Среда обитания

Почему все исходящее от мусульман интерпретируется как угроза?

Апелляционная жалоба на решение Ленинского районного суда города Оренбурга, которым признаны противоправными 65 исламских книг, до сих пор не рассмотрена. На тот случай, если суд не удовлетворит жалобу и оставит решение о запрете исламской библиотеки в силе, издательство переиздаст труды богословов. Тем временем представители официального мусульманского духовенства претендуют на роль новых цензоров.
 
 

Жалобу издатели подали еще 18 июня. Оренбургский областной суд жалобу получил, но пока на нее никак не отреагировал. Однако издатели надеются, что решение все же будет отменено по закону.

«Если совсем не станут топтать закон, то решение отменят. Именно такого решения я жду. Но еще больше я жду, что мусульмане наконец проснутся и начнут защищать свои права», – говорит заявитель жалобы книгоиздатель Асламбек Эжаев.

Дело оренбургского суда вел один из немногих мусульманских адвокатов и правозащитников Рустем Валилуллин, трагически погибший в конце июня. Кто сможет вести это дело теперь, Эжаев ответить затруднился.

«Почему-то все считают, что это дело издателя, а я думаю, что это дело читателей. Их права нарушают. Мы, конечно, сможем переиздать эти книги в новой редакции, но сколько мусульмане будут терпеть нарушение их прав? К нам относятся так, как мы того заслуживаем», – говорит Эжаев.

Между тем, Совет муфтиев России выразил протест против решения районного суда Оренбурга. Однако, судя по высказываниям некоторых представителей муфтията, это вполне может объясняться желанием «вести дела самостоятельно».

Так первый заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтий Москвы и Центрального региона Альбир Крганов в интервью «Независимой газете» заявил, что от представителей муфтията в Оренбургский суд было направлено ходатайство, которое, однако, касается не всего списка из 65-ти книг, а только нескольких сочинений.

Вместе с тем, Альбир Крганов подчеркивает – верующие должны понимать, что «за последние годы подменяются понятия в религиозных книгах и это используется разными радикалами в своих целях, чтобы вербовать в свои ряды людей».

«Проблема с толкованиями и переводами есть. Вроде бы книга хорошая, но какой-нибудь хадис или изречение специально путается. Соответственно, речь идет также о качестве и соответствии переводов исламских книг оригиналам», – говорит Крганов.

Итак, из шестидесяти пяти книг муфтият выбрал только три, одна из которых принадлежит перу имаму московской Мемориальной мечети Шамилю Аляутдинову. Запрет остальных 62-х книг, российских муфтиев, вроде как не смутил.

«Муфтии просто обижаются, что им не дали функции экспертов, чтобы они сами могли решать, что экстремистское, а что нет. На мой же взгляд, вообще никаких запретов быть не должно. Это просто цензура и это противоречит Конституции. Наказывать надо за дела, а не за идеи», – заявляет на это Асламбек Эжаев.

Процессы над книгами продолжаются и тогда, когда за дело берется мусульманское духовенство. Так в Дагестане и Татарстане в разные годы были запрещены к распространению книги «конкурирующего» религиозного течения.

На тот случай, если суд не удовлетворит жалобу и оставит решение о запрете 65 исламских книг в силе, издательство, по словам Эжаева, будет реагировать обычным образом – переиздаст.

«Если мы считаем, что эти книги нужные и полезные для мусульман, мы будем их издавать», – говорит издатель.

Он отмечает, что это далеко не первый случай. Можно вспомнить случай с запретом «Личности мусульманина». Но так как запрет распространяется на конкретное издание, ее смогли издать в новом переработанном и дополненном виде.

В Федеральном списке экстремистских материалов пока 1271 пунктов. В «экстремистские» списки нередко попадает религиозная литература (и чаще всего страдают именно книги по исламу), что, по мнению экспертов, совершенно незаконно.

«Запрещая религиозную литературу, так называемые экспертные группы, которые зачастую набираются из непрофессионалов, исходят из того, что в них говорится о преимуществе определенной религии перед другими. Это глупость. Любая религия считает себя самой правильной, и любой последователь считает, что он нашел истину, – говорит адвокат, член Экспертного совета Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Владимир Ряховский. – Так можно абсолютно любую религиозную литературу признать экстремистской – Библию, Коран. Запрещать книги на основании пропаганды религиозного превосходства – это просто непрофессионально»

Однако в случае «списка 65-ти книг» экспертизы не было даже непрофессиональной. Следователи сочли достаточным взять вывод из экспертизы другого уголовного дела, которое проводил православный священник Юрий Максимов. Кстати, сам Максимов отреагировал на это «заимствование» возмущенно, заявив, что в его экспертизе не было отрицательных характеристик, а в выводе он только указал, что, по его мнению, эти книги могут относиться к литературе международного движения «Нурджулар», признанной в 2008 году Верховным судом РФ экстремистской.

«По этому делу я могу сказать, что это просто пародия, а не суд. Участвовал прокурор, судья и секретарь. Разве этого достаточно, чтобы исследовать всю эту литературу, все 65 книг? Да они их наверняка даже не открывали. А выносить решение на основании экспертного заключения, без фактических доказательств, просто незаконно, – отметил Ряховский. – Нужно обжаловать это решение, поскольку дело рассматривалось без извещения заинтересованных сторон, и добиваться его пересмотра».

Автор: Юлия Ахмедова, "Слово без границ"

Комментарии 2