Общество

Два взгляда на одну проблему

1-й взгляд
«В связи с появлением информации о запрете 65 авторитетнейших для мусульман теологических направлений литературы и последовавшей бурей негодования мусульман нашей страны, которые через интернет обратились с призывом собрать подписи и подать заявление протеста против решения Оренбургского суда, возникает масса вопросов. Ну во-первых, если решение суда было принято 26 марта 2012 года, то почему мы об этом узнаем в конце июня 2012 года? Был ли в составе так называемой экспертной комиссии по запрету теологической литературы эксперт-мусульманин? Во-вторых, заинтересовало Обращение исламской общественности к имамам мусульман России, в котором призывается объявить акцию протеста мусульман России против политики государственной исламофобии. Но почему данная инициатива не исходила от самих ученых? И будут ли эти самые ученые объявлять «общенациональную кампанию протеста мусульман»? В-третьих, одним из пунктов просьбы к религиозным авторитетам является обращение к руководству Московской Патриархии Русской Православной Церкви с просьбой «поддержать справедливые требования мусульман». Тем не менее администрация президента России быстро откликнулась (в течение одного дня!) на письмо мусульманской молодежи, в котором сообщалось о необоснованности запрета книг в Оренбурге. В аппарате руководства страны предложили молодым мусульманам обжаловать это решение в соответствующую судебную инстанцию. Оперативность администрации президента поражает, но, может быть, все вышеперечисленное было запланировано? Тогда, вероятно, решен и исход этого дела…

Итак, новый виток исламофобии. Однозначно. Только вот каждый виток становится все более и более изощренным. И сколько еще этих витков будет? Во всяком случае решение Оренбургского суда вызвало взрыв негодования у российских мусульман. Один пользователь интернет-ресурса сказал так: «Наконец-то мусульмане стали понимать, что еще чуть-чуть и запретят Коран! Хватит ждать, что кто-то приедет и защитит права мусульман. Надо самим себя защищать!».

С уважением, Муслим».

2-й взгляд
«Никто не откажется от тех шедевров исламского богословия, которые запретил суд в Оренбурге! Просто у мусульман России появится неприятный осадок от того, что теперь можно будет легко посадить каждого из них, у кого обнаружат эти книги. Тем более на Кавказе. Здесь никто не будет обращать внимание на запрет оренбургского судьи. Эти книги как читали, так и будут читать. И если на Кавказе и до этого было некое пренебрежительное отношение к общероссийским законам, то теперь оно, без сомнения, только усилится. Неужели этого не понимают российские власти? Такие решения ведут страну к развалу, к еще большей потери идентичности. Как можно запрещать книги великих шафиитских ученых имамов Газали и Навави, по которым сотни лет учатся не только мусульмане Кавказа, но и всего мира? Что скажут президенты Дагестана, Чечни и Ингушетии, когда их народ спросит, почему нельзя читать Газали и Навави? Что они будут отвечать, как они будут после этого лояльны к российской власти? Оренбургский судья или не понимает всю нелепость своего решения, или за ним действительно стоят высшие силы, которым не нравятся мусульмане. Почему государство вмешивается в религиозную и частную жизнь граждан, определяет, какие книги мусульманам можно читать, а какие нельзя? Ведь даже в Конституции РФ, в статье 28, сказано: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Безусловно, государство должно отсеивать определенную сектантскую литературу и литературу, которая призывает к свержению конституционных основ государства, но и это должно решаться учеными-мусульманами. Это должно быть коллективное решение с четкой доказательной базой. Сегодня же мы увидели беспрецедентный случай, когда судья запретил исламские книги, опираясь на доводы людей, совершенно не знающих ни шариата, ни даже элементарных азов арабского языка! Интересно, какая будет реакция Православной Церкви, если суд одного из аулов Дагестана запретит популярные православные книги?»

Ф. Амирхан

Автор: "Новое дело", Дагестан

Комментарии 2