Экономика

Как “Братья-Мусульмане” спасут экономику Египта

“Экономическая неопределенность, маргинализация, являются корнем всех бед, корнем “Арабской Весны”. Мы изучили дело Мухаммеда Буазизи, уличного торговца в Тунисе, который поджог себя 17 декабря 2010 года. После этого начался мятеж в арабских странах. У Мухаммеда не было политических или религиозных мотивов, он впал в отчаяние из-за экономической дискриминации, лишением прав.  Согласно нашим расчетам, 290 миллионов человек в арабском мире живут в таких же условиях, как Буазизи. Значит, это он вдохновил мятеж, люди идентифицируют себя с его возмущением. Революция не остановится, пока не будет дан ответ на этот коренной вопрос”.

Ниже приводится текст интервью перуанского экономиста Эрнандо де Сото итальянской газете La Stampa 29 июня 2012 года.

Интервью называется “Братья-Мусульмане” превратят Египет в богатую страну”.

Эрнандо де Сото, основатель Института Свободы и Демократии, не страдает от неуверенности в себе. “Братья-Мусульмане” наняли его для осуществления амбициозной программы легализации собственности и теневой экономики. Де Сото считает, что это может стать поворотным моментом в истории всего Ближнего Востока.

Он говорит: “”Арабская Весна” родилась из-за экономической дискриминации. Если наш план осуществится, мы не только возродим египетскую экономику, но мы сумеем решить проблему, ставшую причиной “Арабской Весны”, сумеем открыть дверь социальному миру и стабильности во всем регионе.

Как вы вышли на связь с “Братьями”?

“Я сам напросился. Я делал исследование для предыдущего правительства, но оно не стало осуществлять предложенных реформ. “Братья” сочли мои планы интересными, я узнал об этом, и связался с ними”.

Кого вы увидели первым?

Хайрата э-Шатера, заместителя духовного лидера “Братьев”. Для меня это было большим сюрпризом.

Не боитесь ли вы работать с движением, известным своей нетерпимостью и стремлением создать исламское государство?

“Я технарь, пытаюсь рационально решить практическую проблему. Их подход – очень профессиональный, не идеологический. Все люди, с которыми я общался – бизнесмены, очень хорошо обучены, все получили образование за рубежом. Их интересует только одно: сухие факты, статистика, доказывающая эффективность моих предложений возрождения экономики и бедных классов, вовлечения их в производственный процесс”.

Что вы советуете?

“По нашим оценкам, объем неформальной экономики в Египте, только в строительном секторе, превышает 360 миллиардов долларов. Это – в шесть раз больше прямых вложений, сделанных в экономику страны со времен Наполеона. Эти деньги принадлежат бедным, но формально не существуют. Это собственность, которая может быть использована для получения кредитов и раскрутки бизнеса, но никто не может ею пользоваться, поскольку в 92% случаев она попросту не зарегистрирована. Мы намерены все это зарегистрировать, и, тем самым, вывести из тени – на рынок.

Какие это создаст преимущества?

“Миллионы бедных людей сейчас не имеют мобильного капитала на руках. После регистрации правительство может предоставить им электричество, воду – любые необходимые услуги для компании. Таким образом, кроме решения экономической проблемы, мы создаем социальную гармонию”.

Почему?

“Экономическая неопределенность, маргинализация, являются корнем всех бед, корнем “Арабской Весны”. Мы изучили дело Мухаммеда Буазизи, уличного торговца в Тунисе, который поджог себя 17 декабря 2010 года. После этого начался мятеж в арабских странах. У Мухаммеда не было политических или религиозных мотивов, он впал в отчаяние из-за экономической дискриминации, лишением прав. В нашем исследовании, которое еще не опубликовано, мы установили, что по всему арабскому миру произошло 49 подобных самоубийств. Эти люди, жертвуя собой, не пытались выразить некое религиозное кредо. Они оплакивали свою разрушенную жизнь, отвращение, которое общество испытывает по отношению к ним. Согласно нашим расчетам, 290 миллионов человек в арабском мире живут в таких же условиях, как Буазизи. Значит, это он вдохновил мятеж, люди идентифицируют себя с его возмущением. Революция не остановится, пока не будет дан ответ на этот коренной вопрос”.

И революция пытается?

“Западные представители не понимают: На встрече в Довиле они одобрили обычный пакет помощи. Арабам, однако, необходимо, освободить себя и построить собственное независимое будущее. К счастью, Тунис, Алжир и Ливия попросили нас сделать ту же работу, что мы уже начали делать в Египте”.

Что будет с молодежью площади аль-Тахрир, проигравшей на выборах?

“Они образованны и интеллигентны. Если экономика станет более свободной, они – первые, кто от этого выиграет”.

Какой следующий операционный шаг?

“”Братья-Мусульмане” призвали нас , когда у нас было большинство в парламенте. Сейчас нам необходимо приспособиться к новой ситуации, к ситуации с президентом. Но мы уже на местах, готовы к работе: Народ ждет реформ”.

Эрнандо де Сото – потомок знатной перуанской семьи, родился в 1941 году. После путча 1948 года его семья перебралась в Европу. Де Сото получил экономическое образование в Институте Международных Исследований в Женеве. Его младший брат, Альваро де Сото, известен тем, что был заместителем Генерального секретаря ООН.

Де Сото вернулся в Перу в возрасте 38 лет богатым и достаточно известным человеком. Он основал Институт Свободы и Демократии. Он сформулировал и провел одну из самых значительных реформ перуанской экономики в период президентства Альберто Фуджимори. Он, в соответствии со своей экономической теорией, сумел убедить Фуджимори зарегистрировать нелегальную собственность 1,2 миллиона семей и вывести 380 тысяч ранее оперировавших на черном рынке фирм в формальный сектор экономики.

Реформы де Сото подорвали базу террористического движения “Блистающий Путь”. Де Сото добился того, чтобы правительство признало собственность и бизнес мелких фермеров, выращивавших коку. Террористы лишились сельской поддержки и были вытеснены в города, где их быстро находила полиция.

“Блистающий Путь” устроил громкие покушения на де Сото – его ранчо было взорвано, его автомобиль обстрелян из пулемета.

Главный тезис экономической доктрины де Сото формулируется следующим образом: Ни одна нация не может иметь сильной рыночной экономики без адекватного участия в информационной системе, регистрирующей права собственности и прочую экономическую информацию. Неописанная экономическая активность приводит к тому, что многие собственники юридически собственностью не владеют, что в свою очередь, делает для них трудным или невозможным получение кредита, продажу бизнеса или экспансию. Они не могут обратиться в случае бизнес-спора в суд, отсутствие информации о доходах не позволяет правительству собирать налоги и финансировать систему социального обеспечения. Де Сото пишет: “Существование такого гигантского исключения приводит к сосуществованию двух параллельных экономик, легальной и нелегальной. Элитное меньшинство наслаждается преимуществами, которые создает закон и глобализация, в то время как большинство предпринимателей завязло в нищете, в то время как их активы – во всем мире около 10 триллионов долларов чахнут мертвым капиталом в тени закона”. Для того, чтобы выжить и защитить свои активы, представители нелегальной экономики создают собственную систему правил, но эти местные соглашения полны недостатков, и принуждение к их исполнению –нетривиальная задача. Подобные правила, вместо того, чтобы решить проблемы, создают новые и негативно влияют на общество в целом.

После прочтения интервью с Де Сото я из любопытства решил заглянуть на сайт Института Свободы и Демократии. Результат был самым неожиданным:

Автор: "ПостСкриптум"

Комментарии 2