Общество

Беспрецедентное решение Верховного суда России

ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru

Программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии

03 февраля 2011 г. Верховный Суд РФ отклонил кассационное представление прокуратуры и подтвердил законность определения Верховного Суда Республики Татарстан об отмене постановления Генпрокуратуры о выдаче в Узбекистан гражданина этой страны  Шокиржона Солиева.

Ранее мы сообщали о том, что 10 декабря 2010 г. ВС Татарстана отменил постановление об экстрадиции Солиева, указав, среди прочего, что его выдача повлечет риск применения к нему пыток и других видов запрещенного обращения, и освободил его в зале суда (см. пресс-релиз Института прав человека от 12.12.2010 г. http://hro.org/node/9760).

Прокуратура обжаловала это решение в кассационном порядке, настаивая на том, что представленные защитой доводы о риске пыток – материалы ООН, доклады Human Rights Watch и Amnesty International и, наконец, решения Европейского Суда, запрещающие экстрадицию в Узбекистан из-за серьезного риска пыток для каждого, кто в этой стране заключен под стражу, – не являются достоверными и убедительными доказательствами. По мнению прокурора А.В.Семушина из прокуратуры РТ, «неопределенность источника происхождения информации, ее интернетовский характер, вызывают обоснованные сомнения в достоверности представленной информации, проверка которой невозможна в судебном заседании, что исключает ее использование в качестве основания для принятия решения судом».

Тем не менее, Верховный Суд РФ не счел информацию с официального сайта ООН и сведения о вступивших в силу решениях ЕСПЧ полученными «из неопределенных источников с интернетовским характером» и не усомнился в их достоверности.

Также были отклонены доводы прокуратуры о том, что незавершенная процедура определения статуса беженца в отношении заявителя не является помехой для вынесения постановления о его выдаче. Тем самым, завершился многолетний спор содружества адвокатов и правозащитников с Генеральной прокуратурой, позиция которой в данном вопросе означала, что нормы российского законодательства в смежных областях можно рассматривать и применять в отрыве друг о друга.

И, наконец, суд не убедили утверждения прокуратуры о якобы идентичности ряда норм узбекского Уголовного кодекса статьям УК РФ, несмотря на отсутствие в первых основного квалифицирующего признака вторых – насильственного характера вменяемых деяний (подробнее об этом см. http://hro.org/node/10079).

Таким образом, впервые в истории национального правосудия решение российского суда о недопустимости экстрадиции в страну, где выдаваемый человек может подвергнуться пыткам, вступило в законную силу.

Значение сегодняшнего события – в том, что, по крайней мере, в одной, пусть весьма специфической и отдельно взятой области Верховный Суд, наконец-то, реализовал предназначение суда как такового – вершить правосудие на основе национального законодательства и международных договоров России, а не придавать видимость легитимности решениям, обусловленным геополитическими соображениями. Кроме того, нынешнее решение подтвердило, что никаких принципиальных препятствий к соблюдению норм международного права в законодательстве РФ нет, а есть правоприменительная практика со своими сложившимися традициями, худшие из которых необходимо срочно корректировать. И в этом также нет ничего невозможного.

Для того, чтобы прийти к сегодняшнему результату, потребовался многолетний совместный труд адвокатов и правозащитников и более полутора десятков решений Страсбурга, в которых установлено нарушение Россией ст.3 Европейской Конвенции в экстрадиционных делах. Этот путь обошелся российскому бюджету более чем в полмиллиона евро, выплаченных и предназначенных к выплате по решениям ЕСПЧ заявителям, которых Генпрокуратура без тени сомнения намеревалась выдать, а троих  из них – Рустама Муминова, Абдугани Камалиева и Махмадрузи Искандарова, –  выдала на пытки, невзирая на запрет таких экстрадиций международным правом..

Институт прав человека полагает, что выразит общее мнение коллег, заявив, что    решение по делу Шокиржона Солиева должно стать началом коренного изменения правоприменительной практики в направлении приведения ее в соответствие с международными нормами и законодательством РФ.

Напомним, что 30 марта 2010 г. 35-летний уроженец г. Кува Шокиржон Солиев был арестован в Казани по розыску, объявленному узбекскими правоохранительными органами. Его задержали в Управлении ФМС по Татарстану, куда он пришел оформлять разрешение на временное проживание. На родине его обвинили в посягательстве на конституционный строй Узбекистана (ст. 159 УК РУз), организации преступного сообщества (ст. 242 УК РУз), распространении запрещенных материалов (ст. 244-1 УК РУз) и участии в экстремистских фундаменталистских и сепаратистских организациях (ст. 244-2 УК РУз), причем, узбекская сторона даже не указала, в каких именно. Основания возбуждения уголовного дела послужил тот факт, что Шокиржон – глубоко верующий человек, – на родине вместе с единоверцами помогал больным, старикам и семьям, в которых кормильцы осуждены за религиозные убеждения, а в дни мусульманских праздников устраивал благотворительную торговлю сладостями в мечети и раздачу подарков детям.

10 декабря 2010 г. Шокиржон был освобожден в зале заседаний ВС РТ после отмены постановления Генпрокуратуры РФ о его выдаче в Узбекистан. Этому предшествовали первоначальное отклонение судом первой инстанции жалобы Солиева на решение о его выдаче, приостановка экстрадиции Европейским Судом и последующая отмена Верховным Судом РФ решения суда первой инстанции с направлением дела на новое рассмотрение.

Автор: Елена Рябинина, руководитель программы «Право на убежище»

Комментарии 0