных проблем. А отвечать будет кто?” - отмечает в “Твиттере” Алексей Казак.

Член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ, руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко прокомментировал заявления и инициативы Ткачева. 

Вопрос: Максим, на что в первую очередь Вы обратили внимание в речи Ткачева? Как Вы оцениваете создание  “казачьей милиции”?

Максим Шевченко: Во-первых, Ткачев – губернатор, человек, назначенный президентом. Он открыто говорит о том, что будут созданы территориальные формирования, у которых, возможно, будут какие-то виды оружия, он не уточняет, какие, будь то дубинки, травматическое оружие или пистолеты. По крайней мере, он говорит о казачьих дружинах, которые будут наводить общественный порядок на территории Краснодарского края.

Впервые это объявляется открыто. Я не являюсь противником создания территориальной милиции, потому что я считаю, что в рамках местного самоуправления территориальная милиция или организации в форме национальной гвардии могли бы быть очень полезными структурами. Но создавать их по национальному признаку – это просто безумие.

Вопрос: Но Ткачев говорит, что “отстаивает интересы русского народа”.

Максим Шевченко: Одно дело, если бы в этих формированиях могли заведомо принимать участие армяне, осетины, черкесы, чеченцы, словом, любые граждане РФ, проживающие на территории Краснодарского края, независимо от их национальности, но Ткачев заявляет о создании военизированных подразделений, территориальной милиции именно по национальному признаку, причем, как мотив для создания подобных национальных военизированных подразделений он говорит следующее: “По большому счету, эта земля не принадлежала Российской империи, она принадлежала кавказским народностям, черкесам, потом попала под влияние Турции, и Екатерина II вынуждена была идти на компромисс с запорожскими казаками, достаточно независимыми и вольными людьми, показавшими себя крепкими державниками”.

Вопрос: Губернатор передергивает насчет державности запорожских казаков?

Максим Шевченко: Это полный бред, конечно, запорожские казаки никакими державными не были, они воевали как с польской Речью Посполитой, так и с московскими царями. Никогда ни у каких запорожских казаков не было лозунга: “За царя, за веру, за Отечество”. Наоборот, у запорожцев остались тяжелые воспоминания о насильственном переселении из Сечи на Кубань, когда Сечь была уничтожена, и запорожцы, как военнопленные, были переселены на Кубань.

Само войско раскололось, часть его ушла в Турцию как раз на свободную территорию, а часть насильственно была брошена на кубанские земли, где их использовали как передовой отряд для истребления коренного населения черкесов, а иногда для войны с Турцией. Тем более, что под Анапой на краснодарских землях жили уже казаки, это были некрасовцы, которые ушли с Дона. Они жили в полном согласии с местными народами, и в заповедях некрасовцев никакой веры в царя не было. Там была вера и Отечество. Казаки запорожские умирали за землю русскую и за веру православную, но никак не за царя.

И что сейчас делает Ткачев. Он признает, что казаки были отрядом колониальной экспансии и в современном оформлении казачьих военизированных дружин он опирается на этот опыт, пытаясь их представить как некий инструмент колониальной экспансии империи на черкесские земли.

Таким образом, он актуализирует в своей речи конфликт между казаками, которые были туда насильно переселены Екатериной (в запорожском фольклоре ее, кстати, называет “злой матерью”, и казачьи песни, посвященные переселению на Кубань, исполнены болью и горем), и кавказскими народами, разделяет граждан РФ по национальному признаку, актуализирует исторические конфликты, переводя их в современную политическую реальность. Как это совместимо с политической природой РФ, с ее законами и Конституцией?

Вопрос: Но разве Вы будете спорить с тем, что взаимоотношения с кавказцами – крайне больной вопрос для нынешней Кубани?

Максим Шевченко: Я готов согласиться с той частью речи Ткачева, что некоторые приезжают на курорты, плохо себя ведут. Но только кавказцы себя там плохо ведут? По набережной Сочи, Геленджика, Туапсе и т.д. пройти невозможно, такое ощущение, что попадаешь в бордель какой-то. Попса орет, спиртное рекой льется… А ему национальная песня из машины помешала… Странная избирательность…

То, что делает Ткачев, это абсолютное безумие и прямое нарушение Конституции. Это серьезная ошибка, он идет на поводу у своего желания отвлечь внимание от трагедии в Крымске и разжечь какие-то популистские националистические настроения. Могу сказать, что это может иметь очень серьезные последствия.

Вопрос: Вы говорите, что он актуализирует исторические конфликты. В современных политических реалиях чем это чревато?

Максим Шевченко: Это чревато тем, что вооружаться начнут и все остальные по национальному признаку. Что, у черкесов не было вооруженных формирований своих, у других кавказских народов, карачаевцев, у кумыков, ногайцев? Почему-то считается, что казаки – это защитники государевой воли. Казаки помимо своей воли воевали с горцами, и предшественник Ткачева батька Кондрат, между прочего, у которого много было странного в действиях, пытался заключить с кавказцами соглашение, что ставили ему в вину.

По крайней мере, он пытался избежать этнической войны в регионе, а Ткачев ее разжигает. Следующими будут сочинские армяне, которые тоже создадут свои военизированные подразделения, ссылаясь на “опыт армян, который существует в прошлом”. Я понимаю, что Ткачев решает сиюминутные задачи, но это не ко времени и не таким способом надо решать проблемы.

Вопрос: То есть, почва для межнационального конфликта есть?

Максим Шевченко: Он ее создает – губернатор открыто декларирует почву для межнациональных конфликтов. “Мы, когда приезжаем в кавказские республики или в Европу…” – говорит в своей речи Ткачев. То есть, он говорит о кавказских республиках как о загранице, в сознании Ткачева кавказские республики – это не Российская Федерации.

Чем это отличается от самого радикального сепаратизма? “Мы всегда пытаемся подстраиваться под их жизненные принципы и устои, громко не говорим на своем языке, не делаем неадекватных действий”, – продолжает он. Что это значит? Что мы не орем? Приличные люди вообще нигде не орут. Пусть Ткачев назовет ту кавказскую республику, где мы боимся громко говорить на русском языке, где мы не можем громко поздороваться со своими друзьями.

Или он имеет в виду, что мы не ездим по улицам Махачкалы или Грозного на машинах, которые наполнены русскими, и из них не льется попса? Конечно, есть проблема неадекватного поведения отдельных представителей разных народов, но кто мне докажет, что русская шпана в этом плане ведет себя “более интеллигентно”, чем шпана, представляющая кавказские народы? Я вообще не слышал про конфликты верующих мусульман и верующих православных в этих регионах.

Вопрос: Ткачев в своей речи особо акцентирует многонациональность региона. Многие посчитали это знаковым заявлением со стороны официального лица.

Максим Шевченко: У нас вся страна многонациональная, мы что, в Москве тоже будем создавать отряды по национальному признаку? Надо разобраться, что происходит в данном случае. Мы восстанавливаем реалии Российской империи, в которых казачество было отдельным сословием, наделенным землей, освобожденным от подавляющей части налогов, наделенным специальными правами ношения оружия? В обмен на что?

В обмен на то, что они представляли легкую конницу в годы войны по приказу царя и участвовали в карательных полицейских операциях против населения Российской империи, против рабочих, крестьян в разных ее регионах. Но сословная структура Российской империи имела свою историю, и была связана с землепользованием. Казаки имели право распоряжаться землей, а те, кто селился на этих землях, не имели такого права.

Мы знаем, что Гражданская война и состоялась как война между иногородними и казаками и на Дону в большей степени, и на Кубани в меньшей степени, где были сильны социалисты и социал-демократы. Собственно говоря, вопрос, с чем мы имеем дело сегодня? С попыткой восстановления сословий, с попыткой восстановления сословий применительно к владению землей?

Вопрос: Но Вы сами сказали, что фактически казачества у нас нет. В чем будет почва для конфликта?

Максим Шевченко: У нас есть какие-то странные люди, которые объявили себя казаками. Но история казачества нуждается во внимательном изучении. Мне непонятно, как могли пережить настоящие, подлинные реестровые казаки Гражданскую войну, после которой они ушли за море (в ходе Гражданской войны казачьи области стали главной опорой белого движения, а впоследствии крупной частью белой эмиграции, – прим. ред), коллективизацию, голод, потом войну с немцами.

А подавляющее большинство реестрового казачества встало на сторону немцев – и донские, и кубанские казаки воевали вместе с немцами, с Дона и с Кубани ушли огромные обозы вместе с ними. Кто такие эти современные казаки? Может быть, это потомки иногородних? Так иногородние не были казаками. Я помню прекрасный роман про Екатеринодар “Наш маленький Париж” писателя Виктора Лихоносова.

Он описывает быт казаков и всю трагедию, произошедшую с казачеством в 20-е годы. Судя по этому роману, там вообще никаких казаков остаться не должно. Я считаю, что под видом казачества в некоторых регионах созданы незаконные вооруженные формирования, еще претендующие на разные виды вооружения. Я помню выступление одного из атаманов так называемого Кубанского войска, он открыто заявил, что они хотят, чтобы им дали БТР и автоматическое оружие, вплоть до пулеметов.

При этом они не хотят подчиняться подразделениям в рамках действующих силовых структур. И вот выясняется, что они готовы подчиняться губернатору, потому что губернатор их финансирует. Стало быть, губернатор создает для себя вооруженные образования, выделяя из бюджета края 650 млн руб. ежегодно? Я извиняюсь, это открытый политический подкуп непонятных ЧОПов, о котором объявляется перед всей страной.

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 1