Среда обитания

Ливии больше не грозит 37-й

Подготовка к парламентским выборы в Ливии, намеченным на 19 июня, сопровождается бурными общественными дискуссиями вокруг свободы слова в стране. Новые власти еще в мае ввели закон о СМИ (под номером 37), сильно смахивающий на юридические установки диктаторского режима Каддафи. Но в четверг ливийский Верховный суд под напором правозащитников и журналистов его отменил. Следом, возможно, встанет вопрос о конституционности еще одного нового закона, запрещающего судебное преследование «героев революции».
 

«От имени народа, суд признал неконституционным закон номер 37″, – заявили представители высшей юридической инстанции Ливии.

Авторы закона «номер 37» заявляли, что его положения «должны ликвидировать внутренние противоречия в стране». Столь радикальные революционные формулировки, как и юридическая размытость положений о длительных тюремных сроках (до 15 лет) за «оскорбление революции», «ослабление морального духа» и «пропаганду идей Каддафи», побудили ливийских правозащитников (которые в прошлом году сами активно участвовали в свержении режима Джамахирии), подать апелляцию в суд против этой законодательной инициативы Переходного национального совета.

Одновременно эксперты по Ливии Совета по правам человека ООН поддержали протестную кампанию на международном уровне.

В апелляции правозащитников говорилось, в частности, о том, что в «законе номер 37» копируются юридические установки, использовавшиеся для подавления политических свобод при прежнем режиме.

Свобода без гарантий

Как отмечает телеканал «Аль-Джазира», властям «новой Ливии» весьма трудно соблюсти баланс между соблюдением порядка и стремлением граждан страны к свободе. Новые национальные СМИ формировались очень быстро, при полном отсутствии механизмов их правовой защиты.

Директор образовательной программы Государственного центра по поддержке СМИ Халед Гулям заявил на одном из своих семинаров, посвященных освещению в прессе предстоящих выборов, что «ливийские журналисты испытывают в настоящее время больше свободы, чем когда-либо прежде, но нет никаких гарантий, что так будет продолжаться и впредь». «Тем более, что у нас нет Конституции, и в целом ситуация не очень-то обнадеживающая », – сетует доктор Гулям.

В прошлом месяце десятки журналистов собрались в штаб-квартире ПНС и потребовали, чтобы законопроект о СМИ, который власти обещали разработать еще в декабре, был, наконец, составлен и подписан. В ответ они и получили «закон номер 37».

Бывший сотрудник гостелевидения Сафван Абу Саад стал одним из инициаторов общественных протестов, направленных против подобной «революционной цензуры». На его коллег произвела впечатление ярость, с которой он публично атаковал Абдуразага аль-Аради, члена комитета по СМИ в Переходном национальном совете. Саад прямо заявил чиновнику, что «этот закон приведет к катастрофе».

Аль-Аради не оставалось ничего иного, кроме как констатировать, что, будучи членом ПНС, он не считает, решение переходного правительства правильным.

Затем Сафван Абу Саад заявил то же самое заместителю министра культуры Атие Лавгали, считающемуся главным ответственным в ПНС «за взаимодействие с гражданским обществом». Его реакция была аналогичной. Более того, замминистра заметил, что он расценил закон номер 37 как неудачную шутку. А затем уже всерьез добавил: «Кому нужен такой закон? Каддафи мертв, так зачем с ним бороться? Подобные законы говорят о нашей слабости».

На очереди – 38-й

После отмены «закона номер 37» было бы логичным ожидать и пересмотр последовавшего за ним правового нововведения под номером 38, говорят представители ливийские и зарубежные правозащитники. Эта юридическая норма освобождает от любых форм уголовной ответственности повстанцев, боровшихся «во благо революции» и «против режима Муаммара Каддафи».

В соответствии с новым законом ливийские власти потребовали от Международного уголовного суда (МУС) в Гааге отказаться от расследования дел победивших полевых командиров. Как уже сообщал WordYou, инспекторы ООН и прокуроры МУС инкриминируют ряду представителей ливийской революционной вольницы жестокое обращение и расправы с пленными, а также пытки и убийства заключенных.

«Совбез ООН должен ясно дать понять ливийским властям, что МУС – это не правосудие победителей. Он будет расследовать все преступления, в том числе и совершенные после падения режима Каддафи» – заявил в ответ директор международной правозащитной организации Human Rights Watch Ричард Дикер.

«Вольный Зинтан» против Гааги

Затем в этот спор вмешались сами полевые командиры и их бойцы из бригады «Абу Бакр Сиддин», базирующейся в Зинтане (городе на северо-западе Ливии, бывшем одним из очагов сопротивления режиму Джамахирии). Сначала они арестовали австралийскую сотрудницу МУС Мелинду Тейлор, затем переводчицу из Ливана Хелен Асаф. Их обвинили в попытке передать сыну Каддафи Сейф аль-Исламу, находящемуся в местной тюрьме, «подозрительные документы».

К находившимся в одной группе с ними представителю России (бывшему послу РФ в Нидерландах Александру Ходакову) и сотруднику МУС из Испании поначалу претензий не было. Россиянина и испанца задержали, когда они отказались покидать Зинтан без своих коллег. В итоге все четверо оказались под арестом. По непроверенным данным, их содержат в местной больнице.

Российский МИД настаивает на том, чтобы переходное правительство Ливии приложило все усилия для освобождения сотрудников МУС.  Вопрос, однако, заключается в том, насколько официальный Триполи способен контролировать «вольный Зинтан». Кроме того, ситуация осложняется тем,  что Международный уголовный суд добивается выдачи Сейфа аль-Ислама Каддафи,  обвиняемого в преступлениях против человечности, а ливийские власти хотят судить его на родине.

Комментарии 0