Среда обитания

Прокуратура на Ставрополье необычайно активизировалась в деле противодействия экстремизму

Наиболее заметны надзорные «надзорные» усилия в пополнении «Федерального списка экстремистских материалов», составляемого Минюстом РФ. За последние три года благодаря краевым прокурорам он пополнился на 12 пунктов. Правда, по этому количественному критерию они заметно «проигрывают» коллегам из соседних регионов.

Как это работает

В каждой районной прокуратуре, будь то Ставрополье или Омская область, обязательно существует сотрудник, ответственный за борьбу с экстремизмом. Одна из его задач — регулярно проводить «мониторинг» Интернета, выискивая потенциально вредные материалы. Правда, судя по тому, что вредоносных сайтов и блогов тысячи, а в «Федеральном списке экстремистских материалов» за шесть лет его существования появилось менее 1300 пунктов, трудятся прокуроры не шибко активно.

Объяснение простое: факт доказывания того, что некий материал (статья, песня, видеоролик) действительно является экстремистским, весьма сложен. Нужно привлекать специализированные экспертизы (в том числе проводимые криминалистическими центрами МВД либо ФСБ), а это и долго, и накладно для бюджета. Впрочем, учитывая «податливость» судов в подобных политических вопросах, сомневаться на благоприятный для прокуратуры исход подобных процессов не стоило бы.

Тем не менее, скорость пополнения «Федерального списка…» явно на порядок отстает от темпов наращивания ксенофобского бреда в обществе. Вот и выходят порой некие казусы. Скажем, в ноябре 2011 года Туркменский райсуд признал экстремистскими два номера исламского научно-популярного журнала «Халифат» аж за 1998 год (они были изъяты полицейскими во время обысков у местных исламистов). В журнале обнаружили тексты запрещенной «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир»).

Или вот в начале мая Ленинский районный суд Ставрополя по иску прокуратуры признал экстремистской статью московского публициста (лидера «Революционного контактного объединения») Бориса Стомахина «Свободным будешь ты, Кавказ!», которая появилась в интернете еще весной 2004 года.

От Перуна до Будды

За последние четыре года судами Ставрополья по искам прокуратуры признаны экстремистскими 12 материалов. И по этому показателю нас заметно опережают соседние регионы. Скажем, в Ростовской области в сентябре 2009 года областной суд вынес решения сразу по 37 изданиям (книги, брошюры и журналы), изъятым в местной религиозной организации Свидетелей Иеговы«Таганрог».

Сама община по иску прокурора была ликвидирована, а изъятые книги (изданные, кстати, в Нью-Йорке) пополнили список запрещенных книг. За последующие два года аналогичные судебные процессы над местными общинами иеговистов прошли в Горно-Алтайске, Кемерове и Краснодаре.

В Краснодарском крае благодаря местным прокурорам в числе экстремистов оказалась весьма разношерстная публика: помимо иеговистов это также представители китайской секты «Фалуньгун», неоязычники из «Духовно-родовой державы «Русь», неонацисты, национал-большевики и черт-те знает, кто еще. Кстати, за все шесть лет лишь один материал, признанный судом на Кубани экстремистским, принадлежал перу радикальных исламистов.

Зато только в январе нынешнего года краснодарская прокуратура смогла неплохо улучшить отчетность за счет некоего Олега Гончарова: на его страничке в соцсети «ВКонтакте» нашлось ровно десять видеороликов, признанных экстремистскими. Названия них были подобающие: «Вперед славяне», «Россия для Русских!» или «Русский очнись» (орфография сохранена).

С пулей в голове

При внимательном изучении «Федерального списка…» выясняется, что даже в каждой республике Северного Кавказа борьба с экстремистскими материалами имеет свою специфику. Скажем, в Дагестане судами за все эти годы было запрещено 42 материала, в числе которых такие «колоритные», как «Книга для муджахеда» под редакцией Шамиля Басаева или листовки, изданные от имени Раппани Халилова.

В Ингушетии прокуроры выявили 25 подобных фактов, причем в числе экстремистов оказались не только опасные исламисты, но также журналисты оппозиционных сайтов «Ингушетия.Ру» и «Ингушетия.Орг». В Кабардино-Балкарии список пополнили 24 пункта, среди которых немало интернет-материалов (в частности, целиком сайты «Джамаат Такбир» и «Исламдин. Объединенный вилайет Кабарды, Балкарии и Карачая» и отдельные публикации с них). Куда скромнее показатели других республик. Скажем, в Северной Осетии, Чечне и Карачаево-Черкесии было выявлено всего по два экстремистских материала, в Адыгее — четыре. Абсолютным же лидером в стране по количеству обнаруженных и запрещенных экстремистских призывов являются Москва, Санкт-Петербург и Башкирия.

Смешались в кучу монахи, педофилы…

Порой у прокуратуры Ставрополья в столь тонком вопросе бывают и «осечки». Много шуму наделала история, когда в октябре 2010 года прокуратура края записала в экстремисты пожилого коммуниста из Ставрополя Николая Поротова, написавшего статью в газету крайкома КПРФ «Родина» под названием «К вопросу об олигархах-евреях в постсоветской России, или о возникшем «засилье» властной «клептократии».

В общем, тут даже и содержание пересказывать не надо — из названия уже всё понятно. Признаться, материалы подобной тональности появляются на страницах «Родины» и других коммунистических издания регулярно, и прокуратура на это никак не реагирует. Почему вдруг взялись за Поротова, непонятно.

На Ставрополье экстремистскими признавались и порой весьма экзотичные печатные материалы. Например, в июле 2008 года Промышленный районный суд запретил сразу три книги — «Учебник психологии для русских патриотов», изданные в столичном «Всеславянском издательстве «Русская правда». Их автор — педофил Михаил Шерстнев, который в спецбольнице отбывал принудительное лечение. На его счету помимо «психологических» экзерсисов есть и беллетристика, да какая! «Этот загадочный город: Aleksinlove» с волнительным подзаголовком «Русский роман для взрослых», рассказывающий о похождениях некоего Олега, любителя школьниц лет двенадцати…

Или другой персонаж. В декабре 2008 года опять-таки Промышленным районным судом Ставрополя запрещена брошюра с колоритным названием «Жидовский спрут». Ее автор — некий «монах Афанасий» — личность, в среде ультраправых овеянная легендами: якобы, он пешком пришел из родного Владивостока к вратам Свято-Афонской обители, где ныне и послушничает, публикуя свои антисемитские статьи.

Книги Шерстнева, монаха Афанасия и еще нескольких подобных товарищей были изъяты во время обысков у местных праворадикальных активистов. Деятельное участие прокуратуры не осталось без внимания со стороны их «коллег»: и на ультраправых сайтах в Интернете появился целый цикл статей с компроматом на тогдашнего прокурора края Ивана Полуэктова. Значит, били «надзорники» действительно по болевой точке.

Автор: Антон Чаблин

Комментарии 3