Среда обитания

Тенденция: кавказских эмигрантов выдают на расправу

Накануне Генпрокуратура Украины экстрадировала ингуша Тимура Тумгоева в Россию по запросу ФСБ. Спецслужбы России обвиняют Тумгоева в участии в НВФ в Сирии.

Об этом стало известно от представителей вайнахской диаспоры Украины. Как сообщил СМИ один из представителей диаспоры, отбытие Тимура Тумгоева произошло 12 сентября. Данная новость быстро разлетелась среди вайнахских диаспор Европы.

Тревожный сигнал

Тимур Тумгоев

На угрожающую тенденцию в работе европейских судов обратил внимание чеченский блогер из Польши Тумсо Абдурахманов, известный также под ником Tumso Abdurahmani. Как отметил на своей странице в Facebook Tumso Abdurahmani, экстрадиция Тимура Тумгоева Украиной произошла несмотря на решение Комитета по правам человека ООН по приостановке экстрадии Тумгоева. Сам Тумгоев прибыл в Украину из Турции в 2016-м году, в аэропорту Харькова он был задержан украинской погранслужбой. После задержания Тумгоев пытался получить статус беженца, но ему было отказано.

Просидев под экстрадиционным арестом до июня 2017-го года, Тумгоева уже хотели депортировать, но благодаря госпитализации из-за пореза вен и привлечения внимания к этой истории украинской общественностью, план по экстрадиции удалось отменить. После выхода на свободу в июле 2017-го, Тимур Тумгоев вступил в добровольческий батальон имени Шейха Мансура воюющий на стороне Украины в зоне АТО при 8-м отдельном добровольческом батальоне УДА "Аратта".

В стране победившего Майдана и пострадавшей от российской агрессии Тумгоев уже как свободный человек и участник АТО ввиду его уголовного преследования в России (гражданином которой он по-прежнему оставался) снова пытался получить статус беженца в 2017-м году, но безуспешно. В сентябре 2018-го Тумгоева с фронта вызвали в Харьков по миграционным делам, где он и был задержан сотрудниками СБУ в кафе в присутствии его сослуживцев.

Особенно интересна эта история смотрится на фоне неоднократных заявлений российской стороной о сотрудничестве украинских спецслужб с ИГИЛ*. По этой теме также вспоминается недавняя новость от российских спецслужб о задержании в Смоленской области завербованного СБУ ИГИЛовцем уроженца Дагестана гражданина России Меджида Магомедова, который якобы планировал серию терактов в ДНР с целью убийства местных лидеров.

Возникают вопросы и сомнения на счёт украинских спецслужб и верховной власти страны, которые с одной стороны никогда не упускают возможность напомнить о российской агрессии, а также о диверсионной работе её спецслужб, а с другой - выдают этой самой России по запросу её спецслужб действующего участника АТО. И тут уже даже не нужно никакого решения КПЧ ООН, чтобы соблюсти элементарные правила самоуважения и порядочности, что тоже было нарушено.

Игнорирование решений КПЧ ООН, как международного института уже не первый прецедент за этот год.

Аналогичный случай в юридической практике произошёл два месяца назад в Словакии, входящей в состав Европейского Союза. Министерство Юстиции центральноевропейской страны решило экстрадировать по запросу ФСБ и Интерпола МВД РФ в Россию 40-летнего Аслана Яндиева, подозреваемого в совершении и организации ряда терактов на территории России и как члена отряда Басаева. Сам Аслан Яндиев по национальности ингуш. Как и по Тимуру Тамгоеву, по уголовному делу Аслана Яндиева КПЧ ООН наложило вето на его экстрадицию в Россию.

Примечательно, что первая попытка Яндиева получить убежище была в далёком 2006-м году в той же Словакии. Вторая попытка получить убежище в Словакии была в 2011-м году. В том же году Яндиев был арестован словацкими властями для экстрадиции, но благодаря работе адвокатов и наличию вето от СПЧ ООН, решение об экстрадиции удавалось откладывать.

Примечательно, что прошло уже почти 2 месяца как Яндиева доставили в Москву 18 июля, но от ООН или ЕС не последовало никаких санкций в отношении Словакии, что, вероятно, дало украинским властям дополнительный повод дать "добро" на экстрадицию Тумгоева.

На данный момент ожидается экстрадиция в Россию ещё одного уроженца Северного Кавказа, чеченца Ахмеда Алтамирова, но уже из Боснии и Герцеговины. Поводом для экстрадиции служит всё то же "модное" против северокавказской части российских эмигрантов обвинение в терроризме. К его защите подключились представители чеченских диаспор в странах Европы, которые провели пикеты в Париже, Берлине и Стокгольме возле посольств Боснии и Герцеговины. Примечательно, что несмотря на многочисленность чеченской диаспоры в Европе, особенно в Германии и Франции, численность принявших участие в акциях протеста напротив посольств Боснии и Герцеговины суммарно по трём городам составила 20 человек, среди которых, к тому же, не все были чеченцами и даже выходцами Северного Кавказа.

Наиболее заметную гражданскую позицию в среде чеченской диаспоры Европы проявил руководитель шведской благотворительной ассоциации "Вайфонд" Мансур Садулаев, который с 6 сентября провёл 5-дневную сухую голодовку напротив посольства Боснии и Герцеговины, после чего был госпитализирован.

Молчаливый сговор

Мансур Садулаев на пикете в Стокгольме

Подобные случаи по экстрадиции уроженцев Северного Кавказа (в основном это чеченцы) по линии Интерпола по запросу МВД и ФСБ наблюдаются в Европе не первый год. Ещё в прошлом году власти Германии экстрадировали по прямому запросу российской стороны трёх представителей чеченской диаспоры.

При этом, далеко не всегда российской стороне удаётся доказать в судах европейских стран виновность северокавказских эмигрантов в террористической деятельности, после чего даже удаётся снять эмигрантов с розыска по линии Интерпола. Такие прецеденты говорят о том, что обвинения в террористической деятельности и Интерпол МВД РФ - лишь инструмент в руках России для репрессий против кавказских эмигрантов, уехавших из страны по общественно-политическим и религиозным причинам в поисках убежища и гарантий безопасности.

Примером тому служит и история чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, которого в России обвиняют в принадлежности к террористической организации "Исламское государство" и участии в вооружённом конфликте на территории Сирии. Но, находясь в Польше, Абдурахманову удалось доказать свою невиновность, после чего известного чеченского блогера сняли с розыска по линии Интерпола.

Другим положительным примером из судебной практики, но уже Германии, является дело семейной чеченской пары Аминат Окуевой и её мужа Зелимхана Байсангурова, которых также хотели экстрадировать по линии Интерпола, но доводы обвинителей были опрокинуты стороной защиты. После этого, немецкие власти даже предоставили чеченской чете убежище.

Но проблемы на Родине обычно ждут не только тех, кого экстрадируют по запросу российских силовиков. Проблемы наступают и для тех чеченцев, кому отказали в предоставлении убежища в странах Европы и депортируют обратно в Россию, где такие жители в лучшем случае оказываются под пристальным наблюдением местных силовых органов, ограничивающих их передвижение и возможность устроиться на работу, а в худшем - таким просто мстят пытками и уголовными делами.

Таким примером является дело Азамата Байдуева, который в 2007-м году уехал в Польшу, где получил политическое убежище, после чего переехал в Бельгию. В 2017-м году бельгийские правоохранительные органы заподозрили Байдуева в подготовке терактов. Подозрения в террористической деятельности Байдуева не подтвердились, но в апреле 2018-го его выслали обратно в Польшу. Уже в Польше Байдуева лишили статуса беженца, в конце августа Азамата депортировали в Россию.

По прибытию в Чечню Байдуева задержали. Поначалу правоохранительные органы Чечни не подтверждали информацию о задержании, которую опубликовал адвокат из Human Rights Analysis Center Ахмед Гисаев. Позднее МВД Чечни признали факт задержания и заявили, что Байдуеву предъявлено обвинение в участии в НВФ в Сирии (ст. 208 ч. 2 УК РФ).

Позже юрист назвал ситуацию с Байдуевым "сигналом" для чеченских беженцев проживающих в Европе.

«Нам [российские] власти показывают, что [беженцы] здесь не в безопасности, а в пределах досягаемости. Кремль продолжает терроризировать беженцев, которых невозможно было запугать. И, к великому сожалению, в этом им помогают европейские страны. Пособничество Кремлю выражается в том, что они могут легально использовать международные институты для борьбы с политической оппозицией», – сказал Current Time Ахмед Гисаев.

Известно, что правозащитные организации работающие в России в особенности на Северном Кавказе, ежегодно докладывают в международные органы по правам человека о продолжающейся репрессивной политике в отношении инакомыслящих, в особенности это касается уроженцев Северного Кавказа, которые чаще всего сталкиваются с обвинениями в экстремизме и террористической деятельности, а сами судебные дела по своей беспристрастности, как и доводы стороны обвинения, представляют собой очевидный трагифарс.

Матери похищенных на площади Махачкалы

Тем не менее, фемида европейских стран всё чаще оказывается слепа перед очевидной угрозой депортируемым на Родине за их желание получить базовые гарантии свободы и безопасности, которые в современной России приближаются к нулю.

И тут этому может быть два объяснения: либо европейские суды и правоохранительные органы удивительно наивные люди, как например боснийское правосудие, которое поверило в обещания росссийских представителей не пытать Ахмеда Алтамирова, либо, что наверное более вероятно и тем более тревожно, руководства европейских стран по линии своих спецслужб всё чаще практикуют сотрудничество со своими российскими коллегами.

* - организация запрещенная в ряде стран, в том числе в России.

Автор: Теймур Гаджиев
Комментарии 0