Общество

Из архива 2007 г.: Запрет Нурси - тревожный звонок для всех верующих, даже для православных. Интервью с д-ром Али Полосиным

О том, как начался "фестиваль запретов" и как открылась широкая возможность для массовых запретов исламских книг 5-6 лет назад, о чем упоминал недавно муфтий Р. Гайнутдин.

_________________________________________

В редакцию поступил текст Решения Коптевского суда по книгам Саида Нурси. Сейчас, после публикации полного текста определения суда, снята секретность с фамилий экспертов, которых прокуратура и суд привлекали для процесса, и частично изложена их принципиальная позиция. Мы попросили прокомментировать этот документ д-ра Али Вячеслава Полосина, который на первом этапе закрытых слушаний принимал участие в процессе как представитель третьей стороны – Совета муфтиев России и наряду с адвокатом Сергеем Сычевым участвовал в полемике с экспертами прокуратуры и суда.

- Как Вы восприняли решение Коптевского суда Москвы посчитать книги Саида Нурси экстремистскими?

Суд изначально не ставил своей целью установить истину, для чего, собственно, он и создан. Чтобы установить истину о воздействии религиозных книг на читателя, необходимо знать позицию религиоведов – пусть светских, неверующих, но специалистов в своем деле. А судья категорически отказался от приглашения исламоведов на всех стадиях процесса!

Когда психолог Д.Леонтьев говорит, что книги призывают к ненависти и вражде только потому, что там часто употребляется слово "джихад", то какая же это экспертиза?! Хорошо, я могу согласиться с экспертами-лингвистами, что С.Нурси акцентирует внимание на необходимости борьбы с неверием, но ведь из этого не следует, что с ним нужно бороться физически, политически, юридически! – Это духовная борьба, ведущаяся в сознании верующего. Как вообще без исламоведа можно истолковать слово "джихад", которое буквально с арабского переводится как "усердие"?

И в Коране, и в богословской литературе слово "джихад" означает внутреннюю борьбу, "духовное делание", исправление внутреннего мира в сторону нравственности. Да, при этом есть и понятие "джихада" как войны, но тогда либо это слово должно дополняться определением "джихад меча", либо по контексту оно должно относиться к военным действиям. Так вот, на суде эксперт-психолог Леонтьев заявил, что в русском обиходе за словом "джихад" укрепилось понятие "войны с неверными", поэтому-де книги Нурси и являются экстремистскими, что обыватель, прочитав там несколько раз слово "джихад", может вознамериться кого-нибудь убить!

Ясное дело, у экспертов обвиняющей стороны не нашлось ответа на мое возражение, что переводчики книг Нурси на русский язык и читатели-мусульмане как раз-таки знают подлинный смысл слова "джихад", в том числе и благодаря изучению книг гуманиста Саида Нурси, и для них оно означает "усердие на пути примирения людей с Богом и друг с другом".

Привлечение таких "экспертов" к суду над богословской литературой напоминает мне собрания трудовых коллективов рабочих и колхозников в 1930 – 1950-ых годах, когда на этих собраниях осуждался, например, профессор, автор трехтомной Истории мировой философии "за неправильную трактовку Гегеля". И никакие докторские степени психологов, психиатров и лингвистов тут не помогут: в значении религиозной терминологии они разбираются ничуть не лучше колхозников сталинской эпохи.

- Не складывается ли у Вас впечатление, что в стране началось "закручивание гаек", в первую очередь – в отношении мусульман, а затем последует очередь других религий, причем в последнюю очередь дело дойдет и до Православной церкви?

Думаю, что устроители этого суда над философом и богословом Саидом Нурси не подумали не только о Конституции России и о правах своих соотечественников, но и о самой России, о ее престиже во всем мире. Если дело дойдет до Европейского Суда, авторитету нашей Родины будет нанесен большой урон, решение будет однозначно не в пользу нашего правосудия, будут штрафы на российских налогоплательщиков, а затем будет бум популярности на новые издания Саида Нурси. Так что главным пиарщиком Нурси станет судья Коптевского суда и те, кто его вдохновлял, если они были.

Кроме того, я вижу здесь признаки политического заговора против политики Президента страны В.Путина, направленной на сближение России с исламским миром. Не случайно ведь, что мишенью избран турецкий автор – Организация Исламская конференция сегодня возглавляется гражданином Турции, и от ее экспертов в суд было прислано позитивное заключение о книгах Нурси.

В целом это тревожный звонок для всех верующих, даже для православных. В исковом заявлении прокурор Татарстана ясно обозначил атеистические позиции, с которых он оценил книги Нурси. В заключении Совета муфтиев России это было выявлено, приведены параллельные, идентичные по смыслу места из Библии, тем не менее обвиняющая сторона настояла на своих оценках. Впервые после образования Российской Федерации суд в принципе поддержал атеистическое отношение к религии и уж точно впервые занялся анализом священных текстов, заведомо игнорируя ученых-исламоведов.

При коммунистах изучением и критикой текстов занимались все-таки ученые-атеисты, но они не запрещали, а только критиковали. А запрещали власти, которые не исследовали богословскую терминологию. Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги чинить – пирожник...

В целом же, это первый символический признак тенденции постепенного возврата к средневековью, к инквизиции – ибо она как раз и занималась исследованием не посюсторонних реальностей в ракурсе земного закона, а отношением человека с потусторонней реальностью, причем действия из другого мира истрактовывались не по доказуемым фактам, а по субъективному разумению следствия.

- Почему суд проигнорировал все документы правозащитников, международных организаций, российских муфтиятов и поверил на слово нескольким психологам, психиатру и лингвистам?

Замечу, что большинство экспертов со стороны обвинения, в чем можно убедиться документально, и не дали заключения, что книги С.Нурси содержат признаки экстремизма. Они написали уклончиво: "могут содержаться". А что значит "могут"? Могут содержаться, а могут и не содержаться! Как может судья на основе такого неопределенного мнения, по сути отсутствия четкого мнения, выносить решение?

Всего несколько психологов твердо сказали, что "содержатся", причем только в двух - трех книгах. А запретили 14. Вдумайтесь: суд признал экстремистскими и запретил 11 или 12 книг, в которых ни один эксперт даже со стороны обвинения не нашел ни одного признака экстремизма!!

Когда я задавал вопрос прокурору, почему предлагается запретить сразу 14 книг, то был ответ: их следует рассматривать в комплексе, как единый свод "иррационального воздействия на личность". Странный аргумент! В такой свод можно тогда вообще что угодно добавить – это полный субъективный волюнтаризм прокуратуры. Учитывая позицию муфтиятов России, можно добавить туда и все издания российских муфтиятов. Признаков экстремизма даже самые тенденциозные эксперты обвинения не находят, а книга запрещается...

- Почему суд проигнорировал позицию Совета муфтиев России?

Думаю, что решение было предопределено с начала, это стало ясно с момента, когда все заседания были объявлены закрытыми, как будто слушалось дело о разглашении государственных тайн. Тем не менее Совет муфтиев России занял принципиальную позицию в этом вопросе: было подготовлено солидное заключение, Председатель Совета Р.Гайнутдин обращался с письмом к главе государства, озвучивал позицию в интервью.

Но судья полностью проигнорировал и в процессе, и в тексте решения суда, главные пункты аргументации СМР: в книгах Нурси речь идет о религиозном превосходстве в ракурсе посмертного воздаяния, что присуще всем религиям, но не идет речи о превосходстве или неполноценности граждан в земном государстве по признаку отношения к религии. Ни одного доказательства, где говорилось бы о призыве Нурси ущемить в земных гражданских правах хоть одного иноверца, не представлено! Все решение построено на этой подмене богословских понятий уголовно-правовыми, имеющими совершенно другой смысл, о чем жирным шрифтом указано в нашем Заключении. Но в итоговом решении об этой главной позиции СМР – ни слова.

Второй пункт позиции СМР. Психологи и лингвисты, выявляя эмоциональные повторы, формирующие определенное негативистское настроение к неверию в Бога, без религиоведческой экспертизы вообще не в состоянии оценить степень потенциальной и реальной угрозы от конкретных религиозных текстов. Если кто-то очень не любит читать Льва Толстого и настраивает против его трудов друзей и родственников, то из этого факта еще не следует, что он призывает их пойти сжечь государственную библиотеку или музей Толстого!

Для утверждения последнего нужны факты призывов или подстрекательства к конкретным противозаконным действиям. Где такие призывы и подстрекательства со стороны Нурси? Их не представлено вообще – ни одного, ни одним экспертом.

- В прессе промелькнуло сообщение, что прокуратура довольна решением Коптевского суда потому, что теперь ей будет легче бороться с пантюркистской сектой "Нурджалар", которая пустила в России свои корни.

Честно говоря, не могу понять, как можно связывать такие вещи. Выступая в суде в свое время, я сказал, что в Совете муфтиев России не имели дел с подобной сектой и не знают о ее существовании в России. В Минюсте она не зарегистрирована.

Если есть такая секта, и она нарушает законы России, пусть с ней и разбираются правоохранительные органы. Я лично никаких симпатий к этой секте не испытываю и ее не защищаю, но при чем тут труды Саида Нурси, который умер полвека назад?

Оттого, что продолжателем его линии считают Ф.Гюллена, живущего в США, который как будто и направляет деятельность "Нурджалар", ровным счетом ничего не следует в отношении книг, написанных покойным автором в 20 – 30 годах прошлого столетия в Турции. Это тоже самое, как сейчас, когда в СМИ активно осуждаются вожди российской партии большевиков за использование немецких денег для революции и за массовые расстрелы инакомыслящих, попробовать запретить судом труды классика немецкой философии Людвига Фейербаха, потому что через сотню лет после его смерти некто Ульянов-Ленин использовал цитаты из него в полемике с философским идеализмом. – Давайте отделять мух от котлет!

Кстати, Фейрбах тоже всех делил на верующих и неверующих, но отдавал предпочтение неверующим. А Гегель так и вовсе "борьбу противоположностей" как основу диалектики придумал – может, наши психологи и психиатры напишут заключение: экстремист, противопоставляет "мы" и "они"?.. – Логика абсолютно та же.

Полагаю, что сотрудники ФСБ и МВД, следователи прокуратуры имеют достаточно высокий профессиональный уровень, чтобы найти нарушителей закона, подстрекателей к терроризму и самих террористов без попытки вмешательства Коптевского суда в потустороннюю сферу, без "охоты на ведьм".

Не будут террористы собираться в кружки по изучению книг либерального философа и богослова С.Нурси – это, большей частью, немолодые женщины из Поволжья. Если есть какая-то законспирированная секта, направляемая из-за рубежа, то найти ее легче, когда все легально и прозрачно, а не когда даже пережившие ужас советского атеизма татарские бабушки вынуждены будут скрываться в подполье, чтобы почитать или послушать (глаза-то уже плохо видят!) либерально-гуманистические комментарии к священному Корану Саида Нурси. Не могу понять, чем запрет невинных книг поможет ловить шпионов?

Комментарии 2