Политика

Потомки рабов в Мавритании начали кампанию за равенство

В Нуакшоте, столице Мавритании, в минувшие выходные была запущена кампания «Ана Хартани Мани Баррани» (смысловой перевод: «Я харатин, а не чужеземец»). Эта кампания (на фото ее лого) призывает к признанию прав потомков рабов (харатин), и к их включению в более широкое общество Мавритании. Несколько видеороликов снятых в рамках кампании и размещенных в Youtube, показывают интервью бывших черных рабов и их потомков.

Исторический опыт США и многих других стран показывает, что между отменой рабства, и принятием бывших рабов в качестве полноценных членов общества, особенно если эти рабы и их потомки принадлежат к другой этнической группе, может пройти очень долгое время. Мавритания здесь не стала исключением. Эта западноафриканская пустынная страна объявила незаконным рабство в 1981 году, став таким образом, последней страной в мире, отменившей рабство. Тем не менее, такая важная практика существовала в течение многих веков и существенно влияла на социальную иерархию страны, поэтому, ее последствия до сих пор чувствуются.

Харатин это чернокожие оседлые жители оазисов Сахары, живущие преимущественно в Марокко и Мавритании. В течение многих поколений харатин составляли большинство наследственного класса рабов. Многие современные харатин родились в рабстве и служили своим хозяевам в работе по дому или пасли животных в пустыне. В Мавритании харатин являются одной из самых больших этнических групп – около 40% населения.

Сегодня термин харатин используется для определения бывших рабов и потомков рабов. Члены сообщества, как правило, более темнокожие, чем другие мавританцы, но говорят на одном и том же диалекте арабского языка, известном как хассания.

Арабо-берберское население, также известное как бейдан или «белые мавры», обычно были рабовладельцами. Исторически сложилось так, что они занимали большинство позиций в политике, экономике и других сферах влияния в Мавритании.

По весьма консервативным оценкам, более одного процента населения Мавритании по-прежнему живет в какой-то форме рабства. Это означает, что около 43 000 человек в стране с населением около 4,3 миллиона являются рабами.

Правительство Мавритании оспаривает эти цифры, заявляя, что страна больше не является домом для рабства, но соглашается, что присутствуют «следы рабства», такие как нищета, социальная и экономическая изоляция и неравный доступ к образованию.

В 2007 владение рабами стало уголовным преступлением, а менее чем через десять лет, в 2015 году, правительство сделало его преступлением против человечности, наказуемым лишением свободы на срок до 20 лет.

Но до прошлой недели рабовладельцы в Мавритании получали минимальные приговоры и часто даже не подвергались уголовному преследованию. Правозащитные группы жаловались на отсутствие политической воли для фактического осуществления законов.

Однако 30 марта два рабовладельца были приговорены к 10 и 20 годам лишения свободы, соответственно, в прибрежном городе Нуадибу, сообщает Reuters. Это решение было воспринято правозащитниками как «большая победа» в продолжающемся аболиционистском движении.

Тем не менее, многие мавританцы относятся к харатин в духе Авраама Линкольна, который говорил, что не хотел бы иметь чернокожую служанку, но это не значит, что он хотел бы иметь чернокожую жену. Даже после отмены рабства большая часть мавританцев не готова принимать харатин как равноправных граждан. В результате, за последние годы в Мавритании набрало обороты движение за права харатин и за их включение в мавританское общество. И мы совершенно не случайно сравниваем случай Мавритании с США, так как движение харатин во многом вдохновляется именно примером афро-американского движения за свои права –Мартином Лютером Кингом, Малькольмом Х и другими иконами этого движения. Некоторые активисты движения и правозащитники попали в тюрьму из-за столкновения с правительством. В иных случаях движение носило анти-исламский характер: несколько лет назад сторонники аболиционизма устроили публичное сожжение книг по маликитскому фикху, потому что в них разъясняются правила покупки, продажи и содержания рабов.

Также в 2013 году активисты харатин создали «Манифест о правах харатин» - документ, который призывает к политическому, социальному и экономическому равенстве в стране. Впрочем, пионерами этого движения в Мавритании стали не сами харатин, а «белые мавры» с европейским образованием, добровольно отказавшиеся от своих рабов.

Активисты говорят, что особенной проблемой является доступ к образованию. У многих харатин даже нет документов, потому что они были привязаны к своим хозяевам, и никогда не получали документов при рождении. А без документов зачастую невозможно зачислить детей в школу.

Активисты харатин заявляют, что мечтают о единой Мавритании, где все люди будут жить в равенстве и справедливости. Но пока что для этого им предстоит еще очень большая работа.

Автор: Якуб Хаджич
Комментарии 0