Их нравы

Разводка на троих

Чаплин выступил с очередной программной статьей, которую можно рассматривать как своего рода манифест консервативной политической системы.

Желающие сами могут прочитать весь текст, здесь приведем лишь основную смысловую выжимку:

"Похоже, у нас есть только три реальных "партии" - православных, мусульман и неверующих. И именно они будут определять будущее российской политики (малые группы, а также перебежчики из одной "партии" в другую, все равно войдут в орбиту в одной из них). У первых двух - немало активных членов и во многом общие нравственные и социальные ценности. У третьей - много денег, шоу-бизнес, возрастная часть бюрократической, экспертной и медийной элиты, некоторое количество зависимой от этих элит молодежи. Все три будут вести борьбу не только за десятки миллионов пока "не определившихся" граждан, но и за общественное устройство. При этом предлагая не совпадающие друг с другом модели устройства семьи, локального социума, закона, общества, государства.

Впрочем, ни одна из них не уничтожит и не вытеснит из страны другие. И значит, нам нужно вместе гармонизировать наши ценности и социальные модели, в том числе думая о том, как сделать правовое и общественное устройство максимально приемлемым для каждой из трех "партий". И значит - есть возможность систематизировать дискуссию и провести разумные реформы, которые всегда лучше, чем противостояние и вражда
".

Как к этому нужно относиться, в частности, нам, российским, русским мусульманам?


Надо разделить тут две составляющие: теоретическую и практическую.

Начнем с последней. Очевидно, реверансы Чаплина в сторону мусульман, включая поддержку экстравагантно поданной идеи с шариатским судом, идут не от хорошей жизни.

МП РПЦ сейчас попала под мощный каток, то ли либеральной мафии, то ли секуляристов-государственников в Администрации Президента, которые действуют ее руками, и отчаянно нуждается в союзниках. Атака идет очень мощная, в глазах активного и образованного русского общества (РОГ) МП РПЦ теряет свои позиции стремительно, а посему хватается за последнюю соломинку, коей им представляются в том числе и мусульмане.

К этому мы еще вернемся, а теперь о теоретической составляющей. Задумка Чаплина понятна: в рамках секуляристской парадигмы либералы раскатают оставшуюся с ними один на один МП РПЦ рано или поздно и ничто им не помешает.

А вот если конституировать мусульманскую субъектность, в том или ином виде воспроизведя систему мультиобщинных стран (Индия, Ливан и т.д.), то к православной общине и, следовательно, партии неизбежно отойдут все те, кто не захотят пойти к мусульманам, а это пока все таки большинство. А маргиналов, которые не смогут или не захотят примкнуть ни к тем, ни к другим, так уж и быть, можно будет загнать в рамки терпимого - но не бесконечно - секуляристского меньшинства.

Так как же относиться к этой модели и этим сигналам-предложениям?

Для нас, традиционалистов-мусульман, в теории это очень хорошо.

Могу сказать, что когда я еще относился к Суркову не как к политтехнологу-разводчику, а серьезно, как к архитектору Новой России, я наряду со многими другими пытался наполнить его изобретение "суверенной демократии" внятным идеологическим содержанием.

И когда предпринималась попытка создания серьезного Исламского движения России как субъекта конкордата с государством с исламской стороны я подготовил для него проекты программных документов, декларирующих ровно эту идеологию: России не нужна фальшивая либеральная плутократия с партийным кавардаком, а вместо этого нужен симбиоз ответственной авторитарной власти с развитым и структурированным консервативным гражданским обществом, субъектами которого выступают религиозные и этнические общины, местные сообщества, социальные союзы и объединения.

Мои читатели, однако, прекрасно знают, что никакого Исламского движения России как партнера по договору с властью не получилось по одной простой причине: этой власти не нужны партнеры, не нужны сложные союзы, ей нужны только марионетки, согласные играть отведенные им роли в "суверенно-демократической" буффонаде.

Больше того, все последующие годы власть неизменно наращивала давление и репрессии против исламской общинной самоорганизации и активности, начав с прошлого года травить уже даже официозные структуры вроде Совета Муфтиев России, позволяющие себе минимальную независимость.

Nota bene: это давление на мусульман осуществлялось и наращивалось в огромной мере именно благодаря подстегиванию и подстрекательству МП РПЦ, ее нового руководства, избравшего путь на клерикализацию государства. И вот это подводит нас к ответу на вопрос об отношении к инициативам Чаплина с другой стороны.

А именно: мы могли бы поддержать консервативный проект РПЦ и выступить единым фронтом против откровенных безбожников, если бы не одно "но" - мы им не верим.

Сегодня они объективно слабы и нуждаются в нашей поддержке против либерального лобби, в результате чего нас же еще, как это произошло с Хасавовым, выставят как "плохого следователя", а сами будут играть роль "хорошего": мол, не хотите, чтобы пришли эти, терпите нас.

Но как только угроза либерального наступления отступит или его удастся перенаправить на нас, как они попытались это сделать в истории с Хасавовым, они, будьте уверены, примутся душить нас с удвоенной силой, но тогда уже будут делать это при поддержке или непротиводействии либералов.

Конечно, либералы и сегодня нам, мусульманам, не друзья и не защитники. Однако их наиболее адекватная, оппозиционная часть объективно стоит на пути гегемонизма РПЦ в том, что касается государственной клерикализации или репрессий против инакомыслящих и инаковерующих, к числу которых относимся мы.

Потому что этот момент мы должны осознать предельно трезво: Ислам и мусульмане в России де-факто не являются ни "традиционной религией", ни "общиной-партнером" "православного большинства". По той простой причине, что вошедшим во вкус клерикалам с чекистской закваской не нужны ни партнеры, ни конкуренты - им нужна полная и безраздельная гегемония, максимум, с символическим, бутафорским присутствием туземных марионеток вроде "муфтиев-коллаборационистов", целующих руки патриарху Кириллу или отстаивающих пасхальные службы в церквях.

Так было и так будет, потому что такова природа этой, созданной Сталиным в 1943 году корпорации. Поэтому нельзя дать себя обмануть - за союзнической риторикой Чаплина остаются все те же люди, которые ведут целенаправленную политику по искоренению "агарянства" и "басурман" на Руси, наряду со всякими "латинянами", "баптистами" и прочими "сектантами".

Веры этим людям нет - ни тем, что сидят в Кремле, ни тем, что сидят в Чистом переулке.

Поэтому сегодня мы объективно заинтересованы в ослаблении в первую очередь их, а именно государственно-репрессивной машины, беспредел которой не позволяет оформиться в России зачаточной мусульманской субъектности. И все, что будет способствовать ослаблению этой машины и реальной либерализации общественно-политического климата в стране, в наших интересах.

Это делают либералы? Пусть делают. Понятно, что либералы нам не друзья, да. Но не в большей степени, чем нынешняя власть и РПЦ. Поэтому если мы допускали и допускаем возможность договариваться с властью, почему нельзя тактически договариваться с либералами, особенно если власть доказала, что она-то уж точно ни с кем договариваться не будет?

Но прежде любых договоров нужно понять одно, то, о чем мы говорим уже много лет: для успеха любых договоров у них должен быть субъект с обеих сторон.

Исламское сообщество России таким субъектом пока не является, это объект в чистом виде.

Следовательно, нужно работать над этим в первую очередь и над устранением всего, что этому препятствует. И только потом можно будет всерьез взвешивать плюсы и минусы тех или иных стратегических союзов.

Автор: Харун Сидоров

Комментарии 5