События

Скандальная спецоперация в Махачкале

Очередная спецоперация, проведенная силовиками 18 мая в Махачкале, закончилась скандалом. В ходе КТО был убит предполагаемый член незаконного вооруженного формирования и задержан его знакомый. Позже родственники задержанного устроили акцию протеста у здания Кировского отдела полиции, которая завершилась массовыми беспорядками и избиением журналистки.

О том, что в Махачкале по улице Юбилейная, 1«б», проводится спецоперация, первой журналистам сообщила Зарина Мансур, которая находилась в блокированном доме: «Я хотела выйти из квартиры, чтобы погулять с ребенком, но оказалось, что дом заблокирован БТР с расчехленными пулеметами и вооруженными людьми в камуфляжной форме».

В последующем стало известно, что в доме находятся сын Зарины — 19-летний Махмуд Мансур, его жена Анжела Далгатова, друг семьи Абдурахман Магомедов с женой Фатимой Нурмагомедовой и двое малолетних детей. Правоохранителей интересовал Махмуд Мансур, который, по их данным, с декабря прошлого года находился на нелегальном положении, а накануне был направлен в Махачкалу для поддержки террористической деятельности местной бандгруппы. По первоначальной информации, силовики требовали, чтобы к ним вышел Махмуд Мансур, но потом что-то в планах изменилось, поэтому всем жильцам дома строго приказали не подходить к двери, обещая в противном случае открыть огонь на поражение. Тем временем к месту проведения спецоперации подтянулись родственники, знакомые и журналисты, среди которых прошел слух, что готовится массовый расстрел. К вечеру собралось более 500 человек, по телефону из блокированного дома сообщалось, что все готовы выйти, но с ними никто не хочет разговаривать.

Директор проекта по Северному Кавказу Международной кризисной группы и член совета Правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская сообщила детали инцидента: «Заблокированные рассказали, что с ними связывался «русский человек, представившийся офицером ФСБ». Ни имени, ни фамилии своей он не назвал, но сообщил, что руководит спецоперацией и слушаться нужно именно его, только он может дать им гарантии безопасности. Сотрудник заявил, что пока не разрешает никому выйти из дома».

Среди собравшихся также ходили слухи, что этот же офицер проигнорировал и просьбы отдельных руководителей Дагестана. Как пояснили в правоохранительных органах, во избежание непредвиденных инцидентов было решено отложить до утра выход людей. Силовики опасались, что Мансур может предпринять попытку прорыва из окружения и тогда потерь среди сотрудников не избежать. Скоро приехал сотрудник комиссии по адаптации боевиков к мирной жизни Шамиль Мутаев, но и он не сумел пройти сквозь двойное кольцо оцепления.

Раздражение в толпе росло, собравшиеся заблокировали расположенный рядом проспект Акушинского.

Трассу на более отдаленном расстоянии заблокировали и полицейские. Создалась любопытная обстановка: проспект вроде бы был заблокирован, но желающим ехать дальше полицейские рекомендовали использовать обходные дороги. Тем временем собравшиеся приняли решение остаться на месте до утра, принесли напитки и еду.

Утром по одному из дома вышли женщины с детьми и Абдурахман Магомедов. Жена блокированного сообщила, что у Махмуда автомат и пистолет и он хочет выйти, но гарантировать, что он не окажет сопротивления, она не может. У каждого из них сотрудники интересовались, намерен ли выйти Мансур. Женщины выразили сомнение, что парень сдастся, а вот его друг четко заявил, что «Махмуд выходить не намерен и хочет дать бой».

К переговорному процессу подключился и Мутаев. В телефонном разговоре он неоднократно спрашивал у молодого человека, готов ли он сдаться, в ответ Мансур сначала поинтересовался, насколько близко расположены силы правоохранительных органов, а затем отказался выходить. Затем в переговоры вступил сотрудник ФСБ:

— Чего вы хотите?

Махмуд Мансур: — Завершить поскорей то, что началось со вчерашнего дня.

Сотрудник ФСБ: — Каким образом?

М.М.: — Быть расстрелянным во дворе или где-нибудь.

С. ФСБ: — В дальнейшем с вами будут общаться правозащитники.

М.М.: — Мне не о чем с ними общаться.

После неоднократного отказа блокированного выходить из дома, по словам представителя правоохранительных органов, Мансур бросил в сторону силовиков гранату, в результате чего один боец получил ранения. Правоохранители начали штурм дома, в ходе которого блокированный был убит.

После окончания спецоперации собравшиеся стали расходиться. Представлялось, что все завершилось, но уже к обеду поступила информация, что задержанного Абдурахмана Магомедова избивают в здании ОВД Кировского района Махачкалы. У здания РОВД собралось более 100 человек, которые требовали освободить Магомедова. Сюда же стали подходить и журналисты. Ситуация стала накаляться. Неожиданно митингующие беспричинно набросились на журналистку (по просьбе пострадавшей мы не станем называть ее имени), которая производила видеосъемку. Корреспондент попыталась объяснить, что она всего лишь представитель СМИ, но никто в толпе не стал ее слушать, девушку стали избивать, сломали ей камеру, штатив и ноутбук. На подмогу пришли сотрудники полиции, которые буквально вырвали журналиста из рук разъяренной толпы. По словам пострадавшей, только благодаря им она осталось жива. Чем было вызвано подобное поведение митингующих, сказать сложно, до сих пор не было ни одного случая, когда митингующие выступали бы против съемки и накидывались на представителя СМИ с кулаками. Как правило, вести съемку запрещали сотрудники правоохранительных органов. Теперь, похоже, ситуация кардинально поменялась…

Полицейские и собравшиеся стали разговаривать на повышенных тонах, были задержаны несколько человек, но потом их отпустили. В один момент разгорелась потасовка, раздались крики, никто не знал, что произошло, в сторону полицейских полетели камни, кирпичи, пластиковые бутылки. К месту были стянуты дополнительные силы, прибывшие наряды стали оттеснять всех за пределы территории ОВД, дело дошло и до предупредительных автоматных очередей в воздух. В результате массовых беспорядков были арестованы 10 человек, причем в большинстве случаев ими оказались люди, которые старались разъединить противоборствующие стороны.

Уже к обеду 21 мая всех арестованных повезли в Кировский районный суд, где мировой судья судебного участка №3 Елена Даудова вынесла всем вердикты: 3—5 суток за мелкое хулиганство. В среднем судебные слушания длились несколько минут. Судья сочла доводы полицейских в форме рапортов и протоколов об административных нарушениях более обоснованными, чем утверждения задержанных о собственной невиновности. Но ставить точку в истории вряд ли стоит, так как известно, что возбуждено уголовное дело по факту нападения на полицейский участок со всеми вытекающими отсюда судебными последствиями.

Автор: Арсен Арсланов, Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 4