Общество

Остановить истерию вокруг «ваххабитского подполья» Татарстана

После трагедии, произошедшей в Казани, многие журналисты, включая и западных, бросились искать и раскручивать «ваххабитский» след в этой истории. Даже сама формулировка вопросов, которые они задавали, желая получить комментарий, была в огромной степени провокационной: «А правда ли, что преступления в Казани совершили ваххабиты?» или «Стоит ли после случившегося продолжать диалог с ваххабитским бандподпольем в Татарстане?».

Я со своей стороны призываю журналистов не использовать термин «ваххабизм» и «ваххабиты» не только к казанской трагедии, но и к остальным ситуациям. Каждому верующему очевидно, что «ваххабизм» за последние годы стал в России пропагандистским термином, использующимся в информационной борьбе с исламским возрождением.

В Дагестане, который первым в России столкнулся с конфронтацией тарикатских и фундаменталистских мусульманских общин, уже отказались от этого термина. Даже чиновники и силовики используют термин «салафитский ислам», «салафийя». Несмотря на десятилетия кровавого противостояния религиозных общин, сегодня там идет конструктивный диалог между салафитской общиной и Духовным управлением Дагестана.

Салафиты и суфии принимают совместные декларации, совместно готовят журналы и наполняют СМИ, проводят акции и так далее. К сожалению, в других республиках России, в том числе, в Татарстане, мы не видим такого конструктивного диалога между разными толками ислама.

Если же журналисты, упирают на то, что в Татарстане есть некое бандподполье, то очевидно, что в рамках российского законодательства никакого диалога с бандподпольем быть не может. Если в Татарстане есть вооруженное  бандподполье, которое совершает или уже совершило преступления, с ним должны разбираться силовики.

Но многие журналисты «бандподпольем» ошибочно или преднамеренно называют обычную мирную общину мусульман, которая исповедует собственную версию ислама. Однако позволять этой грубой ошибки журналистам ни в коем случае нельзя. Поскольку Конституция России дает гражданам страны на полную свободу совести и свободу вероисповедания.

Граждане России согласно Конституции могут верить во что угодно и совершать какие угодно религиозные обряды. По российским законам в нашей стране можно быть хоть суфием, хоть салафитом, хоть православным, хоть старообрядцем, хоть анархистом, хоть сатанистом.

Пока люди в своей душе верят, соблюдают свои обряды, никто на них не имеет права их преследовать, давить силовыми методами, устраивать информационную травлю, потому что это будет попранием законных прав граждан РФ.

Что же касается совершенного в Казани преступления, я убежден, что за ним НЕ стоит салафитская община республики, которая на каком-то подпольном собрании приняла решение о ликвидации муфтия Файзова и его заместителя Якупова. Я думаю, что там ситуация намного сложнее. Там явно замешаны криминальные интересы.

СМИ уже сообщают, что среди задержанных по делу об убийстве есть бизнесмены и даже председатель совета директоров компании компании, занимавшейся ранее организацией хаджа. Кроме того известно, что с момента прихода на пост муфтия Ильдус Файзов умудрился испортить отношения не только со многими имамами татарстанских мечетей, но и с бизнесменами, которые занимались организацией хаджа, и даже с татарстанской элитой.

При этом, если у муфтия возник глубокий конфликт с некоей частью бизнеса, соприкасающейся с криминальным миром, не исключаю, что организаторам преступления не сложно было найти исполнителей в среде верующих. Одного-двух таких можно найти в любой среде. Но это ни коим образом не значит, что за убийством стоит вся салафитская община Татарстана.

Считаю, что это преступление нужно рассматривать не как политическое, не как религиозное, а как чисто криминальное, как возвращение в Татарстан методов кровавых разборок 90-х годов. В 90-е Татарстан прославился на всю Россию своими криминальными войнами.

Теперь эти криминальные схемы всплывают то в одном, то в другом регионе России. Вспомним хотя бы печально известную Кущевку на Кубани, которая вновь напомнила нам о самых кошмарных и кровавых страницах 90-х годов.

Оттого убежден, что диалог между религиозными общинами Татарстана продолжать необходимо. Это жизненно важно для сохранения стабильности в регионе. Тем более, что салафитские общины являются для России такими же традиционными, как суфийские общины Кавказа или ханафитские общины Татарстана.

Салафитская версия ислама на территории, которая сегодня входит в Россию, была возрождена и обновлена еще XVII веке выдающимся мусульманским ученым Мухаммадом аль-Кудуки из Дагестана. А уже к Октябрьской революции салафиты и суфии, шафииты и ханафиты, кадимиты и джадиды вели конструктивные богословские дискуссии по всей России.

Автор: Руслан Курбанов, "Кавказская политика"

Комментарии 1