Среда обитания

Месяц на выселение

О проблемах мусульман Великого Новгорода, которым де-юре и де-факто не позволяют иметь у себя в городе мечеть или хотя бы молельную комнату, известно уже не первый год. От безысходности мусульмане с последней надеждой решили обратиться за помощью к Рамзану Ахматовичу Кадырову.

Крик о помощи доносится с Великого Новгорода, и он адресован Главе Чеченской Республики и всем, кому небезразлична боль мусульман. На помощь Рамзана Кадырова в преддверии священного месяца Рамазан надеются все мусульмане Новгородской области. Корреспондент «Кавказской Политики» Майрбек Абуезидов съездил в Новгородскую область и на месте попытался узнать о боли мусульман. Он встретился с представителями различных национальностей, исповедующих религию ислам, и они рассказали ему о своей проблеме.

Рассказывает Аднан Дудаев, житель Великого Новгорода.

— Мы арендуем помещение уже больше двух лет. Люди сюда приезжают с разных уголков области, даже те, кто проездом проезжает. А вот теперь это помещение выкупил один предприниматель и дал срок нам съехать оттуда в ближайший месяц. В истории Великого Новгорода никогда не было, чтобы тут была мечеть или хотя бы какая-то комната для коллективной молитвы мусульман.

Но вот два с половиной года, с горем пополам, мы со всеми сложностями, которыми нам постоянно подсовывают, тут собираемся. Конечно, хотелось бы построить помещение, оно может называться пусть даже просто «комната для молитвы» или «дом для молитвы», или мечеть. Местной власти это не по душе. Представителям разных структур, некоторым общественным организациям — это не нравится. В принципе, такого прямого препятствия нет, но такие предположения есть. На протяжении более двух лет мы пытаемся зарегистрировать документы нашей мусульманской общины, но нам отказывают в этом. Юстиция не то чтобы отказывает, они отправляют Устав якобы на доработку. Хотя данный Устав привезен нами из Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга, мы лишь изменили в нем название области, в котором предполагается зарегистрировать общину. А здесь якобы находят в нем какие-то недоработки.

— Аднан, скажите, какое примерное количество людей собирается по пятницам?

— 100-150 человек собирается на пятничную молитву. Когда примерно 100 человек, мы еще помещаемся, но когда больше уже, не можем все вместиться.

— Что за помещение вы арендовали?

— Нами арендуется небольшое нежилое помещение, здание расположено в жилом массиве.

— Кто платит за аренду помещения?

— Людьми собирается садака, на эти деньги мы и арендуем помещение. Это делается добровольно. Конечно, хочется заметить, что состоятельные люди туда, к сожалению, почти не ходят, и вся тяжесть лежит на мусульман среднего достатка, с большими сложностями мы с этим справляемся.

— Бывало ли, что по истечению месячного срока у вас не набиралась должная сумма?

— К сожалению, и такое тоже бывало. Ведь бывает, что кто-то не пришел, кто-то на работе. Тогда имаму мечети приходится звонить и объяснять людям о том, что крайне необходима помощь людей.

— Имама вы выбрали из числа новгородских мусульман?

— Да, он из числа новгородцев. Имам — хафиз. Сколько мы его знаем — он порядочный, молодой человек, родом с Таджикистана.

— Нужна ли сегодня мечеть?

— Безусловно, нужна. Сейчас не советский период, когда закрыв мечети, люди прекращали получать религиозную информацию. Мечеть необходима с точки зрения религии, это даже не обсуждается. Имам очень доходчиво объясняет, что такое истинный Ислам, что в нем нет никакого экстремизма.

Ну и, конечно, как нужно жить в обществе, как нужно себя вести. Но если порассуждать, мечеть можно сравнить с больницей. Когда наш организм болен мы куда идем? В больницу. А когда душе плохо, то идем в мечеть. Там душа получает успокоение, духовное равновесие.

— А если сегодня мечеть закрыть, то куда люди пойдут за духовной жизнью, за религиозными знаниями?

— Сегодня молодежь, да порой уже и взрослое поколение, от безысходности становится заложником сомнительной информации, в том числе из интернета. Мечети нет, имама нет, людей нет, и человек остается один на один с подготовленным специалистом, который через интернет манипулирует и вербует круглые сутки. И из-за этого впоследствии случается все плохое…

- А почему они так легко попадаются на удочку?

— Для человека нужно создать «больницу духовную — мечеть», куда он смог бы каждую пятницу приходить, получить квалифицированную помощь и ответы на свои вопросы. Где ему живыми людьми объяснялось бы, что такое истинный Ислам. А в итоге это у него нет, он ушел в интернет, там-то он и стал «внештатным радикальным мусульманином».

Сейчас время говорит о том, что власти должны понять, что мечеть необходима, как место, которое людей будет оберегать от радикализма.

— Ходили разговоры, что в вашей молельной комнате по пятницам антитеррористический комитет устраивал облаву. Правда ли это?

— Это правда. Можно сказать и так. С представителями данного комитета были, в том числе, и сотрудники ГИБДД, так сказать сводная команда приехала. С той целью, что если по антитеррору ничего не будет, то хотя бы для оправдания себя и своего визита, сотрудники ГИБДД смогут найти у припаркованных автомобилей какие-нибудь просроченные талоны…

После меня пригласили в антитеррористический комитет на собеседование, где со мной разговаривал представитель комитета. Я им там объяснил, что в мечети проверять нечего и некого. Террористы встречаются и обсуждают свои идеи где-то на квартирах, а не в публичных местах.

И я им сказал, если они действительно убеждены в том, что там собираются люди негативные, мы им предложили установить видео камеры для наблюдения, поставить там участкового, своего инспектора в наши ряды, чтобы он стоял, смотрел, слушал и записывал все. Нам скрывать нечего, мы законопослушные граждане России. Тут проповедуется чистый традиционный ислам.

Ведь каждому дано правом верить в ту или иную религию. Мы выбрали эту. Есть христиане, они ходят в церковь, им никто не запрещает, и естественно нам тоже никто не вправе это запретить. Тут в городе есть организации и храмы всех мировых религий, но, увы, о мусульманах никто не позаботился.

Мы ходили, ходим и будем ходить в мечеть, будем молиться, будем строить. Я им это все заявил. Они не должны против себя нас настраивать. Если они не будут препятствовать нам, то люди будут помогать.

— В феврале 2011 года Вы выступали по новгородскому областному ТВ, тогда корреспондент затронул такой факт, что вами была организованна помощь ветеранам ВОВ?

— В этом городе сложилось так, что именно мусульмане в экономическом плане очень слабы. Здесь много молодежи, которая заканчивает вузы. Они желали бы остаться в Новгородской области, но не могут здесь трудоустроиться, т.е. их не берут на работу. В связи с этим большое количество мусульман безработных.

Кто-то как-то пытается всеми законными способами остаться наплаву. Но бывали случаи, когда к нам в молельную комнату обращались люди за помощью. Было такое, когда обратилась одна общественная организация, которая попросила денег на беседку ветеранам.

Конечно, все мы понимали, какое у нас тяжелое положение, но и также все понимали, что помочь нужно. Вносили кто сколько мог. Кто 100 рублей, кто 500, а кто и больше. В итоге собрали нужную сумму — это 30 тысяч рублей — наняли технику, привезли данную строительную конструкцию и разместили ее на территории дома для ветеранов.

Об этом нигде не писали, не говорили. Правильно Вы заметили, единственный раз корреспондент на ТВ об этом сказал, и тоже в такой же форме, заметив что об этом нигде не фиксировалось в СМИ. Честно признаться нам и не нужно, чтобы о наших положительных таких делах говорилось, ведь это делается ради Всевышнего Аллаха, а не для рекламы. Но задевает, когда СМИ повседневно говорят о грязной лжи, а положительные черты они оставляют в стороне.

— Какая Вам конкретно нужна помощь?

— Еще раз хочу заметить, что тут в Великом Новгороде остались люди малоимущие, среди которых мало кто трудоустроен. Люди перебиваются в основном случайными заработками. Здесь практически нет людей, которые обеспечены, у которых есть достаток, которые могли бы себе позволить оказать реальную помощь в строительстве мечети.

Мы здесь живем очень давно и конечно нам хочется иметь место, где мы могли бы собираться по пятницам для коллективной молитвы. Очень хотелось бы получить помощь. Хотя бы для начала, а со временем все сложится.

Зухайраев Сайд, житель деревни Уторгош.

— Каждую пятницу я и мои родственники приезжаем в Новгород для совершения молитвы. Попутным транспортом мы преодолеваем 100 км. Это обязанность каждого мусульманина, и из-за этого мы стремимся к этому. Но сейчас встает тупиковая ситуация, арендуемое помещение у нас забирают. Мы бессильны. И поэтому мы обращаемся к нашему Рамзану Ахматовичу Кадырову за помощью. Это наша последняя надежда.

— Проводятся ли у вас религиозные или иные мероприятия?

— Проводятся, чаще всего мовлид и зикр. Год назад с Республики Дагестан к нам приехали люди для обучения арабскому языку и исламским знаниям. Молодежь охотно посещала данные уроки.

Еще по воле Аллаха случается такое, когда смерть настигает мусульманина здесь. Мы естественно по всем религиозным нормам выполняем все предписанные указания и отправляем тело на его историческую землю, для захоронения.

— Аднан, вы писали письмо Главе ЧР с просьбой о помощи?

— Не писали, но мы намереваемся написать и обращение в письменной форме, и вот через СМИ просим о помощи в преддверие священного месяца Рамадан.

Автор: Майрбек Абуезидов

Комментарии 0