Политика

«Турецкий вариант медленного пути в Египте не пройдет»

Египет на распутье. Победа кандидата «Братьев-мусульман» в президентской гонке означает, что Мухаммаду Мурси предстоит проявить политическую волю и распустить Военный совет, монополизировавший власть в стране. Президент Центра стратегических «Россия-Исламский мир» Шамиль Султанов в интервью WordYou.Ru рассказывает о путях ближайшего развития ситуации.

- Каким путем пойдет Египет после избрания президентом кандидата от «Братьев-мусульман»?

- Если мы соглашаемся с тем, что в Египте происходит революция, значит, мы должны согласиться со следующим тезисом: вопросы революции не решаются путем голосования. Вот сейчас Мурси стал формальным президентом, но вопрос заключается в том, в какой степени он овладеет государственной машиной. Он станет полноценным президентом, когда он станет контролировать правительство, армию, спецслужбы, министерство внутренних дел, прежде всего силовые структуры.

Пока на этот вопрос очень тяжело ответить, потому что с 21 по 24 июня шел очень сложный процесс переговоров. Почему задержали объявление результатов выборов? Потому что якобы Верховный военный совет предъявил ультиматум: или Мурси согласится с роспуском парламента, или военные заявят, что победил Шафик. Так это или не так, станет известно в ближайшие несколько дней. Две ключевые силы в Египте сейчас – это армия и «Братство», и от того, как между ними будут выстраиваться отношения, можно будет что-либо прогнозировать.

Если Мурси проявит волю и распустит Верховный военный совет, если он заявит о том, что роспуск парламента нелегитимен, то это один вариант. Тогда можно будет говорить о том, что Египет идет по пути исламской революции. Но, если военный совет останется, если Мурси согласится на ограничение своих президентских полномочий, если он согласится на роспуск парламента и так далее, это будет означать что Мурси и «Братья-мусульмане» согласились на такой баланс сил, при котором главную роль играют военные. В этом случае генералы через некоторое время начнут наступление для того, чтобы полностью убрать с политической арены исламистов.

- А могут ли события в Египте развиваться по турецкому сценарию 20-летней давности, когда также правил Совет военных, но мусульмане постепенно вытесняли их из всех структур?

- Такой вариант в принципе возможен. Но есть определенные нюансы в египетской ситуации. Они, в частности, заключаются в том, что в Турции раскол между военными произошел уже после того, как Эрдоган пришел к власти. А среди военных [в Египте] и в Высшем военном совете раскол существует еще со времен Мубарака. Было даже несколько выступлений армии против свергнутого ныне режима. Так, в 1984 году армия выступила против президента, и он вынужден был задействовать три или четыре дивизии, чтобы подавить это восстание. И это, кстати, было связано с тем же фактором, что и в Турции, – исламизацией армии.

Египетская армия сейчас не едина. Там очень сильны исламские традиции и усиливаются исламские тенденции. Приведу такой пример: египетская армия среди всех армий мусульманского мира занимает второе место по количеству хафизов. Это, согласитесь, о чем-то говорит. Дело в том, что в армии есть генералы, которым от 70 и выше лет. Это чисто мубароковские люди, они, в основном светские люди, грубо говоря, атеисты. А есть те, которым от 60 до 70 лет. И среди них уровень исламистов гораздо выше. И чем моложе генералы и офицеры, тем исламские тенденции сильнее. Поэтому здесь прямых параллелей между Турцией и Египтом строить нельзя.

Что касается постепенности, то я хочу сказать, что в Египте, в отличие от Турции, более неспокойный период. Когда Эрдоган в 2002 году пришел к власти в Турции, там было спокойно, и он мог проводить свою политику постепенно. А в Египте сейчас ситуация, которая лучше всего характеризуется словами – «Кто кого». И у них как такового времени нет. Поэтому этот вопрос надо решать сейчас, а использовать турецкий вариант медленного пути, я думаю, не получится. Особенно на фоне приближающего очень серьезного экономического кризиса.

- Хватит ли «Братьям-мусульманам» организованности, чтобы противостоять военным?

- Я думаю, что хватит. Тут есть два момента.

Первый, почему я, кстати, говорю о политической воле – среди военных никто сейчас в Египте не пойдет на использование вооруженных сил. Никто не пойдет на убийство, потому что никто не захочет оказаться на месте Мубарака. Сильной фигуры, которая могла бы плюнуть на все и пойти на это – нет. Вот в Турции в 60-70-80 годы, когда военные там устраивали перевороты, такие генералы были.

Второй момент заключается в том, что у «Братьев-мусульман» в Египте очень сильна массовая поддержка, гораздо сильнее, чем та, что была у партии Эрдогана в 2002 году. И при желании они, конечно, могут вывести на улицы миллионы людей. Но все зависит от силы, убежденности, политической воли руководства «Братьев-мусульман»

- О чем все-таки договорились «Братья-мусульмане» с военными, когда Мухаммада Мурси объявили президентом?

- Надо понимать, что все эти переговоры шли на конфиденциальном уровне. Очевидно, что у «братьев» были контакты с определенными генералами, которые придерживаются происламских настроений. Но, судя по всему, на определенном этапе более сильные позиции заняла группировка Тантави. А к чему это приведет, повторяю, увидим в ближайшие 4-5 дней.

Комментарии 2