События

Генеральское сражение

Реальную власть в Египте захватила военная хунта

В Египте состоялся второй тур президентских выборов, победителем которого "Братья-мусульмане" объявили своего кандидата Мохамед Мурси. Но даже если его лидерство сохранится, а кандидат от генералитета Ахмед Шафик признает свое поражение, реальным президентом Египта станет Высший военный совет страны.

Политическую ситуацию в Египте в последние недели можно охарактеризовать одним словом: хаос. Одновременно там развивались сразу несколько удивительных процессов, каждый из которых тянет на серьезный политический кризис. Вместе же они создали довольно запутанную ситуацию.

Итак. Создание комиссии по разработке новой конституции страны забуксовало из-за неспособности парламентариев договориться о том, кто и в каких пропорциях будет в ней заседать. Сам парламент сначала оказался перед угрозой роспуска, затем был объявлен нелегитимным, а в конце концов распущен. Разгоняли депутатов две организации, которые не имели на то достаточных полномочий - Конституционный суд и Высший военный совет. И вся эта чехарда происходила на фоне президентской избирательной кампании, во время которой кандидаты с невиданным доселе энтузиазмом обливали друг друга помоями.

Полицейское оцепление у здания конституционного суда в Каире. Фото Reuters
Полицейское оцепление у здания конституционного суда в Каире. Фото Reuters

Вишенкой на этом торте из паралича власти, действий сомнительной легитимности и фонтанирующей грязи стал ряд решений Высшего военного совета: они наделили армию правом арестовывать и держать за решеткой людей без санкции суда, создали собственную комиссию по написанию конституции, а также ввели в действие свод "переходных" конституционных законов, сохраняющих за ними реальную власть в стране. В частности, генералы взялись писать законы, формировать бюджет, объявлять войну и получили иммунитет от любого преследования.

Итогом впечатляюще бурной политической активности последних дней явилась следующая ситуация: парламент разогнан, но не признает своего роспуска, президент (кто бы ни победил на выборах) становится демократическим фиговым листком, прикрывающим самую настоящую военную диктатуру, а народ ошарашенно взирает на происходящее, понимая лишь, что в стране происходит что-то неладное.

Пикантности нынешнему положению добавляет позиция "Братьев-мусульман" - самой организованной и популярной политической силы Египта. Получив большинство мест в парламенте и практически победив на выборах президента, "Братья" оказались оттерты от власти военными, причем в довольно беспардонной форме: депутатов генералы просто разогнали, а из президента сделали декоративную фигуру. Исламисты, теряя одно свое достижение за другим, постепенно начинают испытывать чувство легкой ярости. Их эмоции можно понять: идя на выборы, они ожидали совсем иного исхода.

Пока негодование "Братьев-мусульман" принимает лишь вербальную форму: в своих изданиях, блогах и выступлениях они на чем свет стоит поносят генералов, заявляя о незаконности всех последних решений Высшего военного совета. Однако жаловаться исламистам особо некуда, так как местный Конституционный суд полностью на стороне военных.

В результате в Египте складывается потенциально взрывоопасная ситуация, из которой сейчас видно три выхода. Во-первых, президент (им, по-видимому, станет исламист Мохамед Мурси), опираясь на поддержку большинства населения, вступит в долгую и изнуряющую политическую борьбу за реальную власть с генералами. Во-вторых, исламисты и значительная часть либерально настроенной публики могут попытаться поднять второй Тахрир - на этот раз уже против военной хунты. (На эту тему уже пошли активные спекуляции в прессе.) Совсем худо будет, если события начнут развиваться по третьему, условно говоря, "алжирскому" варианту.

Сторонники "Братьев-мусульман" на площади Тахрир. Фото Reuters
Сторонники "Братьев-мусульман" на площади Тахрир. Фото Reuters

В 1991 году алжирские военные не признали победы местных исламистов на демократических выборах, разогнали только что избранный парламент и начали гонения на своих оппонентов. В результате разразилась восьмилетняя гражданская война, жертвами которой стали свыше ста тысяч человек. Сейчас Египту до этого еще далеко, но ситуация приобретает все больше пугающего сходства с алжирской: действующие лица и сами действия этих лиц все те же.

В принципе, не исключена возможность примирения исламистов и военных, заключения между ними какого-то соглашения о разделе власти. Однако тут есть серьезное препятствие: два медведя в одной берлоге долго мирно жить не могут, о чем, кстати, свидетельствуют воинственные заявления обеих сторон.

По какому из путей будут развиваться события, во многом зависит от первых действий нового президента. Высший военный совет сделал свой ход (точнее сразу несколько ходов), теперь надо подождать, чем на это ответят исламисты. Церемония формальной передачи власти от Высшего военного совета новому главе государства пройдет уже в конце июня.

Стоит, кстати, отметить, как на происходящие в Египте события реагируют в мире, и в первую очередь - на Западе. Если совсем коротко, то не реагируют никак. Ни фактический военный переворот, ни роспуск демократически избранного парламента никаких бурных протестов в Вашингтоне или Брюсселе не вызвал. Таким образом Запад дал молчаливое согласие на возвращение Египта под власть военных. С генералами - Хосни Мубараком, Анваром Садатом, Гамалем Абдель Насером и сейчас - Хусейном Тантави - США, Израиль и Европа худо-бедно научились договариваться. А вот как строить диалог с малопонятными исламистами - вопрос до сих пор открытый.

Вообще, вся эта история должна послужить уроком революционерам в других странах: передача власти от диктатора его закадычным друзьям - это победа не революции, а контрреволюции. В египетском случае - военной.

Автор: Яковина Иван, "Лента.Ру"

Комментарии 0