Политика

Египту ноги связали лампасами

После подсчета практически всех бюллетеней на более чем 13 тысячах участковых избирательных комиссиях кандидат в президенты Египта от движения «Братья-мусульмане», лидер Партии справедливости и свободы доктор и профессор Мухаммад Мурси набирает 51,8 процента, то есть 13,2 миллиона голосов египетских избирателей.
 

 

 

В первых в истории Египта свободных и демократических президентских выборах  во втором туре 16-17 июня всего приняли участие 25,5 миллиона человек.

Оппонент Мурси, последний премьер-министр, назначенный свергнутым в прошлом году президентом Хосни Мубараком, Ахмад Шафик получил поддержку 48 процентов избирателей.

Официально результаты президентских выборов будут оглашены в четверг 21 июня.  Но один драматический и бесспорный результат налицо: египетский социум практически раскололся надвое.

В своем первом выступлении после победы Мурси заявил, что его цель как президента «обеспечить стабильность, любовь и братский дух солидарности для всего египетского гражданского, национального, демократического, конституционного и современного государства».  Мурси поклялся всем египтянам, «мужчинам, женщинам, матерям, сестрам… всем политическим группам, мусульманам, христианам», что будет слугой для всего египетского общества… «Мы не собираемся мстить или сводить счеты. Мы все братья внутри этой нации. Египет принадлежит нам совместно, мы все равны в правах и обязанностям».

В рамках возможного и наиболее благоприятного сценария для «Братьев-мусульман» Мухаммад Мурси может стать первым представителем исламских сил, который свободно и демократично избран президентом  в арабском мире после начала  «арабской весны». В Тунисе мусульманская  партия «Ан-Нахда» выиграла выборы в национальную ассамблею и возглавляет коалиционное правительство, но главой государства там стал представитель левых сил.  В Ливии исламские силы занимают очень сильные позиции, но ситуация в высшем ливийском руководстве по-прежнему остается крайне неопределенной. Исламские силы стали частью коалиционного правительства в Йемене, но при нынешнем президенте, который был заместителем бывшего главы государства Али Абдаллы Салиха.

Египет годен к строевой?

 

Однако на сегодняшний день гораздо более вероятен другой сценарий, при котором египетский генералитет просто не отдаст власть Мурси и мусульманским силам страны любыми возможными способами, в том числе и организовав военный переворот.

Более того, реализация этого «другого сценария» фактически уже началась. Цель заключается в том, чтобы контроль над государственной властью в Египте на неопределенный период остался в руках Высшего совета вооруженных сил (ВСВС). Этот совет объединяет всех ключевых генералов страны во главе с маршалом Хусейном Тантави, который на протяжении 20 лет был министром обороны при Хосни Мубараке.

С осени прошлого года ВСВС постепенно, но неуклонно стал усиливать свое военно-политическое влияние в стране.  Особенно это стало явственным в последние недели.

Еще накануне президентских выборов военная хунта фактически ввела в действие чрезвычайный закон, который дает право военной полиции и спецслужбам производить массовые аресты только по подозрению в совершении преступлений, в том числе и таких второстепенных как нарушения правил дорожного движения. И это в условиях, когда формально чрезвычайное положение в Египте было отменено.

Высший конституционный суд, фактически полностью контролируемый генералитетом,  признал незаконным избрание трети депутатов Народного собрания (парламента), проходивших по одномандатным округам, поскольку якобы при этом «не были соблюдены права независимых кандидатов». Почти сразу после этого парламент был распущен, проход депутатам в здание Народного собрания был запрещен, а само здание окружено войсками.

А буквально через несколько минут после закрытия избирательных участков 17 июня Высший совет вооруженных сил выступил с заявлением о начале подготовки временной конституции. Для этого сами генералы выберут сто человек, которые под их руководством и будут готовить Основной закон. Уже известно, что в этой временной конституции появится новая глава, которая будет гарантировать сохранение основных полномочий египетского генералитета в сфере обороны и национальной безопасности.

Естественно, пока временный Основной закон не будет одобрен, выборы в парламент не состоятся. Последнее слово при окончательной подготовке такой конституции будет принадлежать Верховному конституционному суду, который полностью состоит из назначенцев мубараковского периода.

Пока такая временная конституция будет готовиться (теоретически это может занять годы) ВСВС будет издавать законы и законодательные акты, то есть сам себя превращает в высший законодательный орган, и более того, сам же будет контролировать бюджет, то есть становится и главной исполнительной властью. В данной схеме Президент превращается в предельно номинальную фигуру, который сможет назначать правительство, послов и т.д., но не сможет влиять на решения ВСВС.

Целый ряд специалистов, даже на Западе, уже охарактеризовали все эти шаги как практическую реализацию плана «ползучего военного переворота».

Руководство «Братьев-мусульман» уже заявило, что Движение не признает роспуска парламента, не признает права военных на подготовку временной конституции и осуждает попытки генералитета незаконно узурпировать власть.

Ситуация в стране на глазах резко обостряется. В ближайшие дни ВСВС наверняка использует обращение избирательного штаба Шафика по поводу якобы нарушений в ходе второго тура голосования и попытается вообще отменить итоговые результаты второго тура. А затем назначить новый раунд президентских выборов, но уже в соответствии с новой временной конституцией.

С одной стороны, ситуация начинает напоминать достаточно пошлый политический фарс: «Мубарака скинули, но мубараковский режим стал сильнее». С другой стороны, если исходить из того, что в Египте происходит развертывание классической революционной спирали, мы вновь видим как неизбежно формируется ситуация «кто-кого».

История учит, что в таких ситуациях обычно побеждает та сторона, которая обладает большей политической волей.

Дойдет ли дело до широкомасштабных прямых вооруженных столкновений? Вряд ли.  Никто из нынешних генералов, памятуя о судьбе Мубарака, не посмеет отдать приказ о массовых расстрелах.  Но в любом случае наиболее критической ситуация станет именно 21-22 июня.

Кроме того, есть еще два коварных обстоятельства, которые на Востоке могут сыграть крайне важную роль.

Высший совет вооруженных сил не един. Он состоит, по крайней мере, из двух явственных частей: генералы мубараковского призыва, чей возраст перевалил за 70 лет и вторая группа генералов в возрасте от 60 до 70 лет. И между этими группами есть достаточно много существенных различий и идеологического, и религиозного, и социального порядка. Вполне возможно, что более молодые генералы попытаются спровоцировать своих старших сотоварищей на какие-то авантюры, чтобы разом избавиться от военных геронтократов.

Но и внутри руководства «Братьев» нет абсолютного единства по поводу того, кем является офицерский корпус в отношении дальнейшего хода революции – врагами, попутчиками или потенциальными союзниками. Конфиденциально известно только, что определенная часть ВСВС интенсивно контактирует с частью руководства «Ихванов».

Кто здесь кого переиграет по канонам циничной политической игры, мы узнаем очень скоро. В любом случае  объективный ход арабской исламской революции необратим. В Египте уже очень многое поставлено на карту, поэтому ожидать какой-то чудесной стабилизации и успокоения просто наивно. Революции не зависят от конкретных личностей. Скорее, революции просто используют этих конкретных людей.

Автор: Шамиль Султанов, президент Центра стратегических исследований «Россия-Исламский мир»

Комментарии 1