Просвещение

Пан Бог, і Мухамад – Пасол Божы. Семь столетий Ислама в Беларуси

Эту историю не помнит уже почти никто. А поэтому и всех занимающихся изучением исламской культуры Беларуси можно пересчитать по пальцам. Сталкиваться им приходится не только с забвением обывателей, но и с государственной политикой построения православной страны. Редкие фундаментальные исследования о белорусской мусульманской культуре выходят незамеченными в Цюрихе, Базеле, Варшаве…

Сегодня мы слышим о проблематичности присутствия мусульман в Европе. Сколь лицемерно рассуждать об этом, пренебрегая тем фактом, что даже после падения Гранады развивалась исламская цивилизация Балканского полуострова, а в центре Европы веками существовала еще одна исламская культура – Великого Княжества Литовского, или, проще говоря, Беларуси. Многим она известна как «литовско-татарская».
 
Мусульмане в Беларуси, до начала ХХ века называвшей себя «Литвой», появились в далеком XIV столетии. Вроде ничем не примечательный факт, но в европейском контексте приход Ислама в Беларусь по своему размаху сопоставим лишь с Боснией. Сопоставим, но в то же время уникален.

Дело в том, что появление достаточно многочисленного мусульманского населения не только не вызвало здесь практически никакой враждебности со стороны немусульман – новая крупная религиозная группа органично влилась как в политическую структуру Великого Княжества Литовского (ВКЛ), мультиэтнического государства, где доминировал белорусский элемент, так и в белорусскую культуру.

Потомков коренного мусульманского населения Беларуси называют «татарами» (ученые склонны прибавлять к этому слову прилагательные «литовские», «белорусские» и т.д.). Это удобно, поскольку позволяет крайне малочисленному сейчас мусульманскому меньшинству надеяться на поддержку – моральную и материальную – со стороны Татарстана или крымских татар. Властям Беларуси это позволяет избавиться от упоминаний о другой, нехристианской, культуре.

Тем не менее коренное мусульманское население Беларуси невозможно обоснованно причислить к выходцам не только из татар (волжских или крымских, или еще каких-либо), но и вообще из какого-либо конкретного народа. Оно складывалось на протяжении нескольких веков из переселенцев, приходивших в Белоруссию с самых разных земель.

Исследования, проведенные Зайончковским и Дубинским, показали наличие в культуре мусульман ВКЛ двух значительных слоев – более древнего, восточно­тюркского (староуйгурского), и более позднего, южнотюркского (османскотурецкого). Иначе говоря, первоначально (в XIV-XV веках) на мусульманскую культуру Беларуси оказали культурное воздействие Средняя Азия и Золотая Орда, а позднее (в XVI-XVII веках) – Османская империя.

Швейцарский ученый Поль Сутер отмечает, что «литовские татары формировались из осколочных групп (Splittergruppen), происхождение которых было связано с отдаленными областями Золотой Орды, Центральной Азии, а также Крыма». Термин «литовские татары» является своего рода условным обозначением, ставшим традиционным самоназванием этой группы. Безусловно, первоначально это был конгломерат из представителей различных, но в основном тюркских этнических групп, однако говорить о них, как о чьей-либо диаспоре (что пытаются делать некоторые общественные деятели), мягко говоря, необоснованно.

И не только лишь в силу неясного этногенеза, но и в связи с их ролью и положением в истории Беларуси, что ничем не отличается от роли белорусов-­католиков, протестантов или православных.

Дело в том, что из-за своей разнородности мусульмане-переселенцы изначально не смогли сформировать отдельную группу и обособиться, а влились в общественную жизнь, смешиваясь с местным населением и испытывая на себе влияние окружающей культуры.
 
Единственным отличием была и остается вера и обрядность, но никак не этническое и лингвистическое. Поэтому мы можем смело говорить о коренном мусульманском населении Беларуси. Причем сюда следует относить и тех «литовских татар», которые проживают в современных Польше и Литве, поскольку они являются жителями этнических белорусских территорий, переданных этим странам в 1939 и 1945 годах.

Впрочем одно коренное отличие былo – профессиональное. Занимаясь ремеслами и огородничеством, мусульмане Беларуси (тогда ВКЛ) особой славы добились в воинском деле. Уже в 1319 году крестоносцы, изгнанные из Палестины в Восточную Европу, неожиданно столкнулись в передовых порядках великого князя Гедимина с «татарскими» отрядами.

В дальнейшем великие князья-христиане приглашали или же приводили насильственно и селили их вокруг своей столицы Вильна, дабы защититься не только от немцев, а позже – Москвы, но и от налетов крымских ханов. Даже сегодня на подробной карте Беларуси легко можно определить эту мусульманскую «защитную» полосу по топонимике, по отличию внешнего вида местного населения.

Мусульмане с задачей охраны рубежей справлялись, и Великое Княжество развивалось от Балтийского до Черного моря. В период расцвета этого государства в XVI-XVII веках количество «татар», по минимальным подсчетам, составляло от 50 до 60 тысяч человек, в стране существовали десятки мечетей.

Но после начала жесткого противостояния с Москвой резко сократилась и численность мусульманского населения, и количество мечетей. Так, например, только в результате войны 1654­-1667 годов московскими и шведскими войсками и их союзниками было уничтожено более половины всего населения ВКЛ.


Количество мусульманского населения Беларуси сократилось еще больше, по мнению польского исследователя Дзядулевича, – вчетверо (в силу своей «милитаристской» профессиональной специализации они гибли первыми). Древнее белорусское государство устояло в той войне, но мусульманское население выполнило свой долг очень дорогой ценой и уже не смогло возродиться.

В то же время в княжестве усилилась католическая церковь, и мусульмане, как и все некатолики, столкнулись с растущей дискриминацией, а к потерям, связанным с войнами, добавилась эмиграция. Но оставшиеся на родине мусульмане разделили судьбу всего белорусского народа и усердно сопротивлялись амбициям Российской империи в 1794, 1812, 1831 и 1863 годах. Борьба заканчивалась поражением, что отрицательно сказывалось на положении и численности «татарского» населения в те времена.

Но здесь мы имеем дело как раз с тем случаем, когда цифры вводят в заблуждение и ни о чем не свидетельствуют. Мусульмане Беларуси, бесспорно, внесли фундаментальный вклад в развитие национальной культуры, который останется на века, несмотря ни на какие обстоятельства. Подтверждением этому служит следующее.
 
Мусульманское население первым из других конфессиональных групп создало на основе арабской графики оригинальный алфавит, приспособленный для записи звуков белорусского языка, который в определенных моментах по точности передачи звуков превосходит два других белорусских алфавита – кириллицу и латиницу – даже в их современной форме. На мусульманских текстах ученые могут воссоздать белорусскую речь минувших столетий точнее, чем на каких-либо других. Мусульманами написаны тысячи книг, прежде всего, религиозного, но не только, содержания – так называемых китабов.

Мусульманская культура Беларуси в период до ХХ столетия демонстрирует наибольшую (и не прерывавшуюся на протяжении веков) традицию белорусскоязычной религиозной литературы по сравнению со всеми иными конфессиями. Лишь в последние десятилетия католическая и протестантская литература превысила по своему объему то, что веками создавалось мусульманами.

Священный Коран с поистине удивительной аккуратностью был переведен на белорусский язык еще несколько веков назад, и белорусский язык является одним из первых живых европейских языков, на которые переводился Коран. В то же время христианская Беларусь получила первый полный текст Библии на родном языке лишь во второй половине ХХ века.

Мусульманское население, единственное из всего населения края, непрерывно поддерживало традицию белорусскоязычного книгописания до начала ХХ века. Только о мусульманах можно с уверенностью сказать, что они хранили, писали и тиражировали книги на белорусском языке даже в самые темные для белорусской культуры века.

Ведь за все XVIII и XIX столетия, согласно школьным учебникам и энциклопедиям, по-белорусски написаны считанные страницы текстов. Неужели белорусский народ на 200 лет отложил в сторону перо?

Но нет – эти два века могут полностью заполнить книги мусульман, написанные по-белорусски. Могут, но не заполняют. О них просто молчат либо относят в разряд забавных курьезов.

Да и как говорить, если написаны книги вязью, а значит доступны лишь считанным людям (сами «татары» уже утратили умение читать эти книги). А потому еще много предстоит сделать, чтобы, ин ша Аллах, белорусские мусульмане заняли свое почетное место в жизни страны. Ведь их вклад в белорусскую культуру несоизмеримо больше, чем экзотические зрелища вроде обрядов «вызывания дождя», о которых, к примеру, писал журнал мусульманского религиозного объединения «Байрам».

Помимо этого, вклад белорусских мусульман в культуру страны важен в контексте всей Европы. Ведь только в Беларуси и Боснии мы имеем дело с успешно развивавшейся многовековой европейской мусульманской традицией.

И Беларусь в этом смысле особенно интересна, ибо если в Боснии распространение Ислама было связано с экспансией Османской Империи, то в Беларусь Ислам пришел органично и сам по себе. Да, не устоял, но не устояло тогда все Великое Княжество и белорусская культура.

Восстанет ли из руин? Наверное, только вместе с этой культурой. Аутентичная белорусская культура не может быть полноценной без Ислама, как она не будет полноценной без католицизма, протестантизма или православия. Это будет уже не белорусская культура.

Ведь не даром веками звучала в белорусских замках и фольварках шахада «Нямаш іншага, толькі адзіны Пан Бог, і Мухамад – Пасол Божы»… И не даром ждут своего часа тысячи книг-китабов – голосов из прошлого, из мусульманской Беларуси…

Вильно, Литва
Сяржук Богдан

Р.S. Сколько мусульман сегодня в Беларуси?

По оценкам специалистов Комитета по делам религий и национальностей при правительстве Беларуси, «потенциальная база развития мусульманской общины страны – от 28 до 35 тыс. человек». В это число входят лица, указавшие во время переписи населения 1999 года свою принадлежность к национальностям, традиционно исповедующим Ислам.

В Беларуси зарегистрировано около 30 мусульманских религиозных организаций, треть из которых имеет культовое здание (мечеть или молельный дом). В стране действуют два духовных управления мусульман.
Автор: Журнал «Минарет»

Комментарии 1